Экономист Андрей Мовчан: «Вряд ли суд примет решение об аресте „Роснефти“»

Здесь и сейчас
28 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На связи со студией Дождя экономист Андрей Мовчан. Поговорили о решении Третейского суда в Гааге и о том, как оно отразится на стоимости «Роснефти».

50 миллиардов 20 миллионов и 87 тысяч долларов должна выплатить Россия по иску бывших акционеров ЮКОСа. Соответствующее решение опубликовал сегодня Третейский суд в Гааге.

39 миллиардов 900 миллионов долларов получит кипрская компания — Hulley Enterprises, 8 миллиардов 200 миллионов — Veteran Petrolium и 1 миллиард 800 миллионов — Yukos Universal. Все три компании инициировали иски против России, которые были объединены судом в одно дело.

Гаагский третейский суд постановил, что Россия нарушила энергетическую хартию, и инициировала налоговое дело против ЮКОСа с целью его банкротства и дальнейшей экспроприации в пользу Роснефти. Сама Роснефть упомянута в решении суда как действовавшая от имени и в интересах государства.

Нефтяная компания уже сделала официальной заявление, в официальном пресс релизе говорится следующее:

ОАО «НК «Роснефть» ознакомилось с опубликованными сегодня решениями по арбитражным разбирательствам, инициированным бывшими мажоритарными акционерами НК «ЮКОС» против Российской Федерации на основании Договора к Энергетической хартии.

«Роснефть» не являлась стороной, не участвовала в указанных спорах и не является ответчиком по опубликованным решениям. «Роснефть» полагает, что все ее сделки по приобретению бывших активов ЮКОСа, а также все иные ее действия в отношении ЮКОСа были полностью правомерными и были совершены в соответствии с применимым законодательством.

«Роснефть» не считает, что к Компании могут быть предъявлены какие либо требования в связи с опубликованными решениями или что указанные решения могут негативно отразиться на коммерческой деятельности или активах Компании.

 Михаил Ходорковский в процессе участия не принимал и, как заявляют его представители, никакого отношения к нему не имеет.

Дело ЮКОСа против России Гаагский суд начал рассматривать в 2005 году. Изначальная сумма иска составляла 28 миллиардов долларов, но впоследствии заявители увеличили свои требования.

Group Menatep являлась владельцем 100 % акций компании «Yukos Universal Limited», которой, с свою очередь, принадлежал контрольный пакет «Нефтяной компании Юкос». Директорами Group Menatep являлись Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, но после ареста Лебедева в 2003 году компанию возглавил британский юрист Стивен

 В 2005 Михаил Ходорковский передал трасты с долей в 52% в Group Menatep своему партнеру Леониду Невзлину, таким образом, компания теперь владела 70 % акций ЮКОСа.

Как сообщает сегодня Коммерсант со ссылкой на источники, знакомые с процессом, присужденные Гаагским судом 50 миллиардов долларов это сумма, которая включает стоимость этих 70% ЮКОСа на момент окончания конкурсного производства в компании в 2007 году плюс потенциальные дивиденды, которые Group Menatep могла получить в период с 2003 по 2014 год.

Обращаясь с иском в суд Гааги, истец добивался признания того, что налоговые требования к ЮКОСу, результатом которых стало банкротство компании, были предъявлены с целью отобрать компанию. В качестве доказательства Group Menatep привела переход «Юганскнефтегаза» под контроль «Роснефти», доказывая, что прямую выгоду от этого получило государство.

Рассмотрение дела по существу началось в 2009 году, в итоге суд признал действия российских властей «полномасштабной атакой на ЮКОС и его владельцев с целью обанкротить компанию».

Теперь у России есть время на выплаты до 15 января 2015 года, после чего начнут начисляться проценты. Также в течение 10 дней Россия может обратиться в суды Голландии с заявлением об аннуляции решения.

Орлова: «Роснефть» упоминается в решении Третейского суда в Гааге, говорится, что она действовала в интересах России. Эта компания, которая торгуется на лондонской бирже. Мне подсказывают, что ее котировки сегодня уже упали на 3%. Что будет дальше с «Роснефтью»? Как это решение суда отразится на ней и, в частности, в контексте ТНК-BP?

Мовчан: Я - инвестиционный банкир, а не юрист, кроме того, не держал в руках решения суда, а даже если бы держал, я не успел бы его прочесть. Но могу предположить, что ответчиком по иску является государство Россия, а не «Роснефть». А раз государство Россия является ответчиком, то «Роснефти» нечего бояться, поскольку «Роснефть» является всего лишь имуществом, которое частично принадлежит государству. А частичные  акционеры не имеют к делу ЮКОСа никакого отношения, скорее всего, мы будем иметь дело, связанное с государством, только без каких бы то ни было регрессов на эту компанию.

