Если не Лукин, то кто? Правозащитник и член Общественной палаты – о том, кого Путину назначить новым омбудсменом

Здесь и сейчас
17 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Остался месяц до того, как депутаты Госдумы должны найти преемника Владимира Лукина, уполномоченного по правам человека в России. И уже сегодня был сформирован первый шорт-лист возможных претендентов. ЛДПР выдвинули своего кандидата, это  Елена Афанасьева, депутат Госдумы, сейчас она занимается социальной политикой, делами ветеранов. Елена Афанасьева заявила телеканалу ДОЖДЬ, что выдвижение не стало для нее сюрпризом. А также сказал, что Владимиру Лукину пора покинуть этот пост.

Елена Афанасьева, депутат Госдумы от ЛДПР: У нас очень много граждан Российской Федерации, достойных занять в том числе эту высокую должность. Очень много грамотных специалистов. И не найти человека на такую должность – мне кажется, расписаться в собственной безграмотности, в собственном бессилии. По сути дела, когда человек занимает эту должность, он выступает оппонентов к власти, потому что в основном власть нарушает права граждан. Поэтому здесь очень важно не просто критиковать, а предлагать, что сделать для восстановления прав и интересов того или иного гражданина, который пострадал.

Правозащитники, в свою очередь, направили открытое письмо президенту Владимиру Путину, в котором они просят оставить Лукина на третий срок. Юрий Вдовин, один из правозащитников, который подписал письмо, сказал, что хоть и поставил свою подпись под просьбой, но понимает, что это противоречит закону об уполномоченном. В нем есть ограничение в два срока, и Лукин их уже отработал.

Правозащитники просят Путина отменить эту норму. Но уже ясно, что вряд ли это произойдет. Источники ДОЖДЯ сообщают, что основными кандидатами, которые может выдвинуть Кремль, могут стать уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов и Михаил Барщевский, представитель правительства в высших судебных инстанциях. Также, возможно, будет рассматриваться кандидатура Владислава Гриба, юриста, который сыграл большую роль в формировании общественных наблюдательных комиссий.

У правозащитников есть свое представление о том, кто должен быть на должности уполномоченного по правам человека, пока идеальным кандидатам является для них сам Владимир Лукин, но в силу того, что его переизбрание на третий срок невозможно из-за существующего закона, то скорее всего они могут предложить кандидатуру Анатолия Ковлера, который известен тем, что до прошлого года был судьей Европейского суда по правам человека.

Что касается партий, то ЛДПР, как уже сказали было сказано, выдвигает Елену Афанасьеву. Сейчас она занимает пост в Госдуме  зампреда комитета по труду социальной политике и делам ветеранов. «Единая Россия» может предложить этот пост Людмиле Швецовой, сейчас она вице-спикер Госдумы, но больше известна как заместитель мэра Москвы при Юрии Лужкове. А вот от КПРФ предлагают выбрать уполномоченной по правам человека космонавта Светлану Савицкую – это вторая женщина-космонавт в мире, вышедшая в открытый космос.

Выбрать нового обмудсмена Госдума должна до 20 го марта. Сам же Владимир Лукин не собирается бороться за третий срок и считает изменение действующего закона «об уполномоченном по правам человека» невозможным, о чем еще утром сказал ДОЖДЮ.

Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека при президенте: Я не могу этого хотеть, потому что конституционный закон предполагает, что уполномоченный пребывает в своей должности два срока по пять лет. Я отбыл пять лет единожды, сейчас отбываю второй срок. Поэтому я бы хотел, например, посетить планету Альфа Центавра, но это невозможно примерно так же, как мне индивидуально нарушить конституционный закон. Я думаю, что первые полгода я буду рыдать, но это будет светлое рыдание, потому что работа, которую я делал последние 10 лет, была весьма и весьма тяжелая, трудоемкая и нервотрепная.

А еще Владимир Лукин пошутил, когда его спросили о третьем сроке: «Что вы  хотите, что я,  как известный  персонаж фильма „ Брат-2“ , забаррикадируюсь  и будут отстреливаться,  от тех,  кто придет в мой кабинет? Это смешно».

Юлия Таратута и Тихон Дзядко поговорили с заместителем секретаря Общественной палаты Владислав Гриб, которого называют одним из вероятных преемников Владимира Лукина, и исполнительным директором движения «За права человека» Львом Пономаревым, одним из тех правозащитников, которые призывают изменить закон и оставить Лукина на третий срок.

