Эдуард Лимонов: В Петербурге идут репрессии в отношении моих сторонников

Здесь и сейчас
24 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В эти минуты у стен Выборгского районного суда Петербурга дежурят усиленные наряды полиции, в том числе и ОМОН. Сегодня там начинается процесс по делу 12 предполагаемых членов запрещенной Национал-большевистской партии.

Запрещенной эта партия стала в 2007 году. По версии следствия, несколько обвиняемых для продолжения деятельности партии в 2009 году открыли ее региональное отделение в Санкт-Петербурге, проводили регулярные собрания, организовывали несанкционированные массовые акции, занимались пропагандой. В общем, знаменитая статья 282, часть вторая (организация и участие в деятельности экстремистской организации) – до двух лет лишения свободы. Как сообщает «Интерфакс», сейчас у здания суда – журналисты и сторонники обвиняемых. Среди них и Эдуард Лимонов. Узнали у него подробности. 

Лиманова: Почему же бред сумасшедшего? Ведь партия запрещена, значит, нельзя осуществлять деятельность, в которой обвиняют тех, кто сейчас на скамье подсудимых.

Лимонов: Это действительно бред сумасшедшего. Например, там есть такие перлы, что такой-то перешел улицу в неположенном месте и тем самым выразил свое неуважение к власти, пропагандировал идеи национал-большивистов. Я не придумываю, это именно так. Конечно, слепили удивительное произведение, я ничего подобного в жизни не читал.

Что сказать по существу? Люди вели политическую деятельность, безусловно. Но в рамках партии «Другая Россия», которая у нас существует, но ее не зарегистрировали. За каким дьяволом предъявлены эти обвинения? Просто нейтрализовать, очевидно, посадить, сделать так, чтобы одна из сильнейших наших организаций – питерская – перестала существовать. 12 человек на скамье подсудимых. Это же массовая репрессия.

Мое мнение – несмотря на полную, тотальную абсурдность, конечно, их осудят. Есть небольшая надежда, что, может быть, дадут условный срок, а не отсидку. Хотя руководителям – Дмитриеву и Песоцкому – грозит от 3 лет, всем остальным – до двух лет тюремного заключения. То, что это возможно в нашей стране – это, конечно, удивительно. Это какое-то королевство за пределами нормального, действительно сумасшедший дом.

Лиманова: Вы сейчас находитесь около здания суда, там много людей?

Лимонов: Нет, я сейчас еду в машине. Дело в том, что в суде я намереваюсь быть свидетелем, поэтому по судебным правилам я на судебном заседании не должен был присутствовать. Людей было очень много, огромное количество полиции – несколько автозаков, полиция всех родов войск, ОМОН патрулирует улицы, много сотен полицейских. Все они ведут себя крайне испуганно, такое впечатление, что готовится что-то экстраординарное, хотя всего-навсего идет судебное заседание.

Лиманова: Около здания суда задержаний никаких нет? Обстановка там спокойная?

Лимонов: Пока я там был, задержаний не было. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.