Единая Россия выпустила армию троллей

Здесь и сейчас
26 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

"Единая Россия" вступила в битву за Интернет. В руководстве партии признали - коммунисты обошли их по числу лояльных пользователей.

Официальная группа КПРФ в социальной сети "Вконтакте" насчитывает порядка 70 тыс. пользователей, тогда как у “Единой России” - чуть более 4 тыс. Такая же ситуация в “Фэйсбуке” и “Одноклассниках”.

Помочь "Единой России" должны Интернет - тролли. Это те пользователи, которые за деньги пишут политизированные комментарии. Причем желательно - несколько десятков в день. Поможет ли армия троллей Единой России улучшить рейтинги – обсудили с гостем студии телеканала ДОЖДЬ, известным блогером Олегом Козыревым.

Зыгарь: Прежде всего, хочется начать с того, чтобы понять, как выглядит тролль.

Писпанен: Тролль «Единой России», я бы так сказала.

Зыгарь: Как он работает, на кого, откуда получает деньги и вообще, как устроен день тролля?

Козырев: Понятно, что темная башня Саурона пытается владеть троллем и смотрит на Интернет с возгласом: «Моя прелесть!».

Писпанен: Они такие же страшные, как в кино?

Козырев: Я думаю, что нет. На практике, конечно, кто такие тролли? Я думаю, в случае «Единой России» это, на самом деле, обычно, наверное, небольшие агентства, которые работают в социальных сетях. Эти агентства занимаются рекламой, пиаром.

Писпанен: То есть это вполне себе бизнес.

Козырев: Да. Не будет забывать, что Интернет по рекламным вложениям в России после телевидения на втором месте. Раз реклама на втором месте, значит, здесь есть люди, которые интересны бизнесу и, соответственно, политикам тоже. Поэтому есть достаточное количество агентств, которые работают в интернете, пытаются влиять на мнение пользователей. Не обязательно в негативном смысле, в смысле, что что-то наврать, как-то их обмануть.

Зыгарь: Пытаются подкорректировать реальность.

Козырев: Либо выгодно подать своего клиента. Я думаю, что именно в таком ключе будет работать, прежде всего, «Единая Россия». Единственное, что, наверное, еще дополнительно будут пытаться использовать влияние отдельных блогеров, топовых блогеров, которых, понятно, хотелось бы заполучить.

Писпанен: Они покупаются?

Козырев: Не всех удастся купить им, но я думаю, какие-то попытки будут это сделать.

Писпанен: Наверное, не зря были попытки уже, ведь были встречи в Кремле известных блогеров, некоторых даже брали в пул.

Зыгарь: Встреча в Кремле – это, мне кажется, довольно изящный способ, когда первые лица государства встречаются и личным обаянием пытаются в чем-то убедить – это, в общем, по-честному.

Писпанен: Это за бесплатно.

Зыгарь: Это по любви.

Козырев: Блогер еще не обязан влюбиться после свидания такого.

Зыгарь: А когда тебе звонят из специального троллинг-агентства и предлагают некий бюджетик, то…

Писпанен: А примерно можно понять, о каких вообще порядках идет речь?

Козырев: В принципе, блогер, работающий полное время, может заработать от 60 тысяч рублей примерно. За месяц.

Писпанен: Это мало.

Козырев: Я имею в виду от.

Писпанен: А есть пределы?

Козырев: Не знаю, мне кажется, пределы какие-то есть, я не слышал об этих пределах, тут врать не буду. Но я уверен, что, конечно, попытки закупить каких-то отдельных блогеров или, как минимум, воспользоваться их экспертным мнением, конечно же, будут.

Зыгарь: А вы были свидетелем, можете сказать, что вы поймали за руку или, по крайней мере, заметили закупку? Вот жил-был блогер, и тут вдруг явно что-то с ним такое произошло, и он уже начал по-другому писать?

