Эдуард Лимонов не боится конкурировать с Путиным

Здесь и сейчас
21 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Эдуард Лимонов будет баллотироваться в президенты России. От чего готов отказаться и на что пойти, чтобы победить - лидер партии "Другая Россия" рассказал ДОЖДЮ.

Кандидатом в президенты России может стать человек с одним гражданством, а не двойным. Лимонов заявил, что уже начал переговоры об отказе от французского гражданства. Эдуард Лимонов, вероятно, станет единственным кандидатом в президенты от несистемной оппозиции. По крайней мере пока, об участии в выборах президента от оппозиции никто не заявлял. Оппозиционер рассчитывает, что его поддержат и другие партии, которые не смогли принять участие в выборах в Госдуму

В студии - сам будущий кандидат в президенты Эдуард Лимонов.

Казнин: Это, в общем, неожиданно, наверное, для всех - и для ваших сторонников, и для ваших противников, и для тех, кто, наверное, даже не следит за выборами, потому что вы ведь ассоциируетесь у людей с тем, что вы не вступаете в какое-либо сотрудничество, во взаимоотношения и контакты с действующей властью. И вот вы примите участие в выборах, которые оппозиция внесистемная считает, по большому счету, фарсом.

Лимонов: Это власть не вступает с нами в контакты, а мы еще в конце 2010 года подали документы на регистрацию политической партии в Министерство юстиции и получили, естественным образом, отказ на основании всяких фальшивых и пустых предлогов, это, во-первых.

Во-вторых, мы никогда не отказывались от легального существования, и все время стремились к этому. Мы хотели придти к людям и на выборы и конкурировать с действующей властью и с нашими союзниками за души людские, но нам этого никогда не удавалось сделать. Я в политике 17 лет - 6 отказов в регистрации, все отказы намеренные. Все это репрессивный аппарат: Министерство Юстиции у нас стоит рядом с Министерством внутренних дел, с ФСБ, с Управлением лагерями и воняет от них неприятно, их судить надо поголовно всех. Но это другая история.

Теперь к президентским выборам. Во-первых, я не заявлял, что я взамен французского гражданства или что-то. Более того, российское законодательство не предусматривает отказа от какого-либо гражданства. Просто те страны, с которыми у нас есть договор о признании двойного гражданства, вот в том случае надо отказаться. Франция не относится к числу таких стран. Я не выпячиваю эту тему. Я ее назвал сегодня на пресс-конференции, пятой, что ли. Я просто сказал, что те Фомы Неверующие в нашем народе, которые считают, что все политики - жулики, приспособленцы, мерзавцы и при первом удобном случае пытаются куда-нибудь улизнуть, я сказал этим людям (а их тысячи, может быть, даже несколько миллионов), вот для этих людей я вот сегодня объявляю о том, что я отказываюсь от французского гражданства. Это сегодня уже совершилось.

Все что мне остается сделать – это, либо встретиться с послом, либо с консулом и отдать ему этот паспорт. Теперь я быстро добавлю, что я этот паспорт не как наши жлобы купил, или получил - я его получил за свой талант. Когда в 87-м году я уже опубликовал 16 книг к тому времени на французском языке, мне дали гражданство. У меня не было никакого гражданства, ни единого документа, и мне грозило быть вообще выброшенным из Франции. Поэтому мое гражданство честное, порядочное и я им горжусь. Спасибо Франции, прошли вместе 24 года, до свидания.

Казнин: Эдуард Вениаминович, конечно, никто вас не подозревает, что вы купили.

Лимонов: Нет, мне не нравится вот эти, сегодня были заголовки: «в обмен», «взамен», «ради». Ради Христа подают, а я не ради Христа.

Казнин: Скажите, как пойдете на выборы и хотите пойти на эти выборы, как одиночка или как, например, человек, объединивший оппозицию и системную и несистемную? Вас вообще поддержат другие?

Лимонов: Бояре, вы хотите сказать? Поддерживают ли бояре оппозицию? Я сомневаюсь в том, что они меня поддержат.

