Елена Надежкина: "12000 собак - это инкубатор для болезней"

Здесь и сейчас
13 сентября 2011
Поддержать программу
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Экологи Москвы озабочены планами мэрии вывезти бездомных животных в Ярославскую область. Что из этого получится, мы обсудили с активистом движения "Спасите животных" Еленой Надежкиной.

Макеева: Слышали ли вы, что московских собак собирают депортировать из Москвы в Ярославскую область. Экологи Москвы озабочены этими планами. Мы обсудим сложившуюся ситуацию с нашей гостьей – активистом движения «Спасите животных» Еленой Надёжкиной. Расскажите, что это за история в двух словах и почему, собственно, в Ярославскую область. Всех ли собак бездомных или из приютов собираются перевозить? Опишите эту ситуацию.

Надёжкина: Впервые эта идея в Департаменте ЖКХ возникла в феврале этого года. 28 февраля состоялась пресс-конференция. Общественность выступала против депортации московских собак в Ярославскую область. То есть, тогда мы провели пресс-конференцию, вступились за животных Евгений Миронов, Ярмольник, Хабенский ходил в мэрию Москвы и, собственно, просили не депортировать собак в Ярославскую область, оставить их в муниципальных приютах.

Макеева: Каких все-таки собак? Речь идет о том, чтобы из всех приютов Москвы собрать собак или только с улиц будут отлавливать, вывозить в Ярославскую область и выпускать на волю?

Надёжкина: Нет. Сейчас в московских муниципальных приютах содержится порядка 12 тысяч собак. То есть, речь идет о том, что эти 12 с лишним тысяч собак собираются приводить в некий мифический приют в Ярославской области. Вот у меня есть…

Макеева: То есть именно из московских приютов? А что, сейчас им плохо в московских приютах муниципальных, или собираются закрывать муниципальные приюты? Почему вообще возникла эта идея увезти в Ярославскую область?

Надёжкина: Дело в том, что сейчас создается государственное бюджетное учреждение Московский городской центр безнадзорных животных и по уставу этого учреждения собираются все земли передавать из собственности префектур в собственность вот этого самого ГБУ. То есть, возникают идеи, что возможно просто нужна некая собственность. Потому что многие муниципальные приюты сейчас находятся, то есть земли…

Макеева: Они занимают какую-то территорию, она вполне может кому-то понадобится?

Надёжкина: То есть, сейчас можно спокойно перевести всех собак в Ярославскую область, освободить место этих муниципальных приютов, на их месте построить какие-то торговые центры, либо какие-то дачи.

Макеева: А в Ярославской области, вы сказали, мифический приют, его не существует по вашим подозрениям?

Надёжкина: Его не существует. Сейчас, вот собственно говоря, вот эта бумага, показываю ее…

Макеева: Покажите чуть-чуть подольше на камеру, чтобы могли наши операторы показать. И что это за бумага?

Надёжкина: Собственно говоря, здесь пишет руководитель Департамента ЖКХ и Б Цыбин, пишет в правительство Москвы Бирюкову, первому заместителю мэра. «В связи с протестами защитных организаций против вывоза безнадзорных животных за пределы города Москвы, вопрос о выделении земельного участка в Ярославской области отложен до выхода распоряжения правительства Москвы о создании ГБУ Московской городской центр безнадзорных животных. В связи с этим, прошу продлить срок предоставления информации по данному вопросу». И проект, указано в распоряжении, планируется вынести на заседание правительства Москвы 27 сентября».

Макеева: То есть, вопрос будет решаться 27 сентября?

Надёжкина: 27 сентября, да. Вместе с созданием этого ГБУ Московский центр безнадзорных животных, планируется решать проблемы о депортации безнадзорных животных. С одной стороны, мы не против централизации, мы за то, чтобы был какой-то единый центр, который будет решать проблему бездомных животных. Но вот именно начинать работу с безнадзорными животными с депортации животных, естественно, вся общественность против. И сейчас состоится массовая подача писем. 20 сентября в 2 часа дня мы зовем всех неравнодушных людей приходить к мэрии Москвы и подавать свои обращения против депортации московских собак в этот некий приют.

Макеева: Извините, по поводу централизации. А возникала когда-то уже идея, что где-то в какой-то области, почему-то не Московской и даже не на территории расширенной Москвы, о которой нам теперь много говорится, как это теперь будет выглядеть, возник бы какой-то центр для безнадзорных животных? И не против ли вообще эти области? Я представляю себе ужас ярославцев, которые это узнают: здрасьте, всех безнадзорных собак соберут по Москве и отвезут в Ярославскую область. Вот повезло-то людям.

Надёжкина: На сколько я знаю, в Ярославской области как бы есть слухи, что люди против. Естественно, где это будет, мы не знаем, нам об этом ничего не говорится. Данную бумагу достали в очередной раз совершено случайно. То есть, если бы мы об этом не знали, что 27 сентября просто создали бы это ГБУ и вывезли всех собак тайком ночью, скорее всего, в Ярославскую область. Сейчас в приютах для безнадзорных животных, в некоторых приютах более-менее уже какие-то складываются отношения между волонтерами и администрацией этих приютов. Волонтеры там ухаживают за животными, они их пристраивают. И сейчас вместо того, чтобы налаживать работу существующих муниципальных приютов, планируется вывести всех животных в Ярославскую область, где не будет ни волонтеров, я уверена, что там не будет никакого контроля общественности.

Макеева: Есть подозрение, что там их и жизнь то вообще не ждет, прямо скажем?

