«ДНР» отступать некуда. Что объединяет Игоря Стрелкова, донецких беженцев и солдата, которому звонят киевские коллекторы

Здесь и сейчас
11 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

Донецк – последний рубеж бойцов «ДНР». Отступать им уже некуда. Премьер-министр «ДНР» Александр Бородай приехал в Донецк и дал пресс-конференцию, на которой объявил, что в Донецке скоро начнутся массовые эвакуации жителей в Россию. 

Вокруг донецкого аэропорта продолжается бой. Бойцы самопровозглашенной Донецкой народной республики пытаются выбить оттуда солдат украинской армии, Бой начался  сегодня рано утром и продолжается до сих пор. За всем происходящим следит корреспондент «Дождя» Тимур Олевский.

Олевский: Бой вокруг аэропорта в Донецке продолжается уже вторые сутки, это более серьезные столкновения, чем было вокруг аэропорта до сих пор. Аэропорт обстреливают из тяжелой техники, минометов снайперы. Все силы, которые есть, кажется, в распоряжении Игоря Стрелкова-Гиркина, - в Донецке. Такие военные события в городе как раз связаны с приходом Стрелкова в Донецк, город совершенно изменился, когда он здесь появился. А когда Александр Бородай, который назвал себя на пресс-конференции, подтвердив свое звание, премьер-министром ДНР, так вот он вернулся и сообщил, что город ожидают бомбардировки и прочие другие неприятные вещи. Хотя, казалось бы, тут и кафе до сих пор работали, а сейчас начали закрываться. И вот вслед за этим военным режимом, который постепенно будет вводиться в Донецке, огород ожидает массовая эвакуация из некоторых районов.

Александр Бородай, премьер-министр самопровозглашенной Донецкой народной республики: В тех условиях, в которых мы сейчас находимся, мы вынуждены думать о частичной эвакуации некоторых районов Донецка. Хотели бы подготовить к этому и российскую, и мировую общественность. Частичная эвакуация будет означать, что из города будет эвакуировано несколько сотен тысяч мирных жителей. К сожалению, эта необходимость, мы не можем ничего с этим сделать. Посмотрим, куда люди захотят эвакуироваться. Я думаю, подавляющее большинство захочет эвакуироваться в РФ.

Олевский: А российская армия вам пообещала, что примет столько беженцев?

Александр Бородай, премьер-министр самопровозглашенной Донецкой народной республики: С РФ мы не будем на эту тему разговаривать. Тут проблема не в том, обещает ли принять столько беженцев или нет. Проблема в выживании. РФ не откажется принимать беженцев, потому что не может себя этого позволить, не может позволить отказаться от них.

Олевский: Как будет устроена эвакуация, люди будут обязаны эвакуироваться или это будет добровольно?

Александр Бородай, премьер-министр самопровозглашенной Донецкой народной республики: Нет, конечно, добровольная эвакуация. Просто таковы условия, что людей приходится эвакуировать.

Олевский: Действительно, людям придется эвакуироваться. Правда, это будет такая принудительно-добровольная эвакуация, потому что там, где появляются бойцы ДНР, начинаются обстрелы, а там, где начинаются обстрелы, жить уже становится невозможным. А Россия станет практически заложником предстоящей эвакуации, хотя пока никто в России не сказал, что не готов принимать беженцев с территории Украины, или наоборот.

Александр Бородай сделал эти заявления после того, как повстречался с высокопоставленным чиновником в Москве. С кем – он не говорил. Зато вместе с Игорем Стрелковым, с которым они вместе вчера выступали на пресс-конференции, он заявил, что дальше Донецка ступать некуда. Славянск сдали из-за военной необходимости, а Донецк – это последний рубеж. Кто бы здесь что ни думал, оставлять Донецк ДНР не собирается. Более того, Игорь Стрелков не видит более другого окончания войны, кроме победы.

