Елена Костюченко - новый лидер гей-движения?

Здесь и сейчас
21 июля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

30.000 евро за моральный ущерб: государство выплатило гей-активистам компенсацию за запрет гей-прайда (имеются ввиду запреты в 2006-м, 07-м и 08-м годах). Кто конкретно получит эти средства, и на что потратят деньги активисты, не вполне ясно. Так что, когда до Страсбурга дойдут жалобы за 2009-й, 10-й и 11-й год, возможно, лидер проекта GayRussia, Николай Алексеев, сможет рассчитывать на новые выплаты.

Кто конкретно получит эти средства, и на что потратят деньги активисты, не вполне ясно. С нами в студии участница последнего гей-прайда (точнее, одна из тех, кто пытался организовать эту акцию в Москве), Елена Костюченко, журналист "Новой Газеты".

Елена Костюченко, журналист "Новой газеты", участница гей-парада:

Костюченко: Я не пыталась организовать гей-парад в Москве, вы меня с кем-то спутали. Я просто рядовой участник.

Казнин: Вы просто хотели принять участие и приняли участие?

Костюченко: Да.

Казнин: Но, все-таки надо рассказать предысторию. Вы ведь там, собственно, пострадали?

Костюченко: Да. Один из противников гей-парада, который себя называет православным человеком, ударил меня в ухо и в висок.

Казнин: Что он при этом изрекал?

Костюченко: Я не знаю, он подбежал со спины, то есть, в момент удара я его даже не особо видела. Но как видно по видеозаписи, он подбежал, ударил и попытался убежать, но его сразу схватили полицейские. Видимо, он не очень хотел, чтобы я его заметила.

Казнин: Что сейчас происходит с этим делом? Ведь возбудили?

Костюченко: Да, конечно. Дело возбуждено. Сейчас оно немножечко застопорилось, потому что еще до сих пор проводится медэкспертиза, и, следовательно, временно медэкспертиза ушла в отпуск, дознаватель, я имею в виду, так что небольшая пауза, но, в принципе, следствие идет. Он сейчас как бы является подозреваемым по статье «причинение легкого вреда здоровью», но мы бы хотели изменить подпункт «а» - «по хулиганским побуждениям» на подпункт «б» - «по мотивам ненависти». Потому что, когда человек приходит на гей-парад для того, чтобы ударить участников, это все-таки не хулиганские побуждения, это называется по-другому.

Казнин: На ваш взгляд, в России есть организованное гей-движение, которое борется за права?

Костюченко: Нет, к сожалению. Есть несколько ЛГБТ-групп, которые разные по участникам, по специализации, и, в принципе, довольно разрозненные. Есть Николай Алексеев и его соратники. Есть российская ЛГБТ-сеть, которая объединяет и региональные ЛГБТ-группы и питерскую группу, центральную. В Москве есть еще Радужная ассоциация, которая работает вместе со специалистами. Но, собственно, пока у ЛГБТ-движения подружиться друг с другом не очень получается, но вот надеемся, что все-таки консолидация произойдет.

Казнин: А почему так происходит? Почему нет движения, почему нет какого-то яркого лидера?

Макеева: Почему компенсацию, я все не могу сдержаться, получает Николай Алексеев?

Казнин: Давайте даже скажем так, вменяемого лидера, который мог бы выражать интересы?

Костюченко: Нет вменяемых людей, которые выражают…

Казнин: Лидера.

Костюченко: Лидера, одного?

Макеева: Должен быть кто-то, конечно, кто представляет...

Казнин: Двух, хорошо трех.

Костюченко: Двух-трех. Не знаю.

Макеева: Максимум, трех.

Костюченко: Не знаю.

Казнин: Но у вас есть какие-то соображения на этот счет?

Костюченко: У меня есть соображение на счет, что нужно дружить, нужно объединяться. Я не думаю, что имеет смысл создавать какую-то, не знаю, гей-икону, которую нести на знамени и все такое. Но конечно, объединение различных ЛГБТ-групп оно бы очень сильно помогло делу.

Макеева: А почему бы не создать икону? Это, может быть, как раз бы помогло, смотря какую преследовать цель. Скажем так, вы не считаете, что, например, группа, которая получила эту компенсацию, она не то чтобы сильно добивается своей цели, скажем так.

Костюченко: Нет, я не считаю этого.

Макеева: Не считаете?

Костюченко: Нет, конечно. Извините, мне кажется, вы плохо подготовились к эфиру, потому что, во-первых, решение Европейского суда касается не только гей-парада 2007-2008 года, но еще и парада 2006 года. А всего за этот период было запрещено где-то 164 акции, если я не ошибаюсь.

Макеева: Решение Европейского суда касается именно этих лет?

Костюченко: Да. Именно этих трех лет.

Макеева: Мы неплохо подготовились к эфиру, Елена, и более того, я хочу вам сказать, что ваше замечание по поводу того, что мы вас с кем-то перепутали, оно совершенно несправедливо. Мы вас как раз не перепутали, мы как раз вам хотим предложить заняться этим. Вы прекрасное лицо, могли бы быть лицом движения, могли бы представлять его.

Костюченко: Я, прежде всего, журналист.

Макеева: Вот вас теперь уже знают и вы пострадали. Значит, вы знаете все пиар-ходы. Почему бы и нет?

Костюченко: Я журналист, прежде всего. Прежде всего, я специальный корреспондент «Новой газеты», и мне интересней гораздо заниматься журналистикой.

Макеева: Чем общественной деятельностью?

Костюченко: Чем общественной деятельности. Я участвую в ЛГБТ-акциях просто потому, что я отстаиваю свои права и права своей семьи, как рядовой участник. Становиться, не знаю, делать какую-то движуху по этому поводу, организовывать ее, боюсь, я не готова. И, прежде всего, я хочу сказать, что решение Европейского суда, это не решение о деньгах, это решение о том, что запрет ЛГБТ-акций не конституционен. Решение носит рекомендательный характер, но по идее, во всех регионах страны ЛГБТ-акции должны быть разрешены. Мы видим обратный процесс. В Архангельской области не так давно местным законодательным органом был составлен какой-то потрясающей силы документ, который, в принципе, запрещает любое упоминание ЛГБТ в СМИ. Такой же документ, насколько я знаю, есть в Белгородской области. К сожалению, вот российские власти год думали, выплачивать эти 30 тысяч или не выплачивать 30 тысяч, но к сожалению, никакого движения по разрешению ЛГБТ-акций нет. И более того, это решение касается не только ЛГБТ-акции, акций в принципе, Европейский суд порекомендовал внести изменения в законодательство «О митингах, шествиях и пикетированиях» и в Гражданский процессуальный кодекс. По идее, эти изменения должны облегчить жизнь всем активистам, которые хотят проводить акции по любым проблемам. Но, к сожалению, наше государство не заинтересовано в уличной политике в принципе. В этом плане разгон гей-парадов ничуть не отличается от разгона митингов 31 числа.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.