Дмитриев: пенсионная реформа – идеологическая акция

Здесь и сейчас
2 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Пенсионный возраст в России может быть повышен без официального признания этого факта. Представленная правительством стратегия пенсионной реформы предлагает формулу сорок лет стажа для получения пенсии в размере 40% от заработка.

Нетрудно посчитать, что если официальный трудовой стаж у человека начнется в 25 лет, то приемлемую пенсию можно будет получить только в 65. Однако быстро принимать документ не будут. Сегодня Владимир Путин поручил организовать общественное обсуждение реформы.

Сколько мы будем получать и сколько для этого придется работать – об этом мы поговорили с нашим гостем Михаилом Дмитриевым, президентом фонда «Центр стратегических разработок», членом Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина.

В чем суть этих предложений Правительства? В том, чтобы эту накопительную часть свести постепенно к нулю?

Михаил Дмитриев: Для начала из нее изымают 4 процента из 6, а 2 планируют с 2015 года сдать добровольными. Причем, если это сделать таким образом, что граждан сперва запишут в распределительную систему, а потом скажут написать заявление, что вы два процента можете направить в накопления, то по практике всех стран, в том числе и России, такую акцию предпримет небольшое число людей. Фактически это ликвидация накопительной системы.

А в деньгах как это скажется на размере пенсии? 2 процента от заработка – это ведь не так много?

Михаил Дмитриев: Два процента практически уже ни на что не влияют. 6 процентов действительно влияют на заработок, на накопительную часть пенсии у тех, кто полную жизнь накапливает на пенсию, уже составят порядка 30 процентов от будущей пенсии.

Если говорить о покрытии бюджетного дефицита, который сейчас составляет, насколько я помню, 500 миллионов рублей?

Михаил Дмитриев: Если говорить о дефиците пенсионного фонда, то это 3 триллиона. Если брать все расходы на пенсии, которые финансирует федеральный бюджет, то это около 3 триллионов. Пенсионные накопления, особенно 4 процента, это капля в море, тем более что две третьих этих денег вкладывается в инструменты госдолга и фактически финансирует бюджетный трансфер пенсионного фонда. Реальная чистая выгода для пенсионного фонда и бюджета от этой операции составит где-то 100-150 миллиардов рублей.

Если такая маленькая сумма, зачем тогда будоражить общество? К любым новостям с пенсионного фонда граждане относятся крайне нервно.

Михаил Дмитриев: Это идеологическая позиция чиновников, которые это инициируют. Она не связана с реальными проблемами долгосрочного развития пенсионной системы и, конечно, она снижает долгосрочную устойчивость.

Это соотношение – 40 лет работать, 40 процентов заработка – как экономически это было просчитано и насколько это реализуемо?

Михаил Дмитриев: Все это идет под лозунгом «40 лет платишь 20% - 20 лет получаешь 40% от зарплаты». Это мне очень напомнило советский анекдот: «Что такое 5, 4, 3, 2, 1? – Пятилетку в четыре года на трех станках в две смены за одну зарплату». Понять из этого лозунга, что реально обещают, очень трудно, потому что в нынешней формуле расчета пенсии стаж отсутствует, он присутствует только как минимальное ограничение: набрал 5 лет стажа, и тебе насчитывается страховая часть трудовой пенсии в зависимости от взноса, который уплачен. 40 лет стажа означает, что они собираются менять формулу, но как они будут ее менять, никто не знает. Это игра в темную.  Людям не объясняют, что реально будет делаться.

Это общественное обсуждение, о котором заявил Путин, действительно будет иметь место, или оно чисто номинально заявлено и никак не повлияет на закон?

Михаил Дмитриев: Я думаю, это не номинальное обсуждение. Путин взвешивает политические риски. Мы уже столкнулись с довольно жестким неприятием этих предложений в обществе. В пятницу  впервые за последние 10 или 15 лет Российская трудовая комиссия – Трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений – отклонила первые поправки в законодательство, вытекающие из новой стратегии пенсионной реформы: дополнительные взносы на досрочников и увеличение «периода дожития» в пенсионной формуле с 19 до 21 года. Этого не было в последние 10 лет ни разу. РТК очень лояльный к Правительству орган. Когда Президент сталкивается с такой оппозицией, здесь есть, над чем подумать. Я думаю, Путин думает всерьез.

40 процентов от зарплаты: от какой зарплаты? От зарплаты на последнем рабочем месте? От зарплаты, усредненной за весь стаж? Очень мало конкретики.

Михаил Дмитриев: Это очень большой вопрос. В принципе, в тексте написано, что предполагается, скорее всего, последняя заработная плата. Но ведь как у нас устроена заработная плата в период жизни человека? У нас пик заработной платы наступает в районе от 30 до 40 лет, то есть за 20 лет до их целевого выхода на пенсию – 60-65 лет. Дальше заработная плата снижается в среднем у среднего российского гражданина, и получается, что Правительство будет мерить не по накопленной заработной плате за всю жизнь, а по самой последней зарплате.

В период пенсии многие уходят на более легкую, низкооплачиваемую работу.

Михаил Дмитриев: Разумеется. Нынешняя пенсионная формула накапливает все права: если у тебя была высокая заработная плата в молодости, то все равно это индексируется и существенно влияет на твою будущую пенсию. Как это все совместить, мы не понимаем, потому что в тексте стратегии это никак не прояснено. Это большой вопрос всех граждан к Правительству РФ.

