«Эти убийства могут подтолкнуть маховик ненависти». Павел Шеремет о гибели политиков и журналистов в Украине.

Архивное видео
Здесь и сейчас
17 апреля 2015
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Дмитрий Казнин
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

В Киеве продолжается расследование череды громких убийств, которые произошли в Украине за последние дни. Только за два последних дня были убиты трое политиков и журналистов.

В четверг был застрелен бывший депутат от «Партии Регионов» Олег Калашников, а также журналисты Сергей Сухобок и Олесь Бузина.

По крайней мере в одном случае правоохранительные органы утверждают, что подозреваемые задержаны — это убийство Сухобока, которые, по словам милиционеров, был убит в результате бытового конфликта с соседями.

Что касается Калашникова и Бузины, то появилась информация, что ответственность за их смерть взяла на себя, запрещенная в России, организация «Украинская повстанческая армия», которая прислала электронное письмо политику Владимиру Фесенко, в котором сообщаются подробности убийства, калибр оружия и прочее, а убитые обвиняются в пророссийской и антиукраинской позиции.

Верховный суд РФ в ноябре 2014 года включил в список экстремистских организаций «Украинскую повстанческую армию» (УПА). «Украинская повстанческая армия» была сформирована в октябре 1942 года как боевое крыло «Организации украинских националистов» (ОУН), ее целью провозглашалась борьба за независимость Украины. Ликвидирована данная организация была в 1954 году.

В то же время, лидер «Блока Петра Порошенко» Юрий Луценко считает, что резонансные убийства в Киеве «стреляют по имиджу Украины, и их можно рассматривать, как сакральные жертвы Кремля».

О том, как продвигается расследование, и как отреагировали на громкие убийства в Украине, Дождю из Киева рассказал журналист, обозреватель «Украинской правды» и «Огонька» Павел Шеремет. 

Казнин: Как воспринимают в обществе произошедшее убийство? Кого обвиняет молва?

Шеремет: В принципе, в Киеве не то чтобы шокированы, но серьезно расстроены этими убийствами. Особенно убийством Бузины и Калашникова. Эта история с журналистом сайта «Обком» уже понятна — это бытовое убийство. Его убили те люди, с которыми он вместе выпивал. Это убийство уже не причисляют к каким-то политическим убийствам, а рассматривают исключительно бытовую версию. Хотя, конечно, жалко, что человек погиб — мог жить и работать.

Что касается Бузины и Калашникова, то вопросов пока больше, чем ответов. Две основные версии. Первая версия — что эти убийства выгодны России, и они совершены какими-то пророссийскими провокаторами, возможно, российскими спецслужбами. Эта версия очень популярна, и ее многие обсуждают, поскольку, действительно, эти убийства играют против Украины и на руку России, которая везде на международной арене показывает, что на Украине хаос, бардак, люди с оружием правят, а не закон. И все обращают внимание, насколько оперативно и подробно президент Путин во время своей прямой линии прокомментировал убийство Бузины в тот момент, когда еще не все украинские сайты решались давать подробности и вообще давать новости об этом убийстве, потому что ждали  подтверждения. Это первая версия.

И вторая версия, которая касается украинских корней этого убийства. Говорят о радикалах, которые могли решиться на эти убийства, могли решиться на эти внесудебные расправы. Действительно, в Украине на руках у людей очень много оружия, и есть группировки радикально настроенные, которые могут вершить такой самосуд. Единственное, что об этой УПА ничего до этого не было слышно. И в том сообщении, которое якобы получил не политик, а все-таки политолог Фесенко, туда свалено в кучу все: и убийство Калашникова и Бузины из пистолета, и самоубийство двух представителей Партии регионов, и убийство или самоубийство бывшего губернатора Запорожской области. В этом письме абсолютно все свалено в кучу, и это вызывает подозрения в достоверности этого письма. Но, конечно же, все однозначно говорят о том, что если убийство Бузины и Калашникова не будет расследовано, и не будут названы убийцы, заказчики, то это очень серьезный удар по имиджу украинских властей.

Казнин: Скажите, но ведь и Калашникову, и Бузине очень угрожали часто, и они об этом говорили. И сейчас, естественно, эта тема возникла, и у нас в российской прессе об этом постоянно говорят. Причем, угрозы были достаточно серьезные.

Шеремет: Если бы им угрожали так серьезно, как сейчас говорят в российской прессе, то эти люди бы не жили в Киеве, а Бузина бы активно не выступал в прессе с такими жесткими антиукраинскими разоблачительными заявлениями. Все, кто получал серьезные угрозы или реально боится за свою жизнь, они все находятся уже давно в Москве и вещают оттуда. Калашникова в последний год вообще не было слышно и видно. Хотя это очень скандальный человек, он обвиняется в избиении журналистов, в избиении активистов оппозиции. Он был активным создателем Антимайдана, под его управлением находились эти титушки или боевики. Поэтому это был такой человек сам радикальных взглядов, способный на любые криминальные действия.