Орлова: То есть никак это не отразится на инвестиционной стоимости «Роснефти»? Даже в официальном комментарии «Роснефть» сразу поспешила сказать, что это никак не отразится на ее стоимости, на инвестировании, на настроении акционеров. Не начнут сейчас распродавать акции, а кто знает, может быть, Россия решит обратить взыскания на имущества «Роснефти».

Мовчан: Смотрите, 3% - это не изменение, это говорит о том, что на рынке инвесторы не видят «Роснефть» ни как соответчика по этому делу, ни как сторону, которая пострадает в этом деле. Рынок несколько пошел вниз, «Роснефть» несколько пошла вниз. С другой стороны, мы знаем наше государство и прекрасно понимаем, что мы не понимаем, что оно может сделать. В том числе, например, это фантастический сценарий, но он тоже как бы возможен внутри страны, поскольку все возможно, может быть внутреннее судебное производство, которое признает «Роснефть» виновной в этой истории и возьмет с «Роснефти» деньги, хотя я лично в это не верю.

Орлова: Андрей, что касается экономической ситуации в целом и экономики страны, отразится ли как-то это решение на инвестиционную привлекательность России? Или уже дела так плохи в свете санкций, что это никакой роли особенно не играет?

Мовчан: Решение Гаагского суда на инвестиционную привлекательность России отразиться не может никак, поскольку это где-то в Гааге какой-то суд что-то про Россию решил. Это все равно, как если бы я что-то сейчас решил про долги «Серебряного дождя», и в связи с этим изменилась бы привлекательность «Серебряного дождя». Привлекательность поменяется или не поменяется в зависимости от того, что сделает Россия в рамках этого решения. Россия сейчас будет апеллировать, будет оспаривать решение, и есть вариант, что она добьется того, что это решение будет изменено, либо сумма сильно уменьшена, либо вообще отменена. Есть такая вероятность? Есть. Тогда мы будем говорить о совершенно другой ситуации.

Предположим, что Россия не сможет успешно справиться с этой ситуацией и должна будет заплатить 50 миллиардов. У России есть возможность не платить, несмотря на решение суда, физически ее невозможно заставить это делать. Тогда это многолетний процесс по попытке замораживания активов, изъятия их. Такой ход, скорее всего, отразится на инвестиционной привлекательности негативно, потому что Россия лишний раз подтвердит, что она не выполняет решения международных судов. Если Россия выплатит 50 миллиардов долларов, как ни парадоксально, это отразится на инвестиционной привлекательности позитивно, поскольку это будет означать, что Россия подконтрольна международным судам, Россия согласна следовать решениям этих судов, и с ней можно судиться.

Орлова: Вы говорите: «Какой-то там Гаагский Третейский суд», это, может быть, в России так, вот депутат у нас включался, который сказал, что  никакой роли это решение не играет, но для Запада это важная инстанция. Или нет? Или он и в мире ничего особенного не представляет? Подумаешь, какой-то Гаагский Третейский суд.

Мовчан: Смотрите, существуют суды внутри стран, которые, безусловно, будут принимать индивидуальные решения в рамках каждой страны. Учитывая текущее положение России в мире, учитывая само дело ЮКОСа, которое нам всем известно и понятно, я думаю, что национальные суды в случае, если акционеры ЮКОСа будут обращаться за поддержкой в национальные суды, будут принимать решения в их пользу на основании этого решения.

Поэтому, к сожалению, видимо, уважаемый депутат не понимает, что последствием этого дела может быть арест любого имущества РФ в любой юрисдикции на любую сумму. А имущества у нас много. Это и наши инвестиции, и наши деньги, и наши резервы, которые находятся в долговых обязательствах иностранных государств в большой степени, и наши посольства с их комплексами, суда, которые входят в другие страны, и самолеты, которые летают в другие страны, и так далее. Я бы не стал так просто относиться к этому решению.

Орлова: А что касается имущества российского за рубежом, на которое может быть наложено взыскание, что это может быть конкретно? Если брать ту же «Роснефть», нам Михаил Касьянов сказал, что это может быть нефть «Роснефти». У «Роснефти» есть же какие-то месторождения, какие-то проекты за рубежом. Это может пострадать?

Мовчан: Вообще все, что является имуществом ответчика, может быть арестовано для обеспечения иска, исходя из любого международного плана. «Роснефть» не является напрямую принадлежащей государству организацией. У «Роснефти» есть не только Россия как государство, но и частные акционеры. Поэтому вряд ли какой-то разумный суд примет решение об аресте активов «Роснефти», поскольку тогда возникает вопрос, что делать с миноритарными акционерами.

Но у России есть достаточно много имущества 100%, в первую очередь это резервы, которые мы держим в иностранной валюте, в иностранных долговых обязательствах, это счета банков, которые принадлежат России на 100%. Мы знаем, что такие банки есть. Эти активы могут быть арестованы. 

Фото: facebook.com/lynequities

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.