Дмитрий Песков о ситуации с ДОЖДЕМ: я не вижу смысла закрывать телеканал, но они нарушили больше, чем закон, перешли красную линию

Здесь и сейчас
29 января 2014
60 890
368
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант

Наш коллега Антон Желнов узнал, что о ситуации с ДОЖДЕМ думают в Кремле.

Антон Желнов: Что же все-таки случилось и какую оценку тому, что происходит, дает сам Песков? Поправлюсь, говорили мы с пресс-секретарем в данном случае не как с пресс-секретарем президента, а как с чиновником, который попросил сослаться на то, что это его частное мнение, в данном случае как зрителя.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина: Это вопрос абсолютно, скажем так, морально-этический и он за гранью допустимого с морально-этической точки зрения для нашего народа. Это Вам может не понравиться, но я абсолютно разделяю точку зрения тех, кто считает и говорит о том, что канал перешел все грани допустимого. И что огорчает меня еще больше, это то, что до сих пор не было вразумительных извинений канала.

Антон Желнов: - Извинение было принесено на сайте и в твиттере. Было ли оно замечено Вами?

Дмитрий Песков: Ни от кого не слышал и не видел, что приносились какие-то извинения. Никогда не слышал за эти дни, что канал принес извинения, к моему большому сожалению. С морально-этической точки зрения я отношусь с полным пониманием, с юридическо-коммерческой точки зрения здесь не требуется моего понимания, есть лучше понимание, скажем так, арбитража в прямом или переносном смысле этого слова.

«Они - операторы, это средства доставки. Хозяин средства доставки или оператор этого средства доставки волен принимать решение, на выгоду себе или в убыток себе, продолжать или не продолжать вещание того или иного канала. Дальше это вопрос каких-то арбитражных дел».

Ну, Вы знаете, мне, откровенно скажу, опять же может это странно прозвучать, но мне просто как гражданину хотелось бы, чтобы зрительская реакция была абсолютно непримиримой к тому, что произошло. Потому что, как только мы начнем проявлять малейшую толерантность к таким опросам, у нас начнется эрозия нации, эрозия нашей памяти, генетической памяти нашего народа. Я убежден, что во многих странах, конечно, пришлось бы куда более туго каналу, который перешел бы через такую морально-этическую красную черту.

Антон Желнов: - И есть тому юридическая база? Нарушил ли ДОЖДЬ закон и если нарушил, то какой?

Дмитрий Песков: Но я же не судья. Но насколько мне известно, то есть мне не известно как гражданину о наличии каких либо законов, которые могли бы быть нарушены подобными действиями. Но в то же время незнание законов не освобождает от ответственности. На самом деле юридически я не думаю, что это какое-либо правонарушение, еще раз повторяю, я считаю, что это может быть гораздо более серьезная штука.

Антон Желнов: То есть, есть что-то более серьезное, чем закон?

Дмитрий Песков: В данном случае, это более серьезно с точки зрения морально этической нагрузки.

«Чем больше источников информации, тем лучше. Чем больше талантливых людей работает, тем лучше. Но главное, чтобы эти люди работали на созидание и на позитивный креатив, и на креативный позитив».

«Они на то и политические движения (если призывают закрыть телеканал – ДОЖДЬ), чтобы требовать каких-то решительных мер, но, в конце концов, это частный канал, поэтому абсолютно с физической точки зрения вряд ли можно говорить о закрытии канала. Зрители всегда имеют возможность отключиться от одного пакета и подключиться к другому. В условиях конкуренции всегда есть выбор – в этом и смысл конкуренции, - это первое. А все-таки для операторов это всегда больше экономический вопрос до тех пор пока не перейдена красная линия. То есть если красную линию не переходить, то исключительно коммерческий вопрос. Они принимают самостоятельное решение, они тоже граждане этой страны, и они реагируют на то, на что болезненно реагирует всё общественное мнение».

Вы знаете, как телезритель я бы очень хотел услышать внятное извинение от телеканала и очень не хотел бы быть дальше свидетелем всех этих телодвижений по этой теме, потому что они заведут нас куда-то не туда. И они вызовут большее озлобление таких зрителей как я и более глубокое непонимание зрителей более старшего поколения. Я абсолютно сбалансированный человек, но у меня есть красные линии: я против экстремизма того и другого. Более того, я даже допускаю, что в творческих поисках можно делать ошибки. Потому что ошибки не делает только тот, кто не ищет и не пытается сделать что-то новое. Но если ты сделал ошибку, я считаю, что ты обязан извиниться, тем более, когда речь идет об извинении перед целым поколением.