Бузина был фриком политической журналистики, скандальным человеком, но тоже так, чтобы публично в прессе где-то он рассказывал о серьезных угрозах — этого не было. Если не рассматривать только угрозы в социальных сетях. Но эти угрозы получают все более-менее заметные журналисты или политологи, независимо от того — они за Порошенко или против Порошенко, за Путина или против Путина. Но, конечно же, никто не сбрасывает со счетов версию с ультранационалистическими радикалами, потому что очень популярна идея, что вернутся с фронта батальоны, вернутся с фронта боевики «Правого сектора», например, и вот они наведут порядок в Украине и, наконец-то, накажут настоящих врагов страны, которых не может наказать государство. Я не исключаю, что у кого-то не выдержали нервы или зачесались руки. Еще раз подчеркну, что в Киеве серьезные люди серьезно рассматривают эти версии.

Казнин: После убийства Бориса Немцова возникло устойчивое выражение «атмосфера ненависти» — речь шла про Россию. Что вы можете сказать об этом в Киеве, именно на Украине? Это понятие вообще существует для вас, как человека, который живет и наблюдает за общественными процессами?

Шеремет: Говорить об атмосфере ненависти все-таки нельзя. Конечно, эксцессы бывают, и даже я на себе это чувствую, потому что когда люди слышат мою русскую речь с московским акцентом, то какие-то идиоты на массовых мероприятиях обращают на это внимание. Но всегда рядом находятся украинцы, которые заступаются и гасят эти проявления идиотизма и напряжения. Нужно подчеркнуть, что до последнего конфликта в Украине сохранялась все-таки толерантная атмосфера, даже несколько расслабленная, и многие люди, наоборот, говорили о том, что недостаточно этой внутренней мобилизации, посмотрите на Россию, где все ненавидят всех и воют все со всеми, и ненавидят Украину, и ненавидят Запад.

Даже по последним социологическим опросам, до сих пор 36% опрошенных украинцев считают россиян друзьями и относятся к россиянам тепло, в то время как 22% россиян тепло относятся к украинцам. Поэтому атмосфера ненависти в России значительно выше, чем в Украине. Поэтому эти убийства, они очень опасны, потому что они могут подтолкнуть маховик ненависти. Все понимают здесь, что убийство Бузины и Калашникова могут подтолкнуть пророссийски настроенных радикалов к каким-то ответным действиям. И вполне возможно, что это было основной целью этих провокационных убийств.

Казнин: Еще очень много цитируют и в сетях, и в прессе, в России, по крайней мере, тут же появившиеся высказывания различных деятелей политических и общественных украинских, которые не скрывали не радости, но, по крайней мере, удовлетворения от того, что эти убийства случились. Это распространенная позиция?

Шеремет: В принципе, никто, конечно, не льет слез по поводу Калашникова и Бузины, поскольку они наделали в своей жизни много всяких грехов. Но ни один серьезный человек не одобрил эти убийства, более того, люди, которые злорадствуют по поводу этих убийств, подвергаются общественному осуждению и остракизму. Все более-менее серьезные политики, журналисты и политологи, они осуждают подобные проявление злорадства, танцы на костях. И приличным людям должно быть стыдно за это злорадство. Здесь нет такого, как было в России после убийства Бориса Немцова, что серьезные политики,  представляющие серьезные движения, серьезные партии, публично оправдывали бы убийства. Этого нет.

Казнин: Про атмосферу ненависти вас спросил. А атмосфера страха? Ведь ясно, что после убийств таких демонстративных в центре города и пока безнаказанных, мало кто захочет публично высказывать отличную от официальной позицию, боясь, что его просто застрелят.

Шеремет: Согласен, что значительная часть людей могут быть испуганы после этих убийств. И, может быть, кто-то уедет из Украины. Но до последнего момента эта пресловутая «пятая колонна», только уже здесь, в Украине, враги Украины, пророссийски настроенные силы, они действовали открыто, дерзко, публично проявляя ненависть к тому государству, гражданами которого они являются. И публично занимались подрывной деятельностью. Конечно, часто люди обращались к государству, что, в конце-то концов, можете вы навести порядок? Но не могут открыто работать средства массовой информации, которые тайно финансируются из России, или тайно финансируются или явно финансируются теми людьми, которые находятся в международном розыске. Это тоже была проблема, на которую обращали внимание, и которая могла подтолкнуть каких-то радикалов, неадекватных людей вот к таким провокационным действиям.

Но все понимают, что убийства Бузины и Калашникова больше вреда приносят Украине, это удар по имиджу Украины, по той обстановке более-менее толерантной или демократической, которая сохранялась до сегодняшнего дня в Украине. И никто не радуется этим убийствам, а, наоборот, очень все напряжены. И я, кстати, думаю, что эта провокация, независимо от того, кто приложил к ней руки: люди, которые хотят раскачать ситуацию перед 9 Мая, создать эту обстановку хаоса или радикальные силы националистов, ультранационалистов — они своей цели, скорее всего, не достигнут. И это приведет все-таки к попыткам навести порядок с несистемными вооруженными формированиями, с контролем над вооружением, над оружием в стране. И приведет к какой-то мобилизации правоохранительных структур, по крайней мере, здесь в Киеве, в столице Украины.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.