Вы говорите «они разрабатывают». Вы можете назвать людей, которые отвечают за разработку пенсионной стратегии? Где этот мозговой центр находится? В министерстве экономики? В социальном министерстве? В министерстве труда?

Михаил Дмитриев: Формально исполнителем является министерство труда. Министр труда только что получил выговор за эту работу. Но если неформально подходить к делу, то судя по всему, первоначальные предложения, в том числе по тому, как переделать формулу расчета пенсии, готовились в Пенсионном фонде РФ, который формально к этому делу не причастен. То есть реально за все отвечает минтруд, но, насколько я понимаю, минтруд сейчас готовил последнюю редакцию стратегии. Стратегическую проработку этих предложений делал пенсионный фонд, который формальную ответственность за них не несет.

Автора сейчас не найти?

Михаил Дмитриев: Нет.

Это компилятивный документ? Внутри него есть противоречия?

Михаил Дмитриев: Он менялся до последнего момента. Противоречия, конечно, есть. Главное противоречие – это то, что сейчас пенсия рассчитывается, исходя из взносов, уплаченных в период жизни за человека. Платит работодатель. Это вроде бы подтверждено в тексте стратегии. И одновременно говорится, что стаж будет определять размер пенсии. Это противоречие: в нынешней форме это практически невозможно.

Раньше у нас был бум рекламы негосударственных пенсионных фондов, которые куда-то испарились. Есть ведь, наверное, десятки тысяч людей, которые несли в эти пенсионные фонды деньги, и в этих пенсионных фондах они накапливались. Что-то будет меняться? Люди, которые несли туда свои деньги, получат их назад?

Михаил Дмитриев: Это не десятки тысяч людей, это больше 20 миллионов человек – эта численность сопоставима с третью всего работающего населения страны, причем среди молодежи это уде гораздо большие цифры, - эти люди всерьез поверили, что пенсионные фонды будут накапливать деньги. Что случится сейчас? Правительство отменит приток денег в пенсионные фонды. Получается, что все издержки от их деятельности ложатся только на существующие накопления, и так будет 20-30 лет подряд, пока люди не начнут выходить на пенсию. Нормальная пенсионная система так не работает.

Сейчас по закону я могу прийти в отдел кадров и написать заявление, чтобы мой социальный взнос переводился в пенсионный фонд, допустим «Альфа и омега», а не в государственный пенсионный фонд?

Михаил Дмитриев: Процедура сохраняется, ее никто еще не отменял. Что будет дальше, мы пока не понимаем. Из текста предлагаемой стратегии напрямую не следует, запретят гражданам уходить с этими накоплениями в пенсионные фонды или нет, там говорится, что они будут что-то выбирать, но что – непонятно. Может быть, страховые компании.

Чем можно заштопать дыру в пенсионном фонде?

Михаил Дмитриев: Дыру в 3 триллиона рублей заштопать невозможно ничем. Даже если мы увеличим страховые взносы до максимума, который у нас когда-то был – допустим, 34% суммарная ставка страховых взносов, или 36% от зарплаты – все равно это закроет примерно треть всего дефицита пенсионного фонда. Потому что, во-первых, зарплата уходит в тень, это произошло даже при последнем повышении взноса в 2009 году, а во-вторых, снижается налог на прибыль.

В этом законе есть тенденция федерального правительства снять с себя ответственность за пенсии и большую часть полномочий и обязанностей перераспределить вниз на уровень регионов, чтобы губернатор был тем мальчиком для битья, который будет выставлен виноватым?

Михаил Дмитриев: Нет, это абсолютно нереально. К счастью, таких поползновений в стратегии нет, хотя это было бы очень опасно, потому что у нас люди достаточно мобильные. Например, пенсионеры пытаются переехать в другие регионы, и возлагать ответственность на конкретный регион, где не формировались доходы пенсионной системы, очень трудно. Если взять сельскую местность, сельские работники платят в пенсионный фонд почти ничего, а пенсии получают очень приличные, как минимум, на уровне регионального минимума. Если все это повесят на сельские регионы, то проблем будет очень много.

Только что пришло сообщение: «Средняя пенсия в августе выросла на 10,9% в годовом сравнении до 9164 рублей». Как Вы эти цифры можете прокомментировать? Какое соотношение этого процента с инфляцией?

Михаил Дмитриев: Инфляция в этом году ожидается в районе 6-7 процентов. Это выше инфляции. Это отражает рост заработной платы, которая является значительным источником финансирования пенсии. Заработная плата пока растет быстрее инфляции.

Значит ли это, что пенсионный фонд работает эффективно, эффективно вкладывает в различные финансовые инструменты пенсионные деньги, и они дают такую отдачу, что можно перекрыть инфляцию?

Михаил Дмитриев: Это говорит лишь о темпах развития нашей экономики, потому что пенсионный фонд всего лишь собрал эти взносы заработной платы, которые сформировал бизнес от доходов от своей деятельности и начислил своим работникам. Никаких вложений пенсионный фонд из этих ресурсов не делал. Те накопления, которые сейчас формируются, начнут выплачиваться после 2025 года. Их эффективность надо оценивать  в долгосрочной перспективе.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.