Казнин: Пойдут же, как всегда - по отдельности, наверное. Ну, предположим, Явлинский, Миронов, Зюганов, Жириновский…

Лимонов: Скажем так, ни Зюганов, ни Жириновский, ни, наверное, Явлинский, не могут считаться оппозиционерами - это представители партий-сателлитов, которые вот в этот бадминтон или пинг-понг играют с властью успешно многие годы. У нас 18 лет сидят Жириновский и Зюганов в Думе. Куда наша страна сдвинулась, в какую сторону? Да никуда. Никуда!

Казнин: А поддержка вам нужна чья-либо?

Лимонов: Мне нужна поддержка граждан, людей, сотен тысячи миллионов. Но поддержка бояр вовсе не необходима. Вы когда-нибудь задумывались, за каждым из них кто стоит? Например, за Борисом Немцовым, что, стоят миллионы людей? Или даже Навальным? Навальный пришел на «Русский марш», а кто с ним пришел? Никто. Он один там стоял.

Казнин: То есть, их поддержка вам не нужна?

Лимонов: Я разочаровался в поддержке бояр. За 5 лет союза с ними, с 2006-го года, я понял, что они ни на кого не влияют, никем не управляют, капризны, запутанны, ревнивы, глупы и политически неталантливы. Все, я с ними больше… Хотят поддержать - приму любую помощь. От любого.

Малыхина: Давайте так, вернемся тогда…

Лимонов: А сколько можно возиться с этими людьми, они сами ничего не решают, и другим не дают работать. К электорату вернулись.

Малыхина: Ну их, бояр. Первое, как будем получать 2 миллиона подписей?

Лимонов: Во-первых, давайте заинтересуемся, как мы еще будем, соберем инициативную группу. Вот я ехал в машине, мне сказали, что уже центр Сахарова отказал в помещении Эдуарду Линову для…Намеревался собрать там инициативную группу. Вот давайте….

Казнин: То есть, возможно, вы не будете зарегистрированы как кандидат?

Лимонов: Я человек дела, прагматик, я иду в это, и я намереваюсь сунуть голову в эту мясорубку и посмотреть, сколько я смогу сделать. Я на этом пути ничего не потеряю. У меня будет приязнь людей, которые скажут, вот хоть один не боится и идет куда-то до конца, до логического конца.

Малыхина: Пользуясь вашей терминологией, если прагматично смотреть или реалистично, с другой стороны, вы надеетесь на какой процент голосов?

Казнин: Вот представим, что все случилось - вы кандидат.

Малыхина: Да. Все случилось. Ваши ожидания?

Лимонов: Будем рассуждать чисто гипотетически.

Казнин: Гипотетически, да.

Малыхина: Конечно.

Лимонов: Если я пройду во второй тур, то я выиграю выборы, абсолютно, потому что наша страна стонет, она хочет чего-то другого.

Малыхина: Давайте с первого начнем.

Лимонов: С первого мы не можем - это со многими неизвестными формула.

Малыхина: Вы же как-то рисуете какую-то…

Лимонов: Я ничего не рисую. Я считаю, что воля, упорство, решимость, уверенность в себе дают уже огромное преимущество в сравнении с тем, кто топчется на месте и ничего не предпринимает. Это опасная авантюра к тому же, назовем ее так. Опасная история.

Малыхина: Но у вас гигантский политический опыт. Вы все-таки прогнозы какие-то для себя строите? План реалистичный, оптимистичный…

Казнин: План минимум.

Малыхина: План минимум, да.

Лимонов: Прогнозы не в количестве голосов, и даже не в результатах первого и второго тура, а прогноз в том, что заставлю ли я власть признать меня как кандидата. Смогу ли я заставить их… Заставить, так сами они ничего не сделают.

Казнин: Как вам кажется, кто ваш избиратель? Это молодежь, в основном, пенсионеры, средний класс, люди, крайне недовольные ситуацией в стране и так далее?

