Движение автомобилистов России просит разрешить пересекать сплошную

Здесь и сейчас
12 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Движение автомобилистов России направило письмо председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву с призывом не принимать постановление о санкциях за завершение обгона через сплошную полосу. Ранее стало известно, что Верховный суд собирается сделать это на ближайшем пленуме.

Если постановление будет принято, то водителям грозит лишение прав на полгода за то, что они не успели завершить обгон до того момента, как началась сплошная. Удастся ли автомобилистам отстоять свои интересы, обсудили с председателем движения автомобилистов Виктором Похмелкиным.

Казнин: С одной стороны вроде бы все просто - Верховный суд принял такое решение. С другой стороны, автомобилисты выступают против. Почему?

Похмелкин: Я в данном случае выступаю не только как автомобилист, но и как юрист, и как бывший депутат Государственной думы, который голосовал за Кодекс об административных правонарушениях, на которых, собственно говоря, и толкует Верховный суд. Речь идет о статье 12.15 этого Кодекса, которая предусматривает ответственность за выезд на полосу, предназначенную для встречного движения в нарушении правил дорожного движения. Специально оговорюсь - выезд.

Мы рассматриваем ситуацию, когда выезд осуществляется через прерывистую линию разметки, а завершается через сплошную. Согласно приложению 2 к Правилам дорожного движения, можно пересекать в любом случае, автомобилисты все это прекрасно знают, прерывистую линию разметки. Можно пересекать. Значит, этот выезд на встречную полосу через прерывистую осуществляется правомерно. За что водителей тогда наказывают?

Что у нас остается? У нас остается возврат на свою полосу через сплошную линию разметки. Формально - это нарушение. Запрещено, действительно, пересекать эту линию. Но, во-первых, извините, речь ведь идет о возврате на свою полосу, а не на выезд на встречку. И что же тогда делать водителю в этой ситуации? Оставаться на этой полосе пока снова не появится прерывистая и тем самым рисковать собой, создавать…

Писпанен: Еще учитывая этику водителей, которые еще и не пустят тебя обратно.

Похмелкин: Да, совершенно верно. Этика - отдельно, закон - отдельно. Это у нас часто бывает. Пока остановимся только на древних законах. Есть такое понятие в законе «крайняя необходимость». То есть, человек даже допускает нарушения, но для того, чтобы предотвратить более серьезные последствия. Вот это сейчас, на мой взгляд, типичная крайняя необходимость.

Конечно, лучше обгонять по правилам, но строго говоря, здесь нет нарушений. Потому что, повторяю еще раз, Правила дорожного движения четко перечисляют все случаи, когда нельзя выезжать на встречную полосу - это требование знака «Обгон запрещен», в его зоне действия находится водитель, сплошная линия разметки, в конце подъема, под эстакадою, под мостами, на пешеходных переходах и так далее. Перечень исчерпывающий. Нет там в этом перечне выезда через прерывистую линию разметки. Следовательно, нельзя говорить о правонарушении. И Верховный суд, если даст такое разъяснение, с моей точки зрения, он превысит свои полномочия. Он фактически выступит в роли законодателя.

Даже если считать, что здесь имеет место пробел, допустим, вообще ситуация не оговорена в законе, что делать? Есть правило, оно предусмотрено статьей 1.5 кодекса об административных правонарушениях. Каждое сомнение трактуется в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности. То есть, в нашем случае в пользу водителя. Все. То есть, если даже пробел, вы тогда уже скажите законодателю: заполняйте этот пробел, а мы пока, руководствуясь статьей 1.5, говорим, что сомнения в пользу водителя.

Писпанен: Виктор, скажите, пожалуйста, а зачем Верховный суд собирается вносить такое решение? К чему? Чье это лобби? Кому это нужно?

Похмелкин: Почему у нас 98% всех дел, в спорах между водителями и сотрудниками ГИБДД решаются в пользу ГИБДД?

