Экс-судья Каширина: в России должно быть 15% оправдательных приговоров, а не 0,4%

Здесь и сейчас
18 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Владимир Путин заявил о росте доверия к судебной власти в России и пообещал, что зарплаты судьям уменьшать не будут – только повышать. Сегодня президент побывал на Восьмом Всероссийском съезде судей, который проходит в Москве.

Главной инициативой Путина стало создание административного судопроизводства, которое собираются, но никак не могут сформировать в России уже двадцать лет. Об инициативах президента и руководителей судов рассказала Елена Шмараева, которая сегодня провела день на съезде судей в Колонном зале Дома Союзов.

Шмараева: Здание Дома Союзов на Большой Дмитровке сегодня с самого раннего утра было оцеплено полицией, даже к метро Театральная не пропускали, а всех, кто пришел на VII Всероссийский съезд судей, очень строго сверяли со списком. Это не помешало незарегистрированной партии «Другая Россия» провести у здания несанкционированную акцию с требованием независимой судебной власти.

В акции участвовало семь человек, один из них – Марат Салахиев – приковал себя наручниками рядом с одним из подъездов здания Дома Союзов, остальные активисты зажгли файеры, достали партийный флаг и разбросали листовки, скандируя «Свободной России независимый суд!» Шестерых участников пикета задержали. Хотя внутри здания об этой акции даже не знали, ее проведение заставило понервничать полицейских и сотрудников ФСО. Именно сегодня на съезд судей собирался и приехал президент Владимир Путин.

Глава государства выступил перед судьями с довольно комплементарной речью, в частности, заявил, что в России растет доверие к судебной системе.

Владимир Путин: Растет качество судопроизводства, повышается доверие людей к правосудию и судебному корпусу. Об этом говорит растущее количество дел. Это доверие к судебному корпусу считаю принципиально важным для страны, для всего общества.

Глава государства пообещал судьям, что их зарплаты с 2013 года будут рассчитываться по-новому, при этому не понизятся, а станут только расти. Продолжая говорить судьям комплименты, Путин назвал российскую судебную систему одной из самых открытых в Европе.

Путин: Такой открытостью не может похвастаться ни одна судебная система сегодня. Далеко не нужно ходить за примером. В некоторых странах Евросоюза даже нет своих сайтов.

О взаимодействии с международными судами, в частности с Страсбургом, говорил сегодня и выступавший после главы государства председатель Конституционного суда Валерий Зорькин. Он не стал отрицать, что Россия обязана выполнять решение Европейского суда по правам человека, что с этим есть проблемы, но сказал, что и ЕСПЧ должен прислушиваться к мнению России. Тут же господин Зорькин предложил сделать Конституционный суд площадкой для такого диалога.

Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда: Я говорю это не для того, чтобы сказать есть Европейский суд и процветающая судебная система России. Истина многостороння, важно подчеркнуть, чтобы эти взаимоотношения, взаимосвязи Европейского суда и российской судебной системы были на коллегиальных, дискуссионных, творческих и прогрессивных началах. Так как должны приниматься меры общего характера, площадка должна быть своеобразной в России. Этой площадкой мог бы быть Конституционный суд.

Главным последствием сегодняшнего съезда для российского законодательства должно стать появление такого документа как Кодекс  об административном судопроизводстве. Заявил о необходимости такой новеллы президент Путин.

Путин: В кратчайшие сроки принять соответствующий кодекс и сформировать судебные составы, которые будут решать споры граждан с органами государственной власти и местным самоуправлением. Смысл административного судопроизводства всем нам хорошо известен. Изначально он ориентирован на защиту прав граждан.

Административное производство в российской конституции записано уже 20 лет, с момента ее написания. Но процессуального кодекса, где было бы записано, как рассматривать административные дела, в России не существует. Поэтому одни судьи руководствуются принципами Уголовного производства, другие что-то заимствуют из Гражданского, правил по сути нет. Административные суды – это процессы «человек против государства», в частности сейчас пример таких дел – это многочисленные разбирательства после задержаний оппозиционеров на митингах и акциях.

Глава Верховного Суда Вячеслав Лебедев сегодня после заседания назвал инициативу президента долгожданной.

Вячеслав Лебедев, председатель Верховного Суда: Это очень острая категория дел, когда человек спорит с властью, ищет правду. Этот кодекс административного судопроизводства устанавливает иные правила и особенности спора человека с властью в суде. Он говорит, что здесь не должно быть равенства сторон. В данном случае человек спорит с властью – большим административным ресурсом, не сопоставимым с возможностями гражданина. В этом процессе суд должен помогать этому гражданину.

