Дьякон Кураев: патриарх Кирилл вряд ли поедет прощаться с митрополитом Владимиром, это было бы политическим событием

Здесь и сейчас
5 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
РПЦ, Украина

Комментарии

Скрыть

Митрополит Владимир, глава украинской православной церкви московского патриархата, умер сегодня ночью в киевской больнице. На церемонию прощания сегодня прибыл президент Украины Петр Порошенко, который заявил: «Он был человеком, который создал нашу церковь, человеком, отличавшимся скромностью, мудростью, благотворительностью, очень сильной верой». 

Хотя покойный митрополит находился в сложных отношениях с руководством Украины, больше поддерживавшем православную церковь киевского патриархата, в последние годы, отметил ее глава митрополит Филарет, «началось постепенное сближение между возглавляемой им церковью и Киевским патриархатом». И очевидно не в пользу Москвы.

Спикер Верховной Рады Турчинов сегодня даже заявил, что деятельность Владимира предотвратила разрушения Кремлем православия на Украине. Теперь основная интрига как патриарх Всея Руси, Кирилл, почтит память наместника на Украине. Пока он не сделал никаких заявлений о своей оценке деятельности покойного митрополита, пресс-служба распространила сообщение, что предстоятель церкви совершил заупокойное богослужение в домовом храме своей резиденции в Переделкино. О том, что теперь произойдет с двумя православными церквями на Украине, не дрейфует ли украинская церковь московской патриархии к автокефальной, и почему церковь так пассивна в нынешней гражданской войне на востоке Украины – мы поговорили по скайпу с Андреем Кураевым.

Лобков: Оценка деятельности митрополита Владимира, который подчинялся всегда Московскому патриархату и противостоял автокефальной украинской церкви, и когда он скончался, такие странные комментарии, что на самом деле в последние годы он сближал эти две церкви, что, может быть, сейчас с выборами нового Митрополита Киевского и всея Украины две эти церкви сольются, причем это произойдет в пользу, в интересах украинской автокефальной церкви.

Кураев: Митрополитом Владимиром руководила не любовь особая к Москве или желание быть ей верной, это не его система координат, но действительно большинство духовенства Украины хотело бы остаться в каноническом православном пространстве. Москва для них – это просто ниточка, которая соединяет их с огромным всемирным православным миром. И эту ниточку они не хотели бы терять.

В 90-е годы у митрополита Владимира было несколько хамских поступков по отношению к патриарху Алексею, у него были не очень приятные особенности его характера. Но в последние годы, когда он был очень болен, зачастую от его имени некоторые люди из его окружения проводили свою политику. И временщики прекрасно понимали, что при новом митрополите, кто бы им ни стал, и неважно, будет ли связь с Москвой сохраняться, то у них особо будущего нет. Поэтому эти временщики от Митрополита Владимира делали ряд поступков, которые откалывали, отдрейфовывали подальше от Москвы платформу киевского православия.

Лобков: Но реальный ваш прогноз с утратой этого лидера, который в самые сложные годы возглавлял церковь Московского патриархата, возможно ли объединение церквей на Украине, учитывая общее, скажем мягко, охлаждение отношений между Украиной и Россией, между Москвой и Киевом?

Кураев: Я думаю, что именно сейчас мы видим, на мой взгляд, произошел промысел Божий. То, что Митрополит Владимир скончался во время именно украинской смуты, это дарует церкви свободу в ее собственном выборе. В обычной жизни страны ее власть, руководство пробовали бы вмешаться в процесс выбора. Но сейчас Порошенко – новый человек во власти, и он не будет особо далеко лезть, поэтому церковь делает это свободно. Мы с вами не наивные мальчики уже и понимаем, что демократия очень часто – это власть избранной элиты, олигархов и так далее. И есть несколько баронов в украинском епископате, богатых людей, довольно циничных людей…

Лобков: Вы имеете в виду автокефальную церковь или Московского патриархата?

Кураев: Нашу церковь. И они на себя, эти региональные бароны, примеряли киевский трон. И у них были свои расклады, там всего-то нужно на свою сторону привлечь голоса 40 избирателей. Купить их или провести своих людей в этот электорат – это сделать не так сложно, люди десятилетиями этим занимались. И, казалось, что у них все схвачено, но вдруг произошла украинская смута, и она спутала все карты.

Например, у донецкого митрополита, я думаю, у него уже мало шансов прийти в Киев, потому что Киев устал от донецких и в политике, и в экономике, тем более, в церковной жизни. Крымский митрополит оказался теперь заграничным, Киев не примет заграничного ставленника из России. У одесского митрополита сейчас идентификация с теми, кого на Украине называют сепаратистами, поэтому тоже у него шансов нет.

И в этих условиях вдруг появилась возможность, что киевским митрополитом станет человек народной любви – нынешний местоблюститель митрополит Онуфрий, которому несколько месяцев назад дали эту должность. На сегодняшний день почти что расстрельную, а отнюдь не просто почетную. Это человек безупречной монашеской репутации, человек добрый, светлый. Но эти бароны его никогда бы не допустили к церковной власти, потому что честный монах во главе церкви – смертельная угроза для тех бонвиванов и сибаритов, которые составляют изрядную часть украинского епископата, который собрался за последние 20 лет.

Лобков: Вы говорите об этом, а патриарх Кирилл как-то не показывал своего отношения к украинскому, говоря светским языком, филиалу Русской православной церкви, и такое ощущение, что мы слышим об этом в первый раз. И сейчас в той угрожающей ситуации для церкви, о которой вы говорите, может ли случится, что Украинская православная церковь Московского патриархата вообще сойдет на «нет» и перейдет к автокефальной церкви?

Кураев: Патриарх Кирилл – умный человек, он прекрасно понимает, что в нынешней ситуации и психологической атмосфере Киева демонстрировать поддержку Московского патриархата кому-то из украинских архиереев и поддерживать чью-то кандидатуру, значит, скорее, мешать этому человеку. Перспективы отсоединения, конечно, есть, поэтому только человек великого нравственного обаяния может это удержать. И таких людей на Украине только два – местоблюститель митрополит Онуфрий и его ближайший друг тернопольский митрополит Сергий.

 У остальных епископов Украины нет такого авторитета в церковном народе, личного авторитета, не авторитета должности, не авторитета в коридорах власти среди олигархов или чиновников, а личный авторитет. Вот глядя в лицо только этим двум епископам, церковные люди говорят: «Мы будем с ним».

Лобков: Но на фоне конфликта, который принимает форму взаимных оскорблений между русскими и украинцами, церковный вопрос тоже имеет свое значение. С другой стороны, Русская православная церковь фактически потеряла Молдову. Мы помним визит патриарха Кирилла в Молдавию, когда фактически он столкнулся с неприкрытым саботажем со стороны властей, которые не хотели с ним встречаться, встретились в последний день, и выяснилось, что к тому времени открыты приходы румынской церкви в большом количестве. Не рискует ли Россия вообще потерять Украину сейчас? Какова тогда будет вообще Русская православная церковь без Украины, как она сейчас без Молдавии существует?

Кураев: У вас какое-то очень странное представление о православии в Молдавии, там довольно спокойная ситуация. Более того, там даже обвинения в адрес одного из епископов молдавской церкви за то, что он слишком резок с Россией, чуть ли местные следственные органы против него дело заводят. И тот визит патриарха Кирилла в Молдову был отнюдь не таким, власти с ним встречались, и этот визит долго готовился. Так что у вас неверная информация.

Что касается Украины, главный вопрос нравственного авторитета, потому что с точки зрения не политических раскладов, да, очень трудно быть клириком сегодня Московской патриархии в современной Украине. Но если у человека в его глазах люди видят голос совести, сострадания и слышат в нем голос молитвы, то это поможет вспомнить, что церковь выше межкняжеских раздоров.

Лобков: Недавнее сообщение, оказавшееся дезинформацией о возможном визите патриарха на Украину, вызвало гневную отповедь со стороны украинской православной церкви Московского патриархата. Такое ощущение, что вопрос гораздо глубже, чем просто визит патриарха на каноническую территорию. Как вы считаете, возможен ли сейчас визит патриарха хотя бы для того, чтобы попрощаться с митрополитом Владимиром, или вообще такой вопрос не стоит? И почему церковь так пассивна, так тиха, ее голос так не слышен, когда речь идет о гражданской войне и убийствах сотен, если не тысяч человек?

Кураев: Я не думаю, что патриарх сейчас поедет прощаться по той причине, что его приезд в Украину в этих условиях был бы слишком громким событием, и это затмило бы повод для этого визита, повод предельно серьезный в своей трагичности – уход человека, которого любили тысячи и тысячи людей, прощание с ним. Я думаю, что патриарх Кирилл – слишком тактичный человек, чтобы тянуть одеяло на себя. Поэтому вряд ли он туда сейчас поедет.

Что касается мало слышимой позиции церкви, во-первых, это некая традиция православия многовековая – в такие конфликты громко особо не вмешиваться. Очевидно, что наши люди и там, и там, и для церкви это настоящая гражданская война. И что здесь можно занять одну сторону или же всех призывать оставаться людьми? Конечно, и церковный Киев и церковная Москва, слава Богу, избирают второй путь. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.