Писпанен: Хороший вопрос. Не знаю. Нет у меня ответа, представляете.

Похмелкин: А у меня есть ответ - у нас судебная система, увы, несамостоятельная, она абсолютно зависима от исполнительной власти. Это проявляется в очень многих ситуациях и, увы, в том числе, применительно к этим вещам.

Писпанен: То есть, говоря простыми словами, повышается коррупционная емкость этого действия этого закона?

Похмелкин: Узаконивается практика, которая, так сказать, ряд сотрудников ГИБДД и ряд органов ГИБДД пытались внедрить. Пока до сих пор не получалось. Были споры, суды по-разному трактовали. Если Верховный суд выскажется, у нас остается только один последний довод - апелляция к Конституционному суду. Этот процесс не быстрый, не простой.

Писпанен: В Петербурге.

Похмелкин: Дело даже не в том, что в Петербурге, дело в том, что гражданину нельзя обратиться в Конституционный суд напрямую, пока его права физически не нарушены. То есть, пока его не привлекли к ответственности и он не прошел все инстанции. Но суды в этой ситуации будут, конечно, руководствоваться постановлением пленума Верховного суда. Для судов оно обязательно.

Казнин: Все-таки это разные вещи: нижестоящие инстанции, суды, которые, действительно, чаще всего встают на сторону сотрудников ГИБДД, и Верховный суд - это первое. И второе, ведь есть и другие мнения и среди автомобилистов, в том числе. Многие считают, что не нарушай…

Писпанен: На самом деле, в этой ситуации, я как автомобилист, тоже…

Казнин: …Если ты выехал. Я слышал эти мнения.

Похмелкин: Но нарушений нет. Вы понимаете, я тоже согласен - не нарушай!

Казнин: Когда вы пересекаете сплошную…

Похмелкин: Нет, минуточку.

Писпанен: Ты пересекаешь, уже когда возвращаешься на свою полосу.

Похмелкин: Да. За что предлагают наказывать - за выезд в нарушение. А я выезжаю без нарушений. Ну, хорошо, в крайнем случае, наказывайте меня за нарушение правил разметки, если я пересек сплошную, хотя, а тогда, что мне, какая у меня альтернатива? Оставаться на встречке и съезжать на обочину?

Писпанен: Нет. Я знаю, что огромное количество ситуаций бывает, когда ты обгоняешь, заканчивается прерывистая и тебя просто не пускают на твою полосу.

Похмелкин: Это раз. Во-вторых, поди определи, хорошо если разметки 1.6, которые предшествуют сплошной, она как бы предупреждает водителя, что дальше сплошная линия, но, ее-то тоже разрешено пересекать, пожалуйста, правилами не запрещено. А если речь идет о другой разметке, которая еще не говорит о том, что сплошная где-то рядом? Просто потому, что пришлось обгонять несколько автомобилей (это не запрещено правилами), что страшного происходит оттого, что водитель пересек сплошную? Давайте уже абстрагируемся от формальных вещей. По сути, что страшного произойдет, если водитель перестроится через сплошную линию, возвращаясь на свою полосу?

Кстати, еще один косвенный аргумент в защиту моей позиции. В правилах записано следующее: есть такая разметка 1.11, с одной стороны сплошная, с другой - прерывистая, водители знают. Прерывистую можно пересекать в любом случае, а вот сплошную правила оговаривают: можно пересекать, в том числе и по завершении обгона. Не во всех случаях, но при завершении обгона можно пересекать. То есть, в этой ситуации прямо говорится, пересекайте сплошную, если вы завершаете обгон. По-моему все аналогично.

Писпанен: То есть, они противоречат, получается?

Похмелкин: Безусловно, здесь есть маленький пробел. Повторяю еще раз, во-первых, его легко истолковать, а во-вторых, если даже ты не знаешь, как толковать - толкуй в пользу водителя.

