Для кого коррупция – это норма жизни

Здесь и сейчас
17 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Так считают предприниматели из Аргентины, Египта, Индии, Пакистана и России. Для остальных бизнесменов, например, из Австрии, Венгрии и Турции – главное объяснение коррупции – это недостаточно сильное наказание за такие преступления.
А вот в США, Китае и Франции считают, что в коррупции особой проблемы нет. Потому она и процветает. О новом исследовании Transparency International рассказала глава российского отделения организации Елена Панфилова.

Писпанен: Оказывается, коррупция - это норма жизни?

Панфилова: У нас сложилась такая ситуация, что всякие формы человеческой жизни вроде конформизма, наплевательства на репутацию, коррупция считаются нормой жизни. Это неприятная черта текущего времени, когда те вещи, над которыми ты сидишь и сам с собой размышляешь, вроде плохие, но если они вокруг тебя процветают, ты это уже норма жизни. То есть, не мы создавали эту норму и не нам ее менять. Притом, что эти же люди оказываются в высоких кабинетах с представителями органов власти, борющимися  с коррупцией. Мы задали 3 тыс. руководителям средних и крупных компаний по всему миру, представляющим 13 секторов экономики, а в России более 1,2 тыс. руководителям бизнеса, всего 4 вопроса. Первый вопрос мы обсуждали в прошлый понедельник, сегодня у нас второй вопрос: «Почему ничего не делается против коррупции?». Один из вариантов ответа - коррупция не наказывается. В глубине души это мой вариант ответа.

Писпанен: Должны рубить руки?

Панфилова: Удаление с рынка - это не рубить руки, это наказание компании. Или чиновника, например, запрет на профессию. Наказания бывают разные, необязательно отрубать руку или расстреливать у столба. У нас это происходит, потому что никакой обязательности наказания за коррупцию не существует. Еще один вариант ответа был таким: бизнес сам не считает, что это проблема, поэтому ничего и не пытается сделать. Третий вариант ответа был о том, что  слишком много в стране коррупции среди чиновничества. Четвертый: наши предприниматели заявили, что у нас коррупция - это норма, поэтому ничего  с ней сделать нельзя.

Фишман: Что-нибудь вас в результатах удивило?

Панфилова: Группировка стран. То, как они сгруппированы – это пособие по политической и экономической географии с одной стороны, но с другой стороны в каждой группе есть мы, Египет, Ганна, Пакистан и вдруг примкнувшая к нам Чешская Республика, которая считает это нормой жизни». И вот смотришь на разворачивающуюся историю с контрафактным алкоголем, с метанолом, из-за которого погибли люди, наверняка, он на рынке появился не просто так. Ко второй группе, которая считает, что не наказываются, относятся Китай. У нас его приводят в качестве примера: «А в Китае за коррупцию расстреливают». А китайские предприниматели считают, что коррупция в Китае процветает, потому что за нее плохо наказывают.

Писпанен: То есть, два  раза надо расстреливать?

Панфилова: Дело в том, что наказания разные. Расстреливают руководителей раз в году. Я же говорю, наказание за коррупцию - это отнюдь не расстрел, а создание каких-то условий для людей, склонных к коррупционному поведению. Третья группа, которая считает, что бизнес сам недостаточно серьезно стремится к борьбе с коррупцией, тоже со странной комбинацией: Польша, Франция, США, Гонконг. У нас есть теория, что западные страны  склонны к одному поведению, восточные - к другому, здесь же все перемешаны. Когда речь идет о бизнесе, мы видим как в паззле, что норма жизни, что нет, что принято или нет. Это связано с институциональными факторами.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.