Ходорковский и Лебедев задолжали государству

Здесь и сейчас
29 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Судебные приставы вступились за Вельский суд. Он отказал в условно-досрочном освобождении Платону Лебедеву.

Одна из главных причин отказа в УДО Лебедеву - долги перед государством. Сегодня служба судебных приставов подтвердила - из 17 млрд Ходорковский и Лебедев заплатили всего 123 млн. Адвокаты осужденных не согласны.

Васюнин: Действительно, одной из причин отказа в УДО Платону Лебедеву, значилось то, что бывший руководитель МФО «Менатеп» не возместил причиненный ущерб. Тогда же Константин Ривкин, адвокат, выступая в суде, заявил, что были арестованы акции на сумму в 404 миллиарда рублей, это в 24 раза больше того, что требует государство от Лебедева и Ходорковского. Я связался сегодня с Константином Ривкиным, и он подтвердил, что, конечно же, сегодняшнее выступление судебных приставов, это, прежде всего, реакция на те цифры, которые прозвучали в Вельском суде. Давайте послушаем, что говорит Константин Ривкин.

Ривкин: С одной стороны, реакция на мое выступление в Вельском суде, с другой стороны, это классический пример гоголевской унтер-офицерской вдовы, которая выпорола не только самою себя, это у Гоголя, а здесь они пошли дальше, они выпороли еще и целый ряд других государственных ведомств, потому что они написали, что у Ходорковского и Лебедева изъято имущество на 132 миллиона рублей и скромно умолчали о том, почему колония об этом не знает. Колония же, администрация колонии прибежала с характеристикой, со справочкой на эту тему в Вельский суд, в которой в соответствующей графе стояли нули. Второй вопрос, который я хотел бы задать доблестным судебным приставам, а почему они не исполнили решение судьи Колесникова 2007 года об обращении погашения ущерба вот этого вот миллиарда с лишним акциями? Акции-то куда исчезли?

Васюнин: Вот таким образом речь зашла и об акциях, собственно, которые были арестованы сразу после того, как был арестован Михаил Ходорковский, то есть в 2003 году, а собственно арест снят был с них только в 2007 году. Возможно, логику действия судебных приставов объяснит Дмитрий Гололобов, бывший юрист ЮКОС. Он говорит, что судебные приставы действуют просто прямолинейно, а судебные акции непонятно, кому принадлежат и сколько вообще стоят. Давайте послушаем, что говорит Гололобов.

Гололобов: Я могу записать десять аргументов, почему это можно считать не исполненным, и десять аргументов, почему считать исполненным. Все эти акции принадлежали через траст лично Ходорковскому. Юридически - это вопрос доказывания: выписками из реестра наверняка не подтверждалось. Во-вторых, давайте посмотрим на ситуацию, они что-то стояли на момент, когда арестовали все? На момент, когда на них надо было обращать взыскание, они уже не стоили ни копейки.

Васюнин: Вот таким образом Гололобов, в общем, подтверждает, что судебные приставы по-своему в чем-то могут быть правы. Он приводит в пример практику европейских стран. Там сразу же после того, как арестовано имущество, оно продается, и из вырученных средств, собственно, возмещаются долги государству. Также и судебные приставы, не просто арестовывают то, что видят, то, что они сегодня назвали, какие-то участки, дома и прочее видимое имущество. Но судебные приставы на Западе пытаются, прежде всего, разыскать какие-то скрытые, утаенные активы. Но у нас этого не происходит, поэтому из того арестованного имущества деньги бюджет государства и не пошли.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия