Эркин Тузмухамедов: грузинское вино будут разливать в Селятино, как и прочие вина

Здесь и сейчас
5 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Грузинское вино впервые за семь лет появится в Москве уже 11 февраля. Пока не в магазинах, а на выставке продуктов. Кроме вина привезут коньяк, лимонад, фруктовые соки, чай и сыр сулугуни.

Сегодня же премьер Грузии Бидзина Иванишвили предупредил грузинских производителей, что у них не должно быть иллюзий, что они легко смогут войти на российский рынок – несмотря на то, что делегация Роспотребнадзора уже отправилась в Грузию пробовать местное вино.

Впервые вопрос о возвращении грузинского вина в Россию подняли в ноябре: тогда в Министерстве иностранных дел заявили, что Москва готова обсудить с Тбилиси вопрос о снятии запрета. В декабре там же в МИДе отметили, что в политическом плане вопрос решен.

Объем поставок грузинского вина в Россию сами виноделы оценивают в 9 млн бутылок в год. В первую очередь вернуть на прилавки хотят привычные марки: это Киндзмараули, Хванчкара и Мукузани. Средняя цена на бутылку – 500 рублей.

Перспективы грузинского вина в России обсудили с Эркином Тузмухамедовым, членом Российской ассоциации сомелье.

Казнин: Как вы расцениваете скорое возвращение грузинского вина? Это будет действительно грузинское вино в магазинах и ресторанах хотя бы Москвы, не говорим о всей стране? Или это будет произведенное в подмосковных подвалах?

Тузмухамедов: Я не знаю нюансов переговоров, я знаю, что до последнего момента Россия настаивала на праве России разливать грузинское вино здесь.

Писпанен: Зачем это? Мы настаиваем на праве разливать французское вино здесь?

Тузмухамедов: Технически это возможно, большая часть этого вина разливается в поселке Селятино, аргентинское и какое угодно.

Писпанен: Почему тогда это так дорого стоит? Нам же рассказывают про акцизы, перевозки…

Тузмухамедов: Это вопрос к депутатам. По поводу ситуации с грузинским вином никаких иллюзий не нужно испытывать, это абсолютно политическая ситуация. Другое дело, что вернется сюда именно хорошее грузинское вино, потому что кризис заставил виноделов делать качественное вино. Некачественное вино ни в Америку, ни в Европу поставлять не будешь. Я сегодня залез на сайт Global Trade Atlas, посмотрел на статистику Грузии. В 2010 году в Грузии было произведено 12 млн литров вина, в прошлом году – 20 млн, из них почти 10 млн ушло на Украину, вообще 80% вина уходит в страны бывшего СНГ. В Германию, Польшу, США не много уходит вина. Всего 44 страны покупает грузинское вино. На последнем месте – Нигерия, было куплено в прошлом году 27 литров. Сравните эти цифры с тем, что было до введения запрета. 60 млн бутылок, или 42 млн литров ввозилось только в Россию. 20 млн производится сейчас, 42 млн ввозилось до 2006 года. Для Грузии это страшный удар был. Это была едва ли не основная статья экономики Грузии в тот момент. Она была полностью привязана к России. После этого они перенаправили потоки на Украину, Казахстан, Белоруссию. Сейчас грузинские товары идут в Россию из Белоруссии.

Казнин: Да и из-под полы в ресторанах можно купить московское грузинское вино.

Писпанен: И на рынках тоже.

Тузмухамедов: Почему грузинское вино не находит спроса на западных рынках? Оно совершенно другое. Мы, Советский Союз, Российская Империя, к этому привыкли, потому что долгое время у России не было другого вина, кроме грузинского. Грузинскому виноделию как минимум 9 тысяч лет. Это колыбель виноделия. И традиции виноделия совершенно другие, отличные от европейских. Там нет белых вин, там есть желтые вина, потому что они выдерживаются по-другому, вина делаются в больших глиняных сосудах, которые закапываются в землю. Иностранцы, которые привыкли к винам, выдержанным в бочках или в нержавейке, просто этого вкуса не понимают. Мы потеряли значительную часть аудитории.

Казнин: Винодели в Грузии мне говорили, что у них нет такого количества вина, чтобы поставлять его еще и в Россию, что качество после запрета резко выросло. Это политика Саакашвили в сельском хозяйстве, ведь он ее уничтожал. Виноградников меньше, есть заводики, но вина мало. Что же будут нам поставлять?

Тузмухамедов: Может быть, они так же, как в поселке Селятино. Я присутствовал при частной беседе с тогдашним главным министром. В 2006 году я был в составе российской делегации вместе с академиком Николаем Мехузлой, он разговаривал с главным министром о грузинском виноделии, на что он сказал, воспалившись, к черту нужны все эти виноделы,  я буду лучше зубочистки делать, это приносит деньги.

Писпанен: Разве вино не приносит деньги?

Тузмухамедов: Мехузлу, 75-летнего тогда человека, чуть удар не хватил, когда он услышал это. Человек, который выстраивал все это виноделие, для которого лозы как дети. Слышать от какого-то менеджера, который приехал из Москвы, был шок.

Казнин: С чаем примерно та же история.

Тузмухамедов: На рынке он дешево стоит. Я был в Грузии в прошлом году. Он правда невкусный.

Казнин: Они пьют с большим удовольствием азербайджанский чай.

Писпанен: Давайте все-таки о вине.

Тузмухамедов: Приезжайте в Тбилиси на рынок, там целые ряды…

Писпанен: К сожалению, мы не можем ездить каждые выходные в Тбилиси. Хотя соглашусь, действительно, очень высокого уровня вино. Говорят, что вернутся в основном известные еще по советскому времени марки вино. Почему новые марки не завозят?

Тузмухамедов: Я думаю, что они рассчитывают на старых потребителей. Все грузинское вино – автохтонные сорта, которые не имеют родственников за пределами Грузии.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.