Дзядко: Лев Александрович, вы один из авторов этого обращения и идеи третьего срока для Владимира Лукина. Насколько ваши чаяния реалистичны?

Пономарев: Это трудно понять, потому что все, кто сейчас говорят, маловероятно, что они будут принимать решение. Ясно, что принимает решения у нас в стране только один человек по многим вопросам, в том числе по этому, - это Владимир Владимирович Путин. Один раз он принял очень нестандартное решение, предложив Лукину стать уполномоченным по правам человека. Лукин в то время был одним из руководителей оппозиционной партии «Яблоко», создатель этой партии, и я должен сказать, что я хоть и являюсь достаточно известным критиком Владимира Владимировича, но тем не менее, он удивительно правильное решение принял в то время, учитывая и огромный международный опыт, Лукин был послом в США, и так далее. И десять лет показали, что это тот человек, к которому Владимир Владимирович может прислушиваться. Это тоже редкий феномен в нашей политической и общественной жизни. Поэтому мы, понимая, что вероятность не очень большая и что это уникальная должность – это не какая-то политическая должность, это должность, связанная с моральным авторитетом человека, и Лукин все эти десять лет идеально выполнял… Я бы так сказал, что проблемы области прав человека у нас всегда были и будут, но на этой должности, в тех условиях, в которой находится страна, Владимир Петрович Лукин соответствовал должности, и Владимир Владимирович Путин к нему прислушивался.

Дзядко: Вы считаете, что Путин, учитывая все, что вы сказали, может пойти на третий срок?

Пономарев: Может пойти на это. Совершив в первый раз совершенно неожиданное выдвижение Лукина и тогда, мне кажется, такой же неожиданный поступок может совершить Путин и сейчас.

Таратута: Сам Лукин неоднократно повторял, что ему это процедурное изменение не нужно, потому что это все равно что требовать третьего срока для Путина.

Пономарев: Мы в нашем стране обратили внимание, что это не властные полномочия. Для Путина это действительно власть, и власть должна меняться, а это должность, для которой человек должен обладать моральным авторитетом. Мы считаем, что Лукин уникальный человек в России и обладает этим моральным авторитетом. Все, кого перечисляли, я не хочу никого обижать, они этот авторитет должны долго и долго зарабатывать. Мы живем в быстро меняющемся мире, и человек с уже существующим авторитетом должен работать на этой должности.

Таратута: Вячеслав, верно ли мы понимаем, несмотря на то что вы в шортлисте тех людей, которых СМИ перечисляли в качестве номинантов, правозащитники хотят, чтобы Лукин остался на этом посту, но если смотреть правде в глаза, то «Единая Россия» и Кремль свой выбор уже сделали, и их ставка – Людмила Швецова?

Гриб:  Здесь у нас только начало дискуссии. У нас выборы будут 18 марта, и зная наши политические реалии, я уверен, что появится еще ряд интересных кандидатур. Еще выскажет свое слово Совет Федерации, глава государства. Я думаю, что не так все явно, тем более за два месяца. Людмила Швецова, конечно, будет и должна быть в шортлисте.

Таратута: То есть вам кажется, что это тестовая фигура, и эту новость запустили, чтобы все высказали свое мнение.

Гриб: Ну такой простой вариант, что уже за два месяца известна кандидатура, все ясно. Хотя я хочу сказать, Лукин тоже был профессиональным дипломатом, он не был никогда правозащитником, поэтому надо смотреть на морально-нравственные качества, на авторитет, на умение находить общий язык и с гражданским обществом, и с властью, и иметь моральный авторитет. Я бы не сказал, что Людмила Швецова его имеет, она все-таки из всех политиков пользовалась в Москве наибольшим уважением, занимаясь социальными вопросами, но ни в каких скандалах, интригах она не участвовала. Я уверен, что она не единственная будет в листе, и Общественная палата даст свои кандидатуры, и мы дадим их не только из членов палаты или из депутатов Госдумы. Я думаю, что мы тоже предложим Совету Федерации, Думе и главе государства ряд кандидатур. Я считаю, что так быстро неправильно. Нужно более широкое обсуждение.

Пономарев: Я согласен, что процедура только начинается, тем более мы знаем особенности президента, что совершенно неожиданные кандидатуры могут в последний день появиться.

Таратута: Если считать, что есть два месяца на раскачку, а потом будет принято какое-то решение, неожиданное или очевидное, по какому принципу на нынешнем этапе развития политической жизни в России будет принято это решение? Президент пойдет по пути выбора одиозного человека, который вызывает раздражение у общественности? Такие кадровые перемены последнего времени мы все помним. Или наоборот человека нейтрального?

Пономарев: Надо понять, что это особая должность: человек-посредник между властью и правозащитниками. Правозащитники – это люди, которые противостоят нарушению прав человека со стороны государства. Часто из них неправильно рисуют оппонентов государства. В настоящий момент государство ведет себя часто неправильно. Мне кажется, президент должен быть заинтересован уравновесить то влияние силовиков, которое есть сейчас и возрастает на президента. Неслучайно сейчас идут разговоры, что когда это потепление произошло, оно по-разному интерпретируется, но некоторые интерпретаторы говорят, что, может быть, президент устал от давления силовиков и хочет сделать противовес. Мы говорим Лукин, потому что он мог бы быть противовесом, потому что он точно поддерживает очень тесный контакт с правозащитниками, мы понимаем, что правозащитники – люди немножко безбашенные, они действительно противостоят силовикам. Неслучайно из нас делают иностранных агентов, кого угодно. Но мы выживаем. Нас не так просто выкорчевать из российской жизни. Мы реально можем противостоять усилению давления силовиков. Это важная наша функция. Я не думаю, что те кандидатуры, которые называли, будут реально противостоять. Они должны были бы тогда показать, что они уже противостояли. Этого не было.

Гриб: Владимир Путин в свое время выдвинул Владимира Петровича Лукина, Владимир Петрович проработал два срока, и он видит, насколько важна должность и уважение к уполномоченным по правам человека со стороны не столько госорганов, сколько гражданского общества. Поэтому я думаю, что будет достаточно взвешенное решение, и мы видели, например, как формировался Совет по правам человека. Вошли самые разные люди, даже когда были выборы, включили всех самых ярких правозащитников. Я думаю, что здесь логика будет в продолжение Лукина.

Таратута: Сейчас как будто уже прощание с Владимиром Лукиным, несмотря на то что правозащитники пишут письма. Вы не могли бы припомнить его серьезное достижение, когда он что-то посоветовал, его мнение услышали, кого-то спасли?

Пономарев: Давайте разделим - он посоветовал или услышали. Если посоветовал, Владимир Петрович действительно говорил очень важные вещи, например, в остром конфликте Болотной площади. Он был на Болотной, он сказал, что массовых беспорядков там не было. Но несмотря на его авторитет, потом было несколько слушаний в Общественной палате, и все говорили, что не было. Тем не менее, президент не услышал. Это означает, что лобби силовиков намного сильнее, чем со стороны правозащитного сообщества. Даже такие сильные фигуры как Лукин и Федотов не смогли повлиять на выборы президента в тот момент. Это дело закрутилось, и сейчас его намного тяжелее остановить, а в первое время можно было. Здесь я хочу обратить внимание на важную вещь: президент, когда делает клятву, начинает ее с тех слов, что он является гарантом защиты прав и свобод человека и гражданин. Именно эту функцию президент фактически не выполняет.

Дзядко: Владислав, коль скоро вы в листе, вы хотели бы быть уполномоченным по правам человека?

Гриб: Есть более авторитетные… Я сам узнал об этом из СМИ. Очень приятно, что тебя обсуждают на такую высокую должность…

Дзядко: То есть с вами это не обсуждалось?

Гриб: Нет, конечно. Я думаю, со многими, кто находится в лонглисте, это тоже… То есть многие мои коллеги тоже узнали из газет. Но с другой стороны, конечно, приятно, что это обсуждают. Но я хочу сказать, что мы узнаем еще ряд очень авторитетных и неординарных фигур.

Таратута: Вы так говорите, как будто уже знаете, кто это будет.

Гриб: Нет, я просто знаю политическую логику, что за два месяца… Во-первых, еще не сказал слово сам глава государства, который имеет право выдвигать. У нас есть Народный Фронт, Совет Федерации. Я думаю, что это начало дискуссии. Однозначно мы узнаем еще ряд фамилий. Для общества полезно обсудить те или иные кандидатуры.

Фото: РИА Новости/Сергей Гунеев

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.