Египетские ночи Тимура Олевского: «Братья-мусульмане» упустили шанс, но не сдадутся

Здесь и сейчас
22 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Он улетел из тюрьмы, как папа Римский Бенедикт XVI улетал из Ватикана, отрекаясь от престола. Хосни Мубарака отпустили.

Почти два года с перерывами на суды и больницы Мубарак находился в тюрьме Тора в Каире. По иронии судьбы, последнюю неделю – на одном этаже с ним сидел и духовный лидер «Братьев –мусульман» Мухаммед Бадия. В районе 16:00 часов дня по египетскому времени – это 18:00 вечера по Москве – во двор тюрьмы приземлился вертолет, Мубарака на носилках поместили в кабину, и перевезли в госпиталь Маади, там же в Каире.

С Хосни Мубарака сняли обвинение в коррупции, и после выхода из больницы он будет помещен под домашний арест. Как Египет встретил новость о своем бывшем президенте, – спросили у Тимура Олевского, он только что вернулся из Каира.

Зыгарь: Тимур, с приездом. Надеюсь, ты долетел удачнее, чем Хосни Мубарак летел из тюрьмы.

Олевский: Хосни Мубараку было лететь совсем недалеко по сравнению с расстоянием, которое я преодолел. Было понятно еще вчера, что его отпустят. Сидел он в тюрьме Тора, где заключенные долго пытались объявлять голодовки, требуя, чтобы он находился в равных с ними условиях. Вот стена тюрьмы Тура, правильнее, наверное, так она называется. Целый тюремный комплекс, там много  зданий, находящихся далеко от забора. Внутри тюремная больница, в которой  у Мубарака была специальная палата, и, по слухам, оборудована была получше любых пятизвездочных отелей. Кроме того, там было все необходимое медицинское оборудование. Военные не бросили своего бывшего президента, когда-то героя войны.

Зыгарь: Своего бывшего главнокомандующего. Это уже не тюрьма, это Каирский университет.

Олевский: Это слова, которые пишут «Братья-мусульмане» о генерале Ас-Сиси – новый глава военных, человек, с которым Каир связывает надежды на будущее. Это важно сказать, потому что некоторые думают, что Хосни Мубарак – человек, который выйдет из тюрьмы, и ему сразу достанется власть назад, люди бросятся к нему в объятия и скажут: «Ну, вот, сейчас, наконец-то, все заживет». Потому что после Мухаммеда Мурси страна пребывает в экономическом шоке. Никто всерьез и не обсуждает возвращение Мубарака на президентский пост. Более того, все говорят, что самое главное – быстрее принять Конституцию, референдум будет через два месяца. Ждали Конституцию от Мурси, но он все сделал наоборот, все сделал неправильно: сперва победил на выборах, потом выбрали парламент, потом он назначил всех своих ставленников на губернаторские посты. Потом они окончательно довели бедноту до полной нищеты, и после этого…

Зыгарь: Самое главное – ничего не дал тому креативному классу, который привел его к власти.

Олевский: Даже отнял. Например, известно, что музыканты, которые выступают в каирской опере, бастовали, и в знак протеста долго, несколько недель, играли на улице тому самому креативному классу, который сторонники Мурси в декабре прошлого года сильно избили, там погибло несколько человек. Мурси пришел не только на надеждах креативного класса, но простых людей, которые ели, как говорят в Египте, 30 раз в месяц, жизнь которых он сделал хуже. Что сейчас говорит креативный класс? Очень похоже на Россию, только креативный класс стал, мне кажется, несколько умнее, чем наши соотечественники. Они говорят: «Мы когда-то говорили, когда революция только случилась и Хосни Мубарака сняли, лишь бы кто-нибудь пришел, неважно кого мы выберем, кто победит, тот победит, потом разберемся. Мы так больше делать не будем. Кто победит, с кем угодно, никаких коалиций делать не надо, надо было либералам тогда не ссориться, выступать единым фронтом, выдвигать одного кандидата. Мы выбрали кого-нибудь лишь бы не Мубарака, и получилась вторая революция». Для них это критичная история. Вторая революция сейчас продолжается, несмотря на то, что «Братья-мусульмане» сломлены в Каире. Даже там, в Гизе, я наблюдал историю, которая превратилась в перестрелку.

Вот маленькая иллюстрация того, что происходит в районе пирамид. Слова «вы поняли, зачем они стреляют, «Братья-мусульмане» сказал мой проводник, который помогал мне путешествовать по Каиру.

Кремер: А что произошло, я не поняла. Объясни, пожалуйста.

