Дворник-нелегал, сломавший челюсть подростку-хулигану, постарается остаться в России

Здесь и сейчас
4 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Дворник Бахром Хуррамов, который сломал челюсть подростку черенком от метлы, вышел на свободу. Зюзинский суд Москвы сегодня закрыл дело — стороны помирились.

По данным следствия, 6 января в Хуррамова случайно попали снежком подростки. Дворник погнался за ними, кинул черенком от метлы и сломал 12-летнему Артему Хотееву челюсть. Хуррамова арестовали на следующий же день. Выяснилось, что уже год он работал нелегально и живет без регистрации — в мусоросборном помещении. Учитывая все это, за сломанную челюсть ему грозило до 5 лет лишения свободы.

Сам дворник извинился, хотя вину не признал — сказал, что только бросил метлой, но челюсть не ломал. При этом, по словам Хуррамова, дети над ним издевались — били сосульками и пинали. Эту версию подтвердили и жильцы дома, где он работал. Они заступились за дворника и написали властям коллективное письмо.

Эдика Лялины, инициатор письма в поддержку Хуррамова: У нас двор всегда был чистый, мы всегда здоровались, желали друг другу здоровья, удивлялись, как у них хватает сил работать, целый день корячиться с утра до вечера. Люди доверяли этому человеку ключи от квартиры, животных, кто-то даже просил детей отвести в школу. Никогда не было никаких проблем.

Едва дело получило резонанс, семья Артема Хотеева забрала заявление на дворника. Против освобождения Хуррамова был только прокурор. В итоге суд к нему неожиданно не стал прислушиваться. Узбекская диаспора выплатила потерпевшим компенсацию в размере 50 тысяч рублей — и сегодня дело закрыли в связи с примирением сторон.

С нами в студии был Тимур Мухамедов – представитель Всероссийской узбекской диаспоры, и Санал Даджиев, адвокат Хуррамова.

Писпанен: Почему суд вдруг проявил неожиданный гуманизм?

Даджиев: Я бы не сказал, что он неожиданный. Я не был уверен, но основания были – было достигнуто примирение сторон по уголовному делу. Обвиняемый для прекращения уголовного дела должен привлекаться к уголовной ответственности впервые. Бахром впервые привлекался, примирение достигнуто, у суда были все основания прекратить дело.

Лобков: Откуда у бедного дворника такая политическая поддержка?

Мухамедов: Представители узбекской диаспоры выплатили компенсацию – это факт. Свои действия мы координировали с адвокатом.

Лобков: А почему именно эта сумма? Это было требованием семьи Хотеевых?

Даджиев: Я разговаривал с мамой потерпевшего. Решение о прекращении дела было принято почти в самом начале расследования уголовного дела. На следующий день она сначала написала заявление в полицию с просьбой привлечь, а после она наедине поговорила со своим сыном и приняла такое решение.

Лобков: Но челюсть была сломана?

Даджиев: Согласно медицинской экспертизе, да. Они установили двойной перелом челюсти.

Писпанен: Мать потерпевшего установила, что Хуррамов не так уж и виновен, и решила отозвать?

Даджиев: Я не возьмусь комментировать ее решение. Я не знаю, чем она руководствовалась.

Писпанен: Почему его раньше не отпустили?

Даджиев: Примирение, как оно должно быть оформлено, было достигнуто нами на стадии, когда дело уже находилось в суде. Были принесены официальные извинения от обвиняемого и его супруги, заглажен материальный вред.

Писпанен: Что будет с Хуррамовым дальше?

Мухамедов: Если он изъявит желание оставаться в РФ, мы поможем ему с трудоустройством, получением временной регистрации.

Писпанен: Его не будут депортировать?

Мухамедов: Я на этот вопрос не готов ответить. Если он нарушил законодательство России, связанное с легальным местонахождением, тогда будут со стороны компетентных органов какие-то заявления.

Лобков: Может быть такое, что он вытянул счастливый билет  в лице диаспоры, адвоката, а есть и другие дворники, попадающие в подобные ситуации, которые в безвестности пропадают?

Мухамедов: На самом деле это не первый случай, я готов рассказать о другом. Год назад это дело поднимали, говорили, что гражданин Узбекистана совершил преступление в отношении ветерана Великой Отечественной войны.

Писпанен: Какое преступление?

Мухамедов: Разбойное нападение в составе группы лиц. Я лично дважды выезжал в Калининград, встречался с адвокатом. Все доказательства, которое следствие предъявило, мы опровергли. Сейчас человек выпущен на свободу. Дело приостановили. Хотя нам кажется, что если человек виновен, дело должно быть направлено в суд, а если невиновен, дело должно быть прекращено. Приостановили его по надуманным причинам – в связи с неявкой обвиняемого.

Лобков: Хуррамов отказался прийти к нам в студию. Были ли найдены факты подтверждения того, что над ним дети издевались?

Писпанен: К вам люди обращаются с такими же жалобами? Вы помогаете им чем-то, чтобы это не вылилось в досудебные конфликты?

Мухамедов: Мы стараемся помочь, ситуации разные бывают. В защиту Хуррамова могу сказать, что узбек по национальности может поднять руку на человека старше, либо младше себя по возрасту. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.