Лимонов: Я имею смелость думать, что как раз я из всех лидеров оппозиции, которые у нас есть на сегодняшний день, что я наиболее широкий лидер, поскольку я работал последние годы и с Каспаровым, и с Касьяновым. Ко мне привыкли демократы. Не все меня приняли, но какое-то количество поняли, что я очень порядочный человек, умеющий держать свое слово. Я человек, который участвовал в войнах в Сербии, меня помнят патриоты. Я пережил все тяжелые минуты с моей страной. Я был в 93-м году и у Останкино, и в Белом доме - это еще круги. Я не знаю, моя писательская слава она…Я не считаю, что там миллионы людей, возможно, миллионы... То есть, я хочу сказать, что очень широкий спектр, что хорошо. Например, есть, конечно, Немцов – герой буржуазии. У него есть фанаты, я уверен, и достаточно много, но с другой стороны, наверное, три четверти нашего населения его не выносят.

Казнин: Вы так отмахнулись от бояр, как вы их назвали, а вот, например, коммунистическая партия? Несмотря на то, что вы и многие считают их партией-сателлитом, как вы опять же их назвали…

Лимонов: Они, несомненно, партия-сателлит. Даже никаких сомнений нет. Я знаю эту практику.

Казнин: Хорошо. Я думаю, что Геннадий Андреевич сказал бы, что это не так, что они борются и так далее.

Лимонов: Я знаю Геннадия Андреевича с 92-го года, и знаю все о нем.

Казнин: Дело в другом. Ведь электорат коммунистов все-таки, как ни крути, мог бы поддержать и вас.

Лимонов: Вы знаете, действительно, вы абсолютно правы. Рядовые коммунисты, насколько я знаю, за годы, ко мне всегда относились очень лояльно и очень неплохо. То есть, в каких-то разговорах своих они даже говорили: «Если бы у нас было такое радикальное руководство, и не сидело, прилипнув, приклеившись к этим креслам, то возможно, мы добились бы большего». Я с компартией союзничал долгие годы. И мы собирались каждые две недели - Иван Иванович Мельников, крупные люди в партии. Мы собирались, советовались через годы. У меня было много предложений к ним. Все предложениями этими восторгались, а потом говорили: «Понимаете, это все-таки не для нас». Они очень трусливы. Они давным-давно могли устроить политический кризис в стране, они никогда на это не шли.

Казнин: Еще один момент, о котором часто говорят, но на который никогда ответ конкретного мы, журналисты, не получаем: 15-лет одни и те же лица, но и вы не новый политик.

Лимонов: Я никогда не был даже у исполнительной власти, даже рядом не стоял. Это огромная, знаете, разница. Это говорит как раз в мою пользу, что я за эти годы многому научился, что у меня есть огромный опыт, что я не дал, у меня была организация, есть и будет, несмотря на все репрессии, несмотря на 200 человек, которые сидели в тюрьмах и лагерях. Власть получает свои рапорты от ФСБ. Они прекрасно понимают, кого боятся и поэтому нас и преследуют таким образом. У кого еще есть, кто еще может сказать, что их преследуют с такой ненавистью, с такой настойчивостью так долго, и так многих людей преследуют?

Малыхина: А что вы будете предлагать, предположим, если вы пробьете эту стену, как вы говорите, вот тому молодому электорату, который, может быть, не сильно погружен в политику, может быть, не знает историю вашей политической карьеры? Это 20-летние, 30-летние люди успешные, занимающиеся своим бизнесом, или работающие в корпорациях, в принципе, достаточно…

Лимонов: 20-летние, занимающиеся своим бизнесом?

Малыхина: 20-30-летние - такой активный возраст, но еще аполитичный. Вот что вы им будете предлагать, и что вы будете объяснять?

Лимонов: Другую жизнь. Я человек не системы. Вспомните, я пришел в политику из искусства, я пришел в политику с войны, я пришел в политику из тюрьмы, кстати говоря, - единственный из всех лидеров сегодняшней оппозиции, я все-таки получил свой срок 4 года. Я буду предлагать другой совершенно стиль жизни - свободный. У нас прекрасная страна, где можно жить. Сбросьте вот эти оковы, откройте вы эти решетки, нет никакой необходимости людей вот так вот загонять в эти железные колодки вот такой вот системы. Я предлагаю новую жизнь, новый стиль жизни, новый курс.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.