Еще неделя закрытых банков и Кипр умрет как государство

Здесь и сейчас
23 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Стало понятно, кто больше всех пострадает от стрижки депозитов, на которую все-таки вынуждены пойти власти Кипра. Это будут  богатые вкладчики двух крупнейших и самых проблемных банков страны – Bank of Cyprus и Laiki.

На решение правительства и парламента больше всего повлияла неудача в Москве и страх перед массовыми акциями протеста. На острове чуть ли не паника: банки закрыты, у продавцов нет денег, не на что закупить продукты, и не исключено, что в понедельник киприоты увидят пустые полки в магазинах.

После того, как кипрские переговорщики потерпели неудачу в Москве, ставки на стрижку депозитов увеличились в разы.

Если во вторник парламент отклонил налог в 6,7% на вклады до 100 тысяч евро и 9,9% на депозиты свыше 100 тысяч, то сегодня депутаты согласны серьезно обсуждать стрижку размером в 25%. Но она коснется не всех, что, по мнению экспертов, справедливо.

Антон Табах, старший аналитик по долговым инструментам УРАЛСИБ Кэпитал: Понятно дело, что акционеров разорят, можно к гадалке не ходить, а вкладчиков разорят только крупных и только наиболее проблемных банков, что лучше, потому что круг мелких вкладчиков был проблемным не из-за его размеров, а потому что так делать нельзя, потому что это могло спровоцировать полномасштабный банковский кризис.

Эксперт ДОЖДЯ говорит о крупнейших проблемных банках острова Bank of Cyprus и Laiki. Вкладчики последнего могут потерять значительно больше 25%. Парламент одобрил банкротство Laiki. Спасти его из-под груза невозвратных долгов уже невозможно. Его крупные вкладчики, скорее всего, лишатся до 40% своих денег. Зато мелкие вкладчики даже самых проблемных банков пока находятся в относительной безопасности. Это, прежде всего, конечно обычные киприоты. Правительство старается перестраховаться и не спровоцировать массовые акции протеста с погромами и стычками с полицией, как это было, например, в кризисной Греции. Однако в стране уже точно будет введен серьезный контроль над движением капитала. Власти боятся массового оттока денег, поэтому готовы ограничивать даже самые незначительные банковские операции.

Антон Табах, старший аналитик по долговым инструментам УРАЛСИБ Кэпитал: Непонятно, будут ли введены ограничения даже на условно мелкие вклады, потому что когда банки проблемные, есть нормальный стимул забрать деньги сразу, и относится это к точкам, в которых несколько десятков тысяч евро.

Сегодня президент Кипра и лидеры политических партий в Брюсселе продолжат переговоры по предоставлению финансовой помощи. После отказа Москвы Евросоюз для острова это – единственный источник спасительного транша. Однако многие очень авторитетные эксперты, такие как бывший министр финансов России Алексей Кудрин, уверены, что Кипру уже не избежать дефолта, который разразится в самое ближайшее время.

Алексей Кудрин: Это практически дефолт, дефолт уже технически есть, но он станет реальным через пять дней.

Вот такое предсказание в эфире ДОЖДЯ высказал Алексей Кудрин. По его подсчетам, во вторник или в среду, когда на Кипре обещают открыть банки, и произойдет дефолт.

У нас в студии управляющий партнер компании Корпус Права Артем Палеев.

Белоголовцев: Насколько я понимаю, вы еще вчера были на Кипре. Оцените, насколько вы согласны с такой панической картиной, которую нарисовала Екатерина Базанова.

Палеев: Мне кажется, на настоящий момент вопрос в отношении Кипра заключается в том, насколько плохо будет Кипру. То, что будет плохо – однозначно. Либо будет плохо только банковской системе, и все смогут это пережить, либо плохо будет Кипру как государству. Я не думаю, что сейчас можно говорить о наличии дефолтного состояния Кипра, потому как ни технического, ни фактического неисполнения каких-либо обязательств Кипра как государства еще не было, но то, что не все банки выйдут из текущей ситуации здоровыми, и вообще выйдут из текущей ситуации, очевидно.

Белоголовцев: Насколько паникуют или наоборот спокойны киприоты? Те же самые греки, когда у них происходила чуть более мягкая вариация экономического кризиса, бунтовали, дрались с полицией, закидывали парламент дымовыми шашками. На Кипре, насколько я понимаю, и близко ничего такого нет?

Палеев: Во-первых, еще не вечер. Я помню, ситуация в Греции обострилась на социальном уровне, когда началась социальная реформа, а до этого греки тоже особо не бастовали. Я думаю, сейчас киприоты начали нервничать, я думаю, где-то с четверга начались волнения, перестало хватать наличных в банкоматах. Соответственно, это отразилось и на бытовом поведении людей.

Белоголовцев: Насколько это может быть серьезным?

