Елена Батурина vs. Александр Чистяков: почему жена экс-мэра Москвы судится с мужем певицы Глюкоzы

Здесь и сейчас
31 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Елена Батурина последовала примеру российских олигархов и начинает судебный процесс в Англии. Иск к бизнесмену Александру Чистякову (широкой аудитории он известен как муж певицы Глюкоzы – прим. ред.) уже подан в Высокий суд Лондона.

Батурина хочет взыскать с Чистякова 100 млн евро. Якобы, бизнесмен, участвовавший в совместном с Батуриной девелоперском проекте в Марокко, обманул партнёра и перевёл часть средств на счета принадлежащих ему офшоров. Об очередном лондонском процессе – Антон Желнов.

Сейчас штаб‑квартира офиса Елены Батуриной зарегистрирована в Лондоне, где сама Батурина проводит большую часть времени. Помимо строительных и девелоперских проектов жена бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова занимается благотворительным фондом Be Open. Вот что о структуре своего бизнеса, теперь  за пределами Москвы, Батурина рассказывала в феврале этого года.

Елена Батурина, предприниматель: Что касается бизнеса, то, в основном, это инвестиции в сферу недвижимости, поскольку нам это знакомо, это два фонда: один – европейский, второй – североамериканский.

Желнов: А как они называются?

Батурина: Один называется «Queen's Gate», второй называется «Rosamund». Следующая часть бизнеса, как вы уже назвали, это гостиницы, мы владеем четырьмя гостиницами и готовимся приобретать ещё. Плюс мы этими гостиницами сами управляем, мы создаём управляющую компанию, которую в будущем  думаем капитализировать на рынке.

Проект в Марокко, который Батурина начала вести с Александром Чистяковым в 2008 году, предполагал строительство коммерческой и жилой недвижимости площадью более 2 млн. кв. м. С Чистяковым была достигнута следующая договоренность: 35% инвестиций делает он, 65% ‑ Батурина. Финансирование велось через офшорную компанию Чистякова Sylmord Trade. Но в 2012 г. была проведена ревизия и выяснилось, что большая часть от батуринских затрат – это 100 млн. евро – в Марокко так и не поступили. Якобы большую часть средств Чистяков перенаправил в офшорные компании. Адвокаты Батуриной утверждают, что офшоры были зарегистрированы как на самого Чистякова, так и на его родственников. Сторона Батуриной утверждает, что таким образом, с учетом процентов по предоставленным займам, марокканская стройка не досчиталась около 100 млн. евро. Как пояснили Батурина в интервью «Дождю», она надеялась, что Чистяков сможет вернуть эти деньги сам, без исков и шумихи в СМИ. Но, видимо, не договорились. Второй вопрос – почему судиться собираются в Лондоне?

Елена Батурина, предприниматель: Когда мы подписывали это соглашение, Чистяков сам настоял на английском праве. Это было его желание. Он меня упросил. И теперь непонятно, почему Чистяков оспаривает. Может быть, на тот момент он считал, ему будет спокойнее судиться в Англии, поскольку там суд более непредвзятый. Не знаю. Хотя это имело смысл: зарубежный актив, зарубежная сделка, компания зарубежная, поэтому ничего удивительного не было. Я даже спорить особо не стала. Это большой проект, который должен был там развиваться, но, к сожалению, так и не развился. Мы пытались заставить их работать, пытались как-то подвинуть их к тому, чтобы этим проектом заниматься. Потом провели ревизию, волокита бумажная занимает очень много времени, подготовка ко всему.

Сам Александр Чистяков в интервью «Дождю» заявил, что не был руководителем проекта, а пропорция 65% /35% процентов неверна. В проекте были другие партнеры, сообщил он, но подробности соглашения раскрывать не стал. Ранее представители Чистякова заявляли, что он не хочет судиться в Лондоне и настаивает на том, чтобы процесс перенесли в Россию. 

Александр Чистяков, первый заместитель председателя правления ОАО ФСК ЕЭС: Проект не был реализован до конца, потому что она не организовала управление проектом. Я не настаиваю на России. Я настаиваю на том, что это не должно рассматриваться в английском суде. Это может рассматриваться в Марокко, в российском суде, в австрийском, где находилась ее головная компания. Я не против Англии. В Англии можно достаточно долго рассматривать иски с очень продуманными мотивировками. Большинство других юрисдикций такие иски не рассматривает. Вот почему мне хотелось бы, чтобы оно оказалось в более прямолинейной юрисдикции.

На вопрос, пытался ли Чистяков урегулировать конфликт мирным путем, он ответил, что «в силу нежелания Елены Николаевны это так и не удалось сделать, хотя в Англии я бываю регулярно,» ‑ сказал бизнесмен. Дата первого слушания по существу пока неизвестна: сегодня Высокий суд Лондона должен решить, попадает ли данный иск под юрисдикцию Великобритании или нет. Но у Чистякова прогноз плохой и, скорее всего, в Лондоне состоится очередной громкий процесс. «Громкость» его связана и с тем, что Чистяков известен не только как муж певицы Глюкозы, но и тем, что он бывший топ‑менеджер РАО ЕЭС, а сейчас первый зампред совета директоров «Федеральной сетевой компании ЕЭС», наследницы РАО ЕЭС.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.