Писпанен: Только у нас не толкуют в пользу водителя, зачастую. Даже, несмотря на то что ты приводишь с собой 10 свидетелей, тебе говорят: «Друзья, давайте будем честными, кому поверят больше, каким-то свидетелям с улицы или сотруднику ГИБДД?».

Похмелкин: Тем не менее, вы все-таки правильно сказали, что Верховный суд это не то, что рядовые суды, нижестоящие суды, именно поэтому я и обращаюсь туда. Я знаю лично Вячеслава Михайловича Лебедева как уважаемого авторитетного юриста, я знаю судей Верховного суда, многих. Я надеюсь на то, что они не разобрались, не вникли.

Писпанен: Вы надеетесь, что это все-таки не примут?

Похмелкин: Они серьезнейшие вопросы рассматривают и вдруг тут какое-то разделение разметки, тем более, что подавляющее большинство судей сами за рулем не ездят и, следовательно, это их как бы напрямую не касается. Вот моя попытка как-то привлечь внимание, сказать, что, друзья, не все так просто, все-таки присмотритесь, вдумайтесь в эти правила и отнеситесь критически к тому, что вам говорим МВД.

Писпанен: А скажите, пожалуйста, вот по вашим данным, сейчас за пересечение сплошной на руки сколько берут, примерно, сотрудники ГИБДД, чтобы не отнимали права?

Похмелкин: Вы знаете, поскольку это квалифицируется как выезд на встречку, так они пытаются это сделать, тут условно столько, сколько они берут за выезд на встречку в других случаях. Тут разная такса в разных регионах, но, в общем, это исчисляется тысячами рублей. Чуть меньше чем 5 тысяч рублей на сегодня штраф. Если это нарушение установлено видеофиксацией, постановление присылается на дом, то тогда штраф 5 тысяч рублей, а если это ловят на месте, протокол составляют, тогда это только лишение прав от 4 до 6 месяцев, поэтому чуть меньше. Хотя, я думаю, может и больше: водитель за то, чтобы сохранить права, заплатит…

Писпанен: Готов отдать сколько угодно.

Похмелкин: Сколько угодно. Это самый распространенный на сегодня способ вымогательства, именно связанного с возможностью лишения прав. И кстати, еще одна цифра, чтобы было совершенно понятно. У нас только за прошлый год больше миллиона людей лишено прав. Более миллиона людей. Представляете сколько их будет еще? И причем еще многие из них игнорируют это наказание. Потому что эти сроки копятся, что называется, и они выезжают без прав, без всего. То есть, мы все потенциально уже таким образом порождаем вот это беззаконие со сторон водителей, которые просто будут ездить, тем более, когда ты считаешь, что тебя лишили прав незаконно, несправедливо.

Казнин: Есть ведь и другие ситуации, это тоже, в общем, рассказывают люди, которые попадают, совершают маневр, не нарушение, многие договариваются без денег, они просто разъясняют сотрудникам ГИБДД свою позицию и те соглашаются. Вот я лично с тремя людьми говорил по этому поводу и они…

Похмелкин: Все это возможно было до разъяснения Верховного суда. Когда оно появится, все, все споры кончатся. Извините, вот вы не говорите, что высшая судебная инстанция страны сказала, я буду этому следовать, тем более, что еще удивительно, в этом постановлении есть ряд разъяснений других норм. Там у меня нет ни малейших возражений, там далеко не все в пользу водителя, но там трактовка, которая основана на правилах, на законе. Пример приведу. Скажем, спор: человек выезжает на перекресток с круговым движением и едет как бы не против часовой как положено, а налево, есть здесь выезд на встречку или нет? Верховный суд разъясняет - есть. Вот я согласен, вот здесь есть выезд на встречку, безусловно, потому что ты едешь против потока и рискуешь совершить ДТП. У меня нет возражений при таком разъяснении. Но когда речь идет об обгоне, который рассматривают, я не вижу ни малейших аргументов в пользу позиции, которую занимает ГИБДД и сейчас может занять Верховный суд.