Фото: © Григорий Сысоев / РИА Новости

Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Джейн Фонда: третий акт жизни
Боно: Хорошие новости о бедности (действительно хорошие)
Аполло Роббинс: Искусство отвлекать внимание
Джил Боулт Тейлор: Удивительный удар прозрения
Советы для свиданий от Шекспира — Энтони Джон Питерс
Трудности закаляют характер — Стивен Клаунч
Илон Маск. Человек, создавший Tesla, SpaceX, SolarCity...
Марк Ронсон: Как семплирование преобразило музыку
Описание кибервойны… в надежде предотвратить её — Даниэл Гэрри
Сможете решить известную задачу про мост?
Решите ли вы знаменитую задачу о шляпе заключённого? — Алекс Гендлер
Порох: от праздника до войны
Откуда взялось золото? — Дэвид Ланни
Три совета по обретению уверенности в себе
Есть ли у животных язык? — Мишель Бишоп
Как рождаются воспоминания и как мы их теряем — Кэтрин Янг
Джошуа Фор: Трюки памяти, на которые способен каждый
Эстер Перель: Секрет поддержания страсти в длительных отношениях
Рассел Фостер: Почему мы спим?
Джейми Оливер: Обучить каждого ребенка тому, что такое еда
Стивен Хокинг: Задавая вопросы о вселенной
Келли МакГонигал: Как превратить стресс в друга?
Моника Левински: Цена позора
Памела Мейер: Как распознать лжеца
Мэйсун Зайид: У меня 99 проблем... и церебральный паралич лишь одна из них
Джулиан Ассанж. Зачем миру WikiLeaks
Если бы мы обладали сверхспособностями: Бессмертие — Джой Лин
Ген рака, который есть у всех — Михаэль Виндельшпехт
Билл Гейтс о том, как мы можем менять вещи вокруг нас
Эндрю Соломон: Депрессия — наша общая тайна
Бенджамин Цандер: Сила классической музыки
Йоханн Хари: Всё, что вы знаете о наркозависимости, неправильно
Адора Свитак: Чему взрослые могут научиться у детей
Шон Ачор: Как счастье может помочь нам работать лучше?
Что придаёт ценность долларовой банкноте? — Дуг Левинсон
Омерзительный и смертоносный комар — Роуз Эвелет
Как сахар влияет на головной мозг — Николь Авина
Как простые идеи приводят к научным открытиям
Неожиданная математика на картине Ван Гога «Звёздная ночь» — Наталья Сент-Клер
Что делает татуировки долговременными? — Клаудия Агирре
Хелен Фишер: Почему мы любим и изменяем
Почему мы плачем? Три типа слёз — Алекс Гендлер
Арианна Хаффингтон: Как стать успешным? Высыпайтесь!
Что такое «Всемирная паутина»? — Твила Камп
Дэн Паллотта: Мы в корне неправильно думаем о благотворительности!
Аманда Палмер: Искусство просить
Полная версия
Полная версия
Самое важное
Баста: «Слава, наркотики, деньги. То, что я пережил, мне хватит на 200 лет». Василий Вакуленко о том, зачем ему бизнес, нужно ли идти на компромиссы и о желании быть Полом Маккартни
Как отец водородной бомбы превратился в диссидента. Друг и коллега Сахарова о том, был ли знаменитый физик советским патриотом
Бонды и пенсионеры, Киселев и его коллега Шаукентаева. И что будет, когда Украина и Россия встретятся на футбольном поле. Итоги 24 мая
Сергей Ястржембский: живой политики в России нет. Лучше снимать кино в Африке. Бывший пресс-секретарь Ельцина о том, что не нужно делать Пескову и Захаровой, и как он помог Володину
Почему художники мечтают написать портрет Дональда Трампа. Разговор с Никасом Сафроновым о политической клоунаде и о том, как он помог выиграть выборы Джорджу Бушу
Что осталось за кулисами «обмена», и победил ли всех Кудрин. Итоги 25 мая
Когда Сами-Знаете-Кто сделает сами-знаете-что? Отвечает Белковский. Последняя «Прямая линия» перед отпуском
Герман Греф: «Всю историю мы делаем одни и те же ошибки». Выступление главы Сбербанка в Сколково. Полная версия
Можно ли развестись культурно? Первая встреча Рудковской и Батурина после 221 суда и двух лет тюрьмы. Выпуск о культуре расставаний
Наставник шоу «Танцы» Егор Дружинин: люди всегда найдут монетку, чтобы сходить в музыкальный театр. Что происходит за кулисами проекта, и почему «Танцы» — не пир во время чумы
Зачем Кадырову молдавские цыгане, как оппозиционеру дожить до выборов в Вологде, и кому нужна толстая Барби. Главное за неделю под необычным углом
Повесть, на странице которой Сталин написал «Сволочь». Андрей Платонов «Впрок». 1932 год
Главред «Новой» о статье про суицидальные паблики: если докажут, что это заказ ФСБ, уйду в отставку. Дмитрий Муратов о скандальном расследовании, отстранении Сергея Соколова и слухах о финансировании из Кремля
Единоросс Светлана Журова: Стыдно не за партию, а за людей. За Яровую и Железняка не стыдно. Разговор с Ксенией Собчак, который закончился слезами