Олевский: Там военные оцепляют целые кварталы, попасть в них во время комендантского часа почти невозможно, если не знаешь каких-то секретных троп. Местные могут пройти, они действительно действуют слажено. Местные жители им помогают, особенно дети. Дети прибегают, и как только кто-то пересекает периметр, военных ведут туда за руку, они главные осведомители. Где-то в Гизе на улице вдруг началась стрельба. Стреляли из гладкоствольных, как мне потом объяснили, винтовок. Они очень громко хлопают. Солдаты спросили у капитана, что им делать. Он сказал «защищайтесь». Они встали около старенькой «Нивы», выставили «Калашниковы» и начали стрелять на звук. А машины, которые рядом стояли, в испуге уехали. Это происходит пока только в одном районе Каира. Ночью иногда слышны какие-то резкие хлопки. Все ждут пятничной молитвы, но «Братья-мусульмане» уже пытались собрать большие митинги на этой неделе, после того как арестовали их всех сторонников. Им не удалось, они потом заявили, что сами отменили пресс-конференцию, митинги. Они не отменили, просто люди не приходят. Какие-то очаги сопротивления остались, а в глубине страны, в городе Эль-Минья, там, где живут христиане-копты, жаловались, мы там были с гидами, я видел пять сгоревших церквей, там люди утверждают, что этот город является очагом сопротивления. Там «Братья-мусульмане» живут по одной семье на каждой улице, но у них достаточно денег, чтобы в нужный момент собрать побольше не очень богатых людей к себе в сторонники, они ходят вместе с ними. Там почти нет полиции. Мы там не видели военных, хотя как раз копты и католики, которые там живут, утверждали, что армия их спасла. Там в городе никто не погиб, действительно сгорели церкви, почти одновременно. Армии они говорили: «Спасайте нас, не спасайте церкви, мы потом восстановим». Сейчас уже начали восстанавливать. Иногда на их магазинах рисуют кресты, это такой призыв был убрать мусульман, чтобы люди других конфессий не могли торговать, и им объявляли экономический бойкот. Это напоминает агонию. И, конечно, на этом фоне есть ощущение, что скоро будут выборы, и мне  показалось, может прийти кто-нибудь из бывших военных.

Зыгарь: Один вопрос к тебе сложный, не знаю, сможешь ли ты на него ответить. Я не могу для себя понять, какое настроение из тех двух, которое я регулярно наблюдаю в ближневосточных блогах, более популярно в Каире? Часто с одной стороны приходится читать такую мысль, что генерал Ас-Сиси и военные, которые сейчас взяли в свои руки власть в Египте, практически совершают военное преступление каждый день. Для тех людей, которые, скорее, поддерживают «Братьев-мусульман» и пишут возмущенные отклики на то, что происходит в Египте, сравнивают военные власти Египта с властями Израиля. Пишут о том, что египетские военные такие же враги египетского народа, такие же убийцы, как для них, например, израильские военные против палестинцев. Это очень радикально настроенная часть арабской интеллигенции, которая пышет ненавистью по отношению к египетским властям. Вторая часть тоже либеральной интеллигенции, которая активна в блогосфере, всячески высмеивает «Братьев-мусульман» и, ненавидя их, разоблачает их пропагандистские уловки и публикует, например, фотографии, как один и тот же человек умер четыре раза. Вот фотографии якобы трупа, который бегает по улицам и везде позирует для фотографов якобы убитым. Они разоблачают «Братьев-мусульман» и с ненавистью по отношению к ним пишут о том, что настоящие убийцы и провокаторы – это «Братья-мусульмане», с ними нужно жестко расправиться. Какое настроение в Каире?

Олевский: Преобладает? Это легко понять, зная статистику, потому что мало кто помнит, как проходили выборы Мурси. На них пришло очень мало людей, за него проголосовало 15 млн. человек – это меньше половины Каира. Только в интернете подписей за то, чтобы Мурси сняли…

Зыгарь: Какие-то неофициальные данные. По официальной статистике, в Каире меньше 15 млн. живет.

Олевский: В большом Каире, я имею в виду. Там с пригородами порядка 30 млн. человек. В интернете против Мурси, еще когда он был президентом, проголосовало 20 млн. человек. По сравнению со всем египетским обществом «Братья-мусульмане» - яркая, но не очень большая часть населения, которая много лет ждала своего звездного часа, когда она придет к власти. Но почему-то они, придя к власти, совершили такое количество экономических ошибок и так настроили против себя креативный класс, что у меня создалось впечатление, что люди, которые за них, очень ярки, но их значительно меньше. Для многих армия – люди, которые спасают страну от террористов. Это произносить очень любят журналистам из России, я уж не знаю, для нас это текст или нет, но они всегда нам говорят: «Россия нам помогает, Барак Обама ничего не понимает, и, вообще, он глупый человек, поддерживает террористов, мы, наконец-то, с ними справились, и это не военный переворот, а попытка еще раз отыграть назад, чтобы исправить нашу ошибку, нам не надо было так голосовать». Примерно это я слышал. Там люди очень надеются на то, что после Конституции, которую, возможно, примут через два месяца, проблема будет окончательно решена, а «Братьев-мусульман» изгонят из страны. Это невозможно, все это понимают.

Зыгарь: Да, невозможно.

Олевский: Но я слышал людей, которые занимаются большим серьезным бизнесом, которые страдали от Хосни Мубарака, говорили о том, что сын Хосни Мубарака отнимал бизнес у них. Они говорят, что при «Братьях-мусульманах» экономика стала вообще, встал вопрос выживания.

Зыгарь: При Мубараке такого не было?

Олевский: При Мубараке такого не было.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.