Игорь Стрелков, министр обороны самопровозглашенной Донецкой народной республики: История человечества полна историей выигранных и проигранных войн. Побеждает тот, кто верит в победу, тот, кто ради нее готов сражаться до конца. Мы готовы ради нее сражаться до конца, у нас есть все шансы, чтобы победить.

Олевский: По-разному относятся люди к тому, что здесь происходит, некоторые буквально с поцелуями бросаются на шеи ополченцев, но я видел немало людей, которые говорят о том, что они, во-первых, ставят под угрозу жизни мирных жителей, воюя практически из жилого сектора. Например, в аэропорту, вокруг аэропорта квартал оцеплен, и там военные люди, а проспект уже заминирован. Понятно, что это военная необходимость, но тем, что там живет, это не вполне нравится. Другие напоминают, как у них отбирали автомобили или заставляли рыть окопы. В принципе, они не готовы были это делать, но военная необходимость, их же никто не спрашивает на блокпостах, надо это делать или нет.

Война в аэропорту продолжается. Самую разную технику используют бойцы. Некоторым из них приходится на этой войне фактически пытаться решить свои самые разные проблемы. Кому-то из долгового бремени помогает выбраться ситуация с войной в ДНР, а киевские  коллекторы, наверное, проклинают войну со всех сторон.

Лобков: Тимур, вы показывали кадры боя. Как я понимаю, это был гранатомет, типа РПГ-7. Правильно ли я понимаю, что это самое мощное оружие, которым располагают сейчас ополченцы? Или у них есть тяжелое оружие, которое не уничтожила еще украинская армия?

Олевский: Это 179-миллиметровый миномет, который стрелял прямой наводкой. Таких несколько есть, противоавиационные всевозможные средства борьбы, зенитное оружие и переносные зенитные комплексы, по крайней мере, те, которые не скрывают, показывают ополченцы. И, как минимум, две артиллерийские установки, которые вчера и, я думаю, сегодня обстреливали территорию аэропорта в Донецке. Это довольно серьезная гаубица 150-миллиметровая, если я не ошибаюсь, или даже большего калибра. Они в рабочем состоянии, они стреляют, их звуки и их выстрелы, разрывы тех снарядов, которые в них летят, слышатся далеко вокруг, впрочем, и в ответ летят мины. Как мне показалось, у Нацгвардии в аэропорту тяжелее минометов никакого вооружения нет.

Лобков: А само заявление Бородая и Стрелкова об эвакуации вызвало ли в городе панику? Поняли люди, что если такая эвакуация произойдет, на улицах действительно может начаться стрельба, и тогда все, кто по каким-то причинам не уехали, попадут под, возможно, артиллерийский обстрел города? Как люди отреагировали на это? Это ведь очень серьезный сигнал

Олевский: Знаешь, Павел, я ожидал, что сегодня на вокзале у билетных касс я увижу толпы людей, но мне кажется, что к этому здесь уже привыкли. Те, кто мог уехать, уехали, а те, кто уехать не смог, кажется, уже примерно смирились со своей долей. Ситуация будет развиваться, ведь в Славянске массовые бегства тоже начались не в момент, когда сюда пришли бойцы ДНР, и даже не когда первые взрывы погремели, а когда было разрушено уже большое количество домов и было немало жертв.

Лобков: Но все равно, число жителей Донецка сейчас - это несколько сотен тысяч человек, несмотря на то, что многие уехали, все равно это больше, чем половина.

Олевский: Я думаю, что это не менее полумиллиона человек. Уехало, по оценкам разных людей, более ста тысяч человек, но не менее полумиллиона осталось. По вечерам и даже днем на улицах настолько пустынно по сравнению с тем, что было месяц назад, что кажется, что в городе совсем никто не живет. Но это ошибочное мнение.

Лобков: А может ли это вызвать реакцию обратную, что если ополченцы собираются воевать на улицах, может ли это озлобить местных жителей, настроить их против ополченцев?

Олевский: Отвечу коротко: может. 

Фото: РИА Новости, Михаил Воскресенский

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.