Егор Еремеев: я видел, как считали голоса на участке в Химках

Здесь и сейчас
16 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Губернатор Московской области Сергей Шойгу поздравил глав муниципалитетов Подмосковья, которые победили на выборах в воскресенье, и посоветовал им оправдать доверие избирателей. А вот экс-кандидат в мэры подмосковных Химок Евгения Чирикова не разделила оптимизм губернатора Шойгу.

Она уверена, что выборы руководителя Химок проходили с массовыми фальсификациями. Тем временем сам Шахов уверен, что обилие наблюдателей просто не позволило бы фальсифицировать итоги. Своими первыми планами он поделился с нашей коллегой Юлией Таратутой: прежде всего, его волнует обилие нелегальных мигрантов.

Олег Шахов: Мы договорились с жителями, что у нас будут создаваться организации наподобие ДНД – добровольной народной дружины, которая ходит по вечерам и смотрит.

Юлия Таратута: Казачьи?

Олег Шахов: У нас не так много казаков, как хотелось бы. Это будут люди, которые заинтересованы в безопасности: и спортсмены, и казаки, которые здесь есть, просто активные мужчины.

Занявшая второе место Евгения Чирикова заявила, что Шахов настойчиво зовет ее поработать в городской администрации и предлагает прислать свое резюме. У нас в гостях Егор Еремеев, он был наблюдателем на участке №3008, который стал самой горячей точкой Химок и в течение всего дня голосования, и в ночь подсчета голосов.

Расскажите, пожалуйста, что там было и как Вы это выдержали.

Егор Еремеев: Прежде всего, я хотел бы поблагодарить тех наблюдателей: ребята, с вами хоть на край земли. Проблемы у нас начались с самого утра. Я пришел на участок в 8.30. К этому времени один из наблюдателей – Игорь Морозов – обнаружил нарушение: ему не давали ознакомиться со списками избирателей. Он просил настойчиво, ему отвечали, что сейчас их предоставят или через 5 минут. После этого он начал вызывать СМИ, звать милицию. Где-то к полудню ситуация накалилась, приехало большое количество журналистов, приехал кандидат. В итоге дали ознакомиться со списками, но без камер и только с первым и последним листом.

Я был там в этот момент позавчера. Что было в этих списках, что Вас насторожило? Списки в конце концов дали?

Егор Еремеев: Не было свободного доступа к этим спискам. С 8 утра до 12 нас просто не пускали к ним, а когда дали посмотреть, дали посмотреть первый и последний лист. То есть мы не могли посчитать общее количество избирателей на участке, зарегистрированных на начало, чтобы проверить, совпадает ли оно в конце.

О чем это может говорить? На президентских выборах я был на этом участке, смотрел эти списки. 2179 избирателей было на участке 3008 в марте на президентских выборах. Там оказались какие-то дополнительные люди, которые там не проживали? Там был кто-то вписан? В чем суть дела?

Егор Еремеев: Мы предполагаем, что были добавлены дополнительные избиратели.

Как вы можете это предполагать, если вы не видели списков?

Егор Еремеев: У нас вызвало подозрение, что нам не дали. У нас не было бы подозрений, если бы мы посмотрели эти списки. Так как от нас это скрывали, мы предположили, что…

У нас страна такая, привыкли скрывать все на свете от людей, тем более от каких-то там наблюдателей.

Когда был уже подсчет голосов после восьми вечера, тогда списки уже должны были быть открыты, потому что их же сравнивали с тем количеством бюллетеней, которое было получено, и с фамилиями, и все же складывалось в разные папки.

Егор Еремеев: Мы очень на это надеялись, но к восьми вечера случился, пожалуй, самый уникальный случай из всех, которые я когда-либо видел. Мы сели подсчитывать количество избирателей по книгам, и в этот момент председатель объявил перерыв, собрал книги и попытался скрыться из участка в подсобке. Но ему преградили путь наблюдатели и не позволили это сделать. После этого он предпринимал неоднократные попытки и с третьего раза ему удалось прорвать с помощью посторонних лиц, наблюдателей от других кандидатов, прорвать эту цепь и унести списки к себе в подсобку.

