Директор по современному искусству аукционного дома Phillips: если бы Мишель Обама села на белую женщину, ее бы тоже обвинили в расизме?

Здесь и сейчас
21 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Основательница центра современной культуры «Гараж», подруга Романа Абрамовича Дарья Жукова сфотографировалась на стуле, сделанном в виде чернокожей женщины. В России так бы и прошло это незамеченным, если бы снимки не увидела западная пресса.

Теперь Дарью Жукову обвиняют в расизме и сексизме. О том, можно ли садиться на чернокожую женщину, если эта женщина-стул – мы поговорили с международным директором по современному искусству аукционного дома Phillips Светланой Марич.

Казнин: Вы ожидали, что вызовет такой резонанс эта фотография?

Марич: Честно сказать, абсолютно не ожидала, потому что мне кажется, нормальный человек на этой картине, прежде всего, увидит двух красивых женщин, и не подумает о том, что одна из них белая, а другая черная, потому что, естественно, не в этом суть. И, скорее, человек-расист как раз и видит проблему расизма в такой форме. Поэтому мне это не кажется совершенно чем-то из ряда вон выходящим, и я считаю, что шум подняли зря.

Таратута: Светлана, я к вашей фразе. Сегодня было несколько остроумных замечаний на этот счет в соцсетях. Одно из них коррелирует с вашим. Пишет журналист Петр Фаворов, наш коллега: «Расизм – прежде, чем сесть на женщину, посмотреть, какого она цвета». Такое определение расизма. И все же, поскольку речь идет о человеке, который имеет отношение к современному искусству, увлекается им, и понятно, что современное искусство – это все всегда высказывания, не просто красота. Я-то считаю, что пиар-дирекции Дарьи Жуковой уже должна была расшифровать это высказывание. Если она до сих этого не сделала, расшифруйте, по-вашему, что было сказано таким фото?

Марич: Я буду говорить от себя, никак не от пиар-дирекции Дарьи Жуковой. Я хочу сказать, что изначально все подумали, что эта работа Аллена Джонса, который известен своими провокационными работами, но, прежде всего, они провокационны с точки зрения консьюмеризма. Когда он делал проект в 1960-е годы с обнаженными женщинами, которым была придана функциональность в виде стула, стола или вешалки с обнаженной грудью, в костюме, как у куклы из секс-шопа, была история про то, что все начинает продаваться: секс, наркотики, рок-н-ролл. И сегодня женщина может также стоить какое-то количество денег, как и стул, тумбочка и так далее. Это был остроумный комментарий. А автор этой работы, которую мы видим на картинке с Дашей Жуковой, – Бьерн Мелгаард, норвежский художник, который живет и работает в Штатах, кажется, наоборот, шел от противного. И так как все работы Аллена Джонса были сделаны исключительно с белыми женщинами, которые отличались только цветом волос или костюмом, то как-то включить в эту систему и придать равноправие женщинам всех цветов кожи решил американский художник. Поэтому я думаю, наоборот, он как раз против расизма и хотел показать женщин совершенно разных цветов кожи.

Таратута: И все же второе остроумное замечание на этот счет принадлежит другому нашему коллеге Роману Волобуеву, который тоже сегодня искал связь с Джонсом, говорил о Кубрике, о «Заводном апельсине» (всем рассказывал историю о том, как Кубрик хотел приобрести эту вещь для своего фильма, но не смог, а дальше приобрел что-то более дешевое). И он пишет вот что: «Этот стул, как вешалка, как и стол, не предназначался для того, чтобы на него сесть, но когда ты на него садишься, ты автоматически превращаешься в часть произведения, и не в самую приятную».

Марич: Здесь я позволю себе не согласиться с Романом Волобуевым, потому что, безусловно, мы должны исходить от идеи художника, которую он закладывал, создавая это произведение. Аллен Джонс известен как своими живописными работами, которые являются не дизайном, а искусством, и также известен своими работами в области дизайна, с чем связано представление его работ на аукционах дизайна, а не на аукционах современного искусства. Стол, стул или холодильник в виде голой женщины, которая будет продаваться на аукционе Phillips 6 марта в Нью-Йорке – это реальный холодильник, это дверцы, которые открываются у женщин на уровне груди и бедер, вы можете хранить там продукты, молоко и кефир. То есть изначально идея художника была в том, чтобы функционально использовать этих женщин, и показать проблемы консьюмеризма через функциональность использования женского тела только в бытовом смысле, а не в сексуальном, в данном случае, если мы говорим про коллекционера и предмет искусства.

Казнин: Но ведь, в общем, это тема многих работ этого художника. Они тревожные такие. И садо-мазохистские в какой-то мере. Такой посыл у него есть, просто сейчас его многократно усилили журналисты, сделали его знаменитым даже для обывателя, который никогда, может быть, и не слышал о нем.

Марич: Аллен Джонс очень знаменит. Может быть, он неизвестен для обывателя в России, пока, по ряду причин, но он, безусловно, является фигурой очень значительной в поп-арте, лидер британской поп-арта наряду с Дэвидом Хокни и Ричардом Гамильтоном. Такая же фигура, как и Уорхол в Америке, поэтому все знают художника и его работы. Работы Аллена Джонса есть в Tate Galery и в других галереях сейчас постоянно экспонируются. Сейчас  идет огромная ретроспектива его работ в центре Барбикан в Лондоне, Christie's посвящали ему тоже большую выставку осенью этого года, поэтому он super-star. Странно, что  нас в 21 веке удивляют и провоцируют эти работы. Идеи были заложены в 1960-е годы, как раз когда была сексуальная революция, и тогда это действительно был прорыв. Мне кажется, мы должны были все к этому привыкнуть. Очень странно, что это именно сейчас происходит.

Таратута: Провокация и политкорректность всегда вступают в противоречия на Западе. У нас-то и правда это редко вызывает конфликт. Достаточно вспомнить историю с Гальяно, как страдают люди из-за своих каких-то эмоциональных высказываний художественного толка. А все-таки должна ли была Дарья Жукова думать, на какой стул она садится в обществе политкорректности? Поскольку западная пресса начала весь этот сыр-бор.

Марич: Мне кажется, это вырвано из контекста. И Дарья Жукова, безусловно, сидит на этом стуле как коллекционер и человек, у которого есть определенный, очень хороший вкус в выборе предметов, которые она собирает. И, безусловно, этот предмет является знаковым для коллекции, и я уверена, что она не думала о том, что здесь будет демонстрировать какое-то расовое превосходство. Я думаю, интересно, была бы такая реакция, если бы Мишель Обама сидела на стуле Аллена Джонса, на стуле с белой женщиной? Был бы какой-нибудь скандал в этом случае? Считаю, что Дарью Жукову обвинять здесь совершенно не стоит. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.