Писпанен: Скажите, пожалуйста, вот сейчас с периодичностью в какое-то количество месяцев увеличиваются штрафы за нарушение ПДД. По вашему мнению, насколько они должны увеличится, чтобы люди перестали давать, что называется, на лапу, и откупаться на месте, а честно платили в сберкассу эти штрафы? И достаточны ли они сейчас? Может быть, уже достаточны?

Похмелкин: Практически размер наказания имеет третьестепенное значение. Это любой юрист скажет вам. Самое главное наказание - неотвратимость. Вот когда и если будут наказывать реально, наказывать всех и каждого, при соблюдении равенства граждан перед законом, когда владельцы машин или пассажир машин сановных, бизнесов, с мигалками будут наказываться также, а лучше еще строже, чем остальные автомобилисты…

Писпанен: Это какое-то утопическое российское государство.

Похмелкин: Но вы знаете, я вам скажу, что есть много стран, которые это обеспечивают. Далеко ходить не буду, например, Грузия.

Писпанен: Слушайте, мы все знаем, какая там была реформа полиции.

Похмелкин: Да. А кто нам мешает, что называется? Ведь такой коррупции как была в Грузии, России и не снилась, я вам скажу, но ведь преодолели все-таки, причем в короткие сроки преодолели.

Казнин: Дело еще в том, что не только берут, но и дают, и это массовая ситуация. И все те, в большинстве своем, кто ратует за то, что надо бороться с коррупцией, на самом деле всегда дают сами.

Похмелкин: Не все.

Казнин: Ну не все, но очень многие.

Похмелкин: Вы знаете, проводили опрос и выяснилось, 60% готовы давать, а 40 % уже нет, не хотят. И они были бы очень рады…

Писпанен: Да, я знаю, у меня очень многие друзья тоже ни в коем случае не дают.

Похмелкин: И кстати, всегда в этих отношениях взяткодатель и взяткополучатель, главная вина на взяткополучателе. Дают, потому что берут. Как только перестанут брать, перестанут давать, я вас уверяю. Не случайно, кстати, во всех законодательствах мира, в нашем в том числе, ответственность за получение взятки несравненно выше, чем за дачу взятки. Более того, взяткодатель даже освобождается от ответственности, если заявил добровольно об этом факте, или об этом отношении него было вымогательство. Это совершенно правильно.

Писпанен: Вот скажите, вы уже упомянули о неотвратимости наказания. Сейчас поставили по Москве камеры, которые фиксируют нарушения и присылают штрафы на дом, на адрес физического лица, который нарушил, у кого машина зарегистрирована. И появляется, во всяком случае, в соцсетях, появляется огромное количество жалоб по поводу того, что это неправда, мол, не было меня в тот день, даже в стране, говорят очень многие. Тем не менее, приходит такой штраф. Что с этим делать?

Похмелкин: Вы знаете, очень просто. Мой простой совет, закон предусматривает возможность и право собственника машины обратиться в орган ГИБДД с претензией, сказать, это был не я за рулем, либо это была не моя машина. Так сказать, этот факт должен быть проверен обязательно. И если…

Писпанен: А как это можно проверить?

Похмелкин: Например, что не я был за рулем, у меня была доверенность на машину, человек, которому доверенность дана – выясняйте. Закон предусматривает в этой ситуации право и даже обязанность сотрудника ГИБДД отменить постановление, возбудить дело в отношении другого лица, либо вообще прекратить его, если будет установлено, доказано, что тут какая-то ошибка, фальсификация и так далее. Так что в принципе я приветствую факты видеофиксации, это все равно лучше, чем прямое общение сотрудника ГИБДД с водителем. Но закон предусматривает, повторяю, для собственников автомобилей возможность защиты и в этой ситуации. Не до конца все здесь продумано, но, тем не менее, это не самая худшая норма в нашем законодательстве.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.