Итоговые протоколы были подписаны членами избирательной комиссии, в том числе и с правом совещательного голоса от кандидата Чириковой? Вы от кандидата Чириковой были?

Егор Еремеев: Итоговые протоколы были подписаны в два часа ночи.

Все согласились, что все было правильно и вбросов не было?

Егор Еремеев: Конкретно по вбросам у нас претензий не было. Но дело в том, что выборы считаются честными и прозрачными, когда у нас соблюдены многие правила, например, мы смогли познакомиться со списками, а такого не было. Поэтому мы предполагаем, что здесь были очень грубые нарушения.

Например, какие? Вписывание дополнительных голосов? Тогда кто-то должен был вбросить эти бюллетени.

Егор Еремеев: Процедура, как я думаю, работает следующим образом. Приходит человек с паспортом, который не живет на этом участке, идет к списку, к заранее известному ему столу, дает свой паспорт, и в книге этого человека регистрируют. Если в книгу добавлен дополнительный подставной список, то, возможно, что на этом участке голосовали посторонние люди.

Сегодня победитель выборов господин Шахов в интервью нашей коллеге Юлии Таратуте, что КАИБы и видеотрансляции работали беспрерывно, и это уникальный случай в истории выборов за последнее время. Вы согласны с ним?

Егор Еремеев: Во-первых, у нас прерывалась трансляция на том моменте, когда у нас была эта потасовка, когда пытался прорвать оцепление председатель комиссии. Во-вторых, есть восемь правил, которые надо соблюсти, чтобы считать выборы честными. Если не соблюли даже 90%, это не дает им оснований говорить, что все прошло по правилам, все прошло честно. Это такой отвлекающий маневр.

Что теперь будете делать? Пойдете в суд?

Егор Еремеев: Это лично ко мне вопрос относится?

 К Вам как к представителю кандидата.

Егор Еремеев: Я лично не думаю, что идти в суд – это эффективная мера. Как показал опыт, абсолютно неэффективная мера, люди прикрывают друг друга, и это не работает. По возможности мы будем привлекать внимание к этой ситуации, ознакамливать больше людей с этой проблемой.

Допустим, что вы докажете, что выборы на одном из участков были нечестными, по закону о выборах необходимо доказать, что выборы на 25% участков были нечестными. Тогда наступают некие юридические последствия, в смысле отмена выборов. Как я понимаю, таких участков, где были зафиксированы подобные, было, может быть, один или два. В общем можно сказать, что Шахов выиграл в чистую или на 95% в чистую.

Егор Еремеев: Так не бывает. Либо выборы проходят честно, либо нечестно. В том, что он станет мэром, никто не сомневался, что он выиграет, может, даже честно. Мы пришли на этот участок, предполагая, что все пройдет безупречно, потому что за него была такая мощная агитация при отсутствии агитации за Евгению Чирикову. Даже в этой ситуации мы видели безобразие, которое дошло до рукоприкладства с полицией, которая бездействовала, со всеми чинами ТИКов и Мособлизбиркомов.

Правда, что председатель Мособлизбиркома Вильданов в конце концов пересчитывал бюллетени на вашем участке?

Егор Еремеев: Да, я присутствовал. На нашем участке где то в 12 часов ночи удалили 19 наблюдателей от разных кандидатов. Меня забыли удалить, я не знаю, по какой причине, какая-то ошибка была, они потом 10 минут совещались и решили меня оставить. Я наблюдал все, что происходит дальше. К нам приехала еще одна полиция, 10 минут все совещались, вышли представители ТИКа, потом все разошлись, и Вильданов начал процесс подсчета голосов, сам лично вел этот процесс, говорил, кому что делать в ручном режиме. Все слушались только его.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.