Сам Вячеслав Лебедев сегодня тоже проявлял инициативу, в частности, предложил декриминализовать малозначительные преступления и отнести их к разряду административных. Глава Верховного суда привел такую статистику: каждый год в судах закрывают 24% дел за малозначительностью. Это больше 200 тысяч человек, на которых сначала завели уголовное дело, продержали их под следствием, а потом в суде выясняется, что их можно было просто административно оштрафовать. Это огромная цифра, отметил Лебедев, и назвал другую, гораздо более скромную – в этом году в российских судах было вынесено 0, 4% оправдательных приговоров. Это всего 4 тысячи оправданных.

Кстати, Лебедеву задавали вопросы и о будущем Верховного Суда, в частности о запланированном переезде в Санкт-Петербург.

Лебедев: Сегодня пока мы здесь. Когда переезжаем, не знаю.

Судьи продолжат заседать в Москве и завтра, съезд - трехдневное мероприятие, проводится раз в 4 года. 

Эту тему мы обсудили с Элиной Кашириной, федеральной судьей в отставке.

Писпанен: Не могу не процитировать Владимира Путина и его похвалы в адрес нашей судебной системы: «Такой открытостью не может похвастаться, пожалуй, ни одна судебная система». Вы согласны с президентом?

Каширина: С президентом России спорить трудно. Действительно, у нас судебные заседания проводятся практически все в открытом режиме. В закрытом судебном заседании рассматриваются только дела, касаемые несовершеннолетних, половой неприкосновенности и безопасности родины.

Казнин: Две важные темы – Административный кодекс – что это будет? Действительно такая необходимость сейчас?

Каширина: Если об этом заговорили на съезде судей, значит, такая необходимость назрела.

Казнин: Почему эта тема не поднималась до этого?

Каширина: Я думаю, что, когда такие инициативы возникают, это все-таки имеет какие-то политические корни. Видимо, возникла необходимость в нынешнее время оформить это отдельным кодексом.

Казнин: Уточните, что значит политическая необходимость?

Каширина: Вы спросили мое мнение, я ответила, как я считаю. Любое законотворчество является актом государства для регулирования тех или иных отношений, которые теперь возникают. Есть Кодекс административных правонарушений, прописан порядок их рассмотрения. Видимо, возникла необходимость выделить это отдельным кодексом.

Писпанен: Кто Административно-процессуальный кодекс будет писать, будет ли использоваться международная модель, или он будет сугубо российский?

Каширина: В Государственной Думе масса депутатов, кто может приложить к этому руку.

Писпанен: В последнее время мы не очень любим ориентироваться на западные страны.

Каширина: Наверняка будут смотреть и международный опыт. Я согласна с тем, что когда человек с одной стороны, а с другой стороны – представитель государства, есть некоторые сложности. Есть категория дел, в которую часто попадают граждане, - это то, что связано с нарушением правил дорожного движения. Когда человек приходит в суд отстаивать свои права, с другой стороны судья вызывает того самого сотрудника ДПС, который составил протокол. Сложно доказать свою невиновность. Может быть, будут придуманы другие механизмы. Мало того, что закон должен быть придуман, еще нужно смотреть, как он будет применяться на практике  и его корректировать.

Казнин: По поводу декриминализации статей. Сегодня по уголовной статье был осужден на два года условно человек, стрелявший в воздух на свадьбе, хотя до этого это было административное правонарушение.

Каширина: По одному делу нельзя судить об области права. Каждое дело очень индивидуально. Есть определенные обстоятельства, при которых оно было совершено, учитываются и данные личности, и другие обстоятельства.

Казнин: На ваш взгляд, где это должно применяться?

Каширина: Нельзя сказать, что все, что до трех лет наказывалось, можно перевести в административные правонарушения. За какую статистику ни возьмешься, везде цифра получается огромная. У нас нигде не бывало, чтобы касалось 2-3 человек. Чуть что – сразу 200-300 тысяч. Я всегда считала, что у нас не столько плохие законы, сколько правоприменительная практика. По тем делам, о которых шла речь в новостях, что какие-то дела подлежат декриминализации, можно индивидуализировать это наказание. На сегодняшний день закон позволяет в стадии следствия прекращать дело за примирением с потерпевшим. Но это не делает практически никто, потому что следствию это неинтересно.

Писпанен: Статистика по оправдательным приговорам, эта цифра 0,4%.

Каширина: Ничтожно мала. По сравнению с судом присяжных, где процент многократно больше, как минимум, я считаю, можно говорить о доверии к нашей судебной системе, о справедливости местных решений, если эта цифра будет хотя бы средней между статистикой оправдательных приговоров в судах общей юрисдикции и в судах присяжных. Если это будет 10-15%, то тогда это будет показатель. Пока это ни о чем. Рос

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.