Палеев: Это может быть серьезным. Одну неделю банковская система Кипра не работала вообще, и это становится серьезным. Если она не заработает в следующую неделю, это станет большой проблемой Кипра. Сейчас ни у кого не вызывает доверия банковская система, через три месяца она уменьшится до размеров, необходимых для того, чтобы обслуживать локальные интересы, международный бизнес уйдет, кипрская юрисдикция как место для создания холдинговых компаний останется, банки умрут как место, где присутствует международный бизнес. Но неделька неработы банковской системы, и проблемы возникнут у Кипра уже как у государства.

Белоголовцев: Если мы говорим о проблемах другого государства – России, насколько то, что сейчас происходит на острове, реально угрожает российским интересам? За неделю приходилось слышать самые разные оценки, от того, что это один из факторов возможной рецессии в России, до рассуждений, что значимость Кипра преувеличена в десятки раз для нашей страны.

Палеев: Значимость Кипра преувеличена очень серьезно. Я думаю, что публичным интересам России ситуация на Кипре не угрожает никоим образом. Частным интересам, безусловно, угрожает. Я думаю, вы бы сейчас переживали, если бы на Кипре лежали ваши деньги.

Белоголовцев: Цифра, в которую оценивают российские интересы на Кипре, тоже колеблется. Вроде как все сначала соглашались с оценкой 20 млрд, а потом и эта цифра начала подвергаться сомнениям, причем в обе стороны.

Палеев: Если брать информацию из официальных источников, Еврокомиссия предполагала собрать 5,8 млрд всех денег в результате каттинга, включая остатки на ссудных счетах, где есть деньги кипрские, английские, ближневосточные и российские. При это когда мы говорим о  русских деньгах на Кипре, мы понимаем, что для киприотов русские – это россияне, украинцы, белорусы, казахи, грузины, армяне. Все постсоветское пространство, которое говорит на русском языке, все русские. Я думаю, они даже прибалтов туда включают. Соответственно, по оценкам максимум треть из остатков на счетах принадлежит России. Может быть, меньше. Я думаю, гораздо большая часть денег – деньги ближневосточные. Очень показательным является активность ближневосточных банков на Кипре. Российских банков на Кипре два, формально три – филиал Промсвязьбанка, филиал Автовазбанка и дочка ВТБ. Ближневосточных банков восемь.

Белоголовцев: Как на Кипре последние дни смотрели на русских, учитывая все переговоры, которые шли в это время в Москве?

Палеев: Мне сказали, что на дороге в аэропорт на Кипре висит плакат «Русские, не уезжайте».

Белоголовцев: Изменялось ли отношение, или все довольно спокойно?

Палеев: Все довольно спокойно.

Белоголовцев: Не так много говорится о роли Турции, если она есть в этой ситуации.

Палеев: Ее нет.

Белоголовцев: А в северной части острова тоже кризис?

Палеев: Там другой мир. Там все очень бедно, очень плохая инфраструктура. Турция, получив уже больше 30 лет назад эту территорию, не вложила туда ни копейки, просто потому что особо денег нет. там автономная республика Северный Кипр полностью под контролем турецкого государства, благосостояние Северного Кипра напрямую зависит от благосостояния турецкого бюджета.

Белоголовцев: По поводу будущего Кипра, понятно, что все сводится к мысли, что будет плохо. Что будет с российскими компаниями или деньгами, когда с Кипром произойдет что-то плохое? Уйдут ли они с него сразу, как получат возможность?

Палеев: У Кипра есть две составляющие его как финансового центра. Первая – достаточно развитая финансовая инфраструктура, включая банки, вторая – цивильное и налоговое законодательство Кипра. Финансовая составляющая, мы сейчас видим, умерла. В течение очень короткого времени банковский сектор Кипра уменьшится до локальных размеров. Та составляющая Кипра, которая позволяла использовать его в качестве хорошей юрисдикции для целей международного налогового планирования, безусловно, осталась. Никто не отменял стабильное английское право, одну из самых низких ставок налога на прибыль, отсутствие налогообложения доходов по операциям с ценными бумагами. Это по-прежнему место, где не только российский бизнес.

Белоголовцев: Кипр как был, так и останется невероятно привлекательным офшором, и никто использовавший Кипр как офшор из него не переедет?

Палеев: Кипр не офшор. В Европейском союзе нет офшорных юрисдикций. Офшорными юрисдикциями признаются страны, в которых существует законодательство, полностью освобождающее от налогообложения доходы, полученные за пределами офшорной территории. Кипр таковой не является. Кипр упразднил офшорное законодательство в 2002 году, когда вошел в состав Европейского союза, это было одно из условий его вхождения. В 2004 году это законодательство полностью прекратило свою деятельность. Кипр – это низконалоговая территория, но не есть офшор.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.