Козырев: В политике немножко сложно такие случаи припомнить. Что видно обычно, как правило, человек говорит, что вот я сменил работу, например, он начинает писать посты о чем-то, очевидно, что он, скорее всего, перешел на работу к этому новому клиенту. Я хотел заметить, что, как мне кажется, по крайней мере, по той кампании, которая есть, она какая-то, на мой взгляд, неудачная. Я пока заметил запутинские, условно говоря, направления, такое немножко шоу в надежде на топовые посты, топовые просмотры. Вроде бы это все они получают, но результат в Интернете сегодня это не может принести.

Писпанен: Но может, они пока не научились еще? С другой стороны, предвыборная кампания только начинается.

Зыгарь: В это вообще не верится. Я, честно говоря, удивился, когда увидел новость о том, что «Единая Россия» рекрутирует троллей, у меня было ощущение, что уже все в порядке. Неужели нет?

Козырев: Ну конечно, позиция «Единой России» сегодня в интернете плоховатенькие.

Зыгарь: Да. но троллей-то много.

Козырев: Троллей много, а нужен результат. Сегодня в интернете такая интересная особенность, что там значимыми становятся люди или проекты дела некоторые делают. Я думаю, что если «Единая Россия» на какой-то момент сообразит, что ей, может быть, немножко надо бы дела свои какие-то…

Зыгарь: Амфору нашли в море.

Писпанен: Они обычно начинают зимой строить колодцы где-нибудь в Тверской области.

Козырев: Если они сумеют это, то, может быть, они что-то еще сделают. Но если они ограничатся только такими шоу с полуголыми девицами, я не думаю, что они привлекут внимание Интернета. Все посмеются, ролик посмотрят, но за них голосовать не будут.

Зыгарь: А есть какие-то известные тролли в России? Или они все анонимные?

Козырев: Тролль, как правило, это такой некий ник, который к тебе приходит, что-то рассказывает, и ты не можешь его особенно запомнить. Хотя нет, пожалуй, есть такой тролль – Лев Щаранский, я сейчас вспомнил. Это тролль довольно известный, который пасется в блогах почти всех известных демократических политиков. Пасется, надо сказать, неплохо, довольно едко иногда комментирует.

Зыгарь: Это один человек?

Козырев: Говорят, что это команда, но я точно не знаю.

Писпанен: Скажите, пожалуйста, Олег, можно защититься от троллей?

Козырев: Допустим, у вас есть видео – хорошее, политическое, интересное. Тролли приходят и начинают комментировать: «Все плохо, все плохо». В результате видео попадает в топ по комментариям. В интернете чего не понимают. Просто обилием таких комментариев ты можешь наоборот помочь посту, даже хорошему, попасть в топ. Единственное, что точно тролли умеют делать, они умеют засорять дискуссию. Если кто-то пытается на своем сайте или в своем блоге создать конструктивное какое-то обсуждение, то вот эти тролли, которые нападают на твоих здравых комментаторов, они могут засорить дискуссию. Единственное средство здесь – просто тотально вычищать их и массово уничтожать.

Зыгарь: Вы согласны с оценкой «Единой России», что в интернете самая популярная партия – это КПРФ?

Козырев: Что я точно знаю, что действительно КПРФ лучше всех на сегодня работает в интернете. Это правда.

Писпанен: У них такой ролик был недавно.

Зыгарь: Ролик же был не их. Пресс-служба Зюганова публично открестилась, они сказали: «Это не мы».

Писпанен: Может, они кокетничали.

Козырев: Я знаю, что у них обратная связь на их сайте действительно работает. Кстати говоря, ЛДПР здесь тихонечко их догоняют. «Справедливая Россия» видно, что старается работать. Вообще в интернете очень многие партии проигрывают до сих пор, или независимые политические силы. Составляют исключение гражданские организации.

Писпанен: Это потому что осталась такая компьютерная неграмотность?

Козырев: Мне кажется, это ставка на штат, на офис. Такая, как сегодня, если мы смотрим «Росяма», «Роспил» или «Синие ведерки», или Женя Чирикова с «Химлесом», то есть выигрывают такие здравые гражданские инициативы. Кстати, фотоблогеры, борьба за свободу фотографии. Выигрывают яркие личности с яркими, реальными делами, которые можно пощупать, потрогать. А в интернете очень быстро, как ни странно, щупается, хоть это и виртуальная вещь.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.