Надёжкина: 12 тысяч собак. Просто по прогнозам ветеринаров, такой проект просто чисто утопичный. Потому что 12 тысяч собак – это будет просто инкубатор для болезней.

Макеева: А вы уверены, что речь идет именно о приютских собаках? Потому что здесь говорится просто безнадзорные животные, то, что я сегодня видела, ветеринары разные давали комментарий по этому поводу, агентство «Интерфакс» в частности. И там говорилось о том, что речь, возможно, все-таки идет о собаках с улицы. Вообще называлась цифра 26 тысяч. Тогда еще непонятно, как их собираются вдруг в одночасье всех собрать и куда-то вывести и оказывается, существует еще такой пункт в законе о ветеринарии, что прежде чем пересечь границу соседней области, собаки должны пройти месячный карантин.

Надёжкина: Да.

Макеева: Просто как при въезде в Великобританию или в США, например. Где это? На какие средства? Это как-то вообще обговаривалось? Что-то московские власти по этому поводу, кроме словосочетания «Ярославская область» говорили?

Надёжкина: Ветеринары говорят, что этот проект просто утопичен. Каким образом Департамент ЖКХ и Б собирается это проводить, мы не знаем. Потому что Департамент ЖКХ и Б - это Департамент, который занимается мусором, лампочками, бордюрами, но никак не животными. То есть, у нас сейчас нет такой организации, то есть там нет специалистов, нет биологов, нет зоологов, нет кинологов, нет экологов. Это совершенно утопичный проект, который в Департаменте ЖКХ и Б возник и, вероятно, ни с кем не советовались. То есть этот вопрос уже второй раз. Первый раз мы проводили…

Макеева: Они должны как-то какой-то план хотя бы иметь, потому что это просто не великое переселение народов, конечно, но такое количество собак куда-то вообще вывести, это как вообще? Потом, не очень понятно, почему вдруг возникла идея, если учесть, что нам последние годы рассказывали, вроде бы это даже начало воплощаться в жизнь, что если стерилизовать бездомных животных, то вопрос решится в какой-то момент сам собой. Это полностью программа не оправдала себя? Этого не получилось?

Надёжкина: Дело в том, что с 2008 года действовала программа стерилизации. Часть собак стерилизовалось, бюджетные деньги разворовывались, но эта программа действует при единовременной стерилизации примерно 80% самок, и плюс при других работах. То есть, это социальная программа с населением. Это льготная стерилизация для малоимущих граждан. То есть, какие-то бабушки, это, например, какие-то семьи, которые не могут стерилизовать своих животных.

Макеева: Для собак малоимущих граждан, а то это как-то ужасно прозвучало.

Надёжкина: Собственно говоря, это должна быть какая-то социальная реклама, это должен быть какой-то контроль за разведением домашних животных. Потому что здесь данные о том, что примерно 75% бездомных животных - это бывшие домашние, это выкинутые наши с вами животные. Это дачные животные, это подкинутые коробки, например, к мусорным бочкам, к приютам. Вот у меня, в данный момент 4 щенка находятся, которых выкинуты, которых я сама выкармливаю. То есть, эти 4 щенка оказались на улице. Если бы я их не забрала, эти 4 щенка которые через год они расплодятся, и у них опять будут щенки, и потом опять будут щенки. То есть, количество бездомных животных таким образом пополняется, пополняется и пополняется.

Макеева: Вы сказали, что деньги, которые выделяются на реализацию этой программы стерилизации бездомных животных, что он частично благополучно разворовываются. Что есть какие-то расследования, свидетельства этого или это просто предположение такое? Это обвинение, вы понимаете, да?

Надёжкина: Была такая служба отлова диких животных, поэтому поводу был крупный скандал, после чего служба отлова диких животных ликвидировали и возбудили несколько уголовных дел против вот этой службы и людей, которые этим занимались.

Макеева: При Московском правительстве, какая-то служба была или это частная контора?

Надёжкина: Это при Департамент ЖКХ и Б. То есть сейчас данный проект ГБУ - это та же самая служба отлова диких животных, которая уже существовала, которую благополучно закрыли. Кроме того, что после того как ликвидировали службу отлова диких животных, все дела по животным передали ГУ СанТехПром, Сантехработ.

Макеева: Совершенно невозможно что ….

Надёжкина: Это государственное учреждение сантехработ обязалось сделать Центр по бездомным работам. Но Центр до сих пор этот не создан.

Макеева: Давайте вкратце за недостатком времени. Когда у вас митинг? 20 сентября, да?

Надёжкина: 20 сентября в 14:00 мы зовем всех к мэрии Москвы. Это не митинг - это массовая подача писем. Мы призываем всех неравнодушных людей, чтобы они приходили и подавали свои письма, потому что только массовыми протестами мы можем что-то доказать. Мы можем показать, что мы против того, чтобы наших животных вывозили в непонятную Ярославскую область. Потому что как бы многие волонтеры, для них это жизнь. То есть, у каждого волонтера есть, например, несколько собак в этом приюте. Они приходят, за ними ухаживают, они их лечат, они пристраивают их.

Макеева: Я хочу сказать, что даже тех собак, у которых нет знакомы волонтеров, которые еще пока не в приютах, в общем, вывести всех в Ярославскую область наверное все-таки это не вполне решение проблемы.

Надёжкина: Это не решение проблемы. Потому что решение проблемы - это комплекс мер на федеральном уровне и на региональном, то есть, на московском.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия