"Детский мир": буквы оставят, название сменят, внутренности переделают

Здесь и сейчас
4 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Знаменитый магазин на Лубянке, который с 2008 года закрыт на реставрацию, переименуют и перестроят. Сегодня владельцы здания, компания «Галс-Девелопмент», рассказали о том, каким будет главный детский магазин страны.
Буквы на фасаде останутся, сохранят и интерьеры -  до этого фотографии пустых залов, опубликованные в ЖЖ, шокировали архитектурное сообщество. А защитники Москвы задались вопросом, не повторится ли реконструкция-реставрация в лужковском стиле, когда кроме фасада ничего не остается. С этим же вопросом мы обратились к нашей гостье Анастасии Подакиной, советнику президента "ГАЛС-Девелопмент"

Арно: Вы можете в общем рассказать, что там происходит?

Подакина: Я, к сожалению, фотографии, которые вы сейчас смотрите, не вижу, но рассказать могу. В ноябре прошлого года компания впервые объявила о том… Вот они, те фотографии, которые были сделаны еще до того, как внутренности были разобраны «Детского мира»… В ноябре 2011 года компания объявила о том, что она готова в корне поменять проект, и это был переломный шаг, который, конечно же, к сожалению, не все оценили по достоинству, потому что сделать это было практически невозможно. Проект, предполагающий полную замену внутренней планировки, полную замену конфигурации, так знакомой всем с детства, ведь все мы ходили в «Детский мир». В общем, ничто не напоминало о том «Детском мире», который всем нам знаком – ни о внутреннем состоянии, ни о той атмосфере «Детского мира» не могло быть и речи.

И новая команда «Hals Development», а это компания, которая в настоящий момент занимается развитием этого проекта, просто убедила…

Арно: А кто до этого занимался?

Подакина: Это была «Система Hals», эта же компания в общем-то раньше называлась «Система Hals», но после 2008 года, после того, как случился кризис отрасли, компания перешла за долги новому акционеру, это ВТБ. Банк ВТБ на сегодняшний момент акционер этой компании, она была переименована после этого и была набрана новая команда, и компанию возглавил новый президент Сергей Калинин, который сейчас руководит этой компанией. Многое изменилось, вот я сейчас вам об этом пытаюсь рассказать.

Лобков: А будет вот это пустое пространство, атриум огромный? Было ощущение в какое-то время, когда мы видели первые фотографии, что все внутри разберут, это будет такой совершенно стерильный универмаг, сверху закрытый, как сейчас модно, стеклянным колпаком, и той атмосферы «Детского мира», ее не останется. Тогда тревогу все и забили.

Подакина: То первое, что меня посетило, когда я пришла работать в эту компанию, я не скрываю, я туда пришла работать ради «Детского мира», чтобы хоть как-то изменить ситуацию к лучшему, что в принципе сейчас на самом деле удается уже сделать; очень большие были опасения, что мы действительно потеряем тот «Детский мир». А «Детский мир» - это далеко не архитектурное решение, которое многие привыкли называть архитектурой. Нет. Это не только архитектура, это и тот дух, та атмосфера, то состояние, в котором находились дети, которые туда приходили. Я не говорю о родителях, родители стояли в очередях наши с вами. И, конечно же, очень многие сейчас уже бабушки и дедушки вспоминают, насколько там было неудобно и душно.

Но, конечно, первой задачей новая команда себе поставила вернуть ту атмосферу и, наоборот, наполнить новый «Детский мир», а это, я напоминаю, 74 тысячи квадратных метров, неким новым праздником, новой средой, которая должна не просто возродить магазин, а детский центр, что сейчас и происходит.

Арно: Очень простой тест – вы были в Большом театре после открытия?

Подакина: Да, я была.

Арно: Как вы оцениваете, вам понравилось?

Подакина: Очень многое, если говорить о Большом театре, здесь решают те артисты, которые выступают…

Арно: Нет, мы говорим сейчас про реконструкцию. Вас устраивает как отреставрировали Большой театр? Канделябры измененные, занавес…

Подакина: Абсолютно искренне вам говорю, что когда я увидела фрагмент стены, я даже его специально сфотографировала на мобильный телефон и опубликовала в фейсбуке, у меня это вызвало некое доверие, наверное, к тому проекту, который очень долго обсуждался и подвергался сомнениям – а тот ли это Большой театр, а не тот это Большой театр?

Я привыкла рассматривать проблему изнутри – какие функции, какие задачи ставились перед функциональным назначением? Я знаю, что было огромное количество каких-то нерешенных проблем с точки зрения площадей, с точки зрения зонирования помещений и так далее. Вопрос: решены ли эти проблемы? На него и надо отвечать.

Лобков: Ощущение фальши какое-то.

Арно: Я так и не поняла – вам понравилось или нет после реконструкции?

Подакина: Я сужу по постановке, которую я там смотрела.

Арно: Что вы написали в фейсбуке? «Хорошо, классно»? Или «Не очень»?

Подакина: Я могу судить по декорациям, которые я видела. Декорации сумасшедшие, впечатляющие.

Арно: Вы не отвечаете на вопрос.

Подакина: Я не могу сказать о канделябрах, потому что – что такое сусальное золото?

Арно: Вы говорите сейчас как сотрудник компании, а я задаю вопрос как жителю города Москва.

Подакина: Понравилась ли мне реконструкция Большого? Скорее, да.

Арно: Я не хочу, чтоб с «Детским миром» произошло то же самое, что произошло с Большим театром.

Подакина: А что произошло с Большим театром?

Лобков: На муляж это похоже, прошу прощения за резкость.

Подакина: Мне больше муляж напоминает храм Христа Спасителя.

Лобков: Гостиница «Москва» нынешняя похожа на муляж.

Подакина: Я не была внутри гостиницы «Москва», к сожалению. Но внешне она абсолютно напоминает то, что было у нас до этого.

Лобков: Выбор архитектора как осуществлялся? Почему Павел Андреев, который делал Манеж?

Подакина: Во-первых, это, конечно, непростое решение было – поменять архитектора и вообще как-то нового человека ввести в рамки этого проекта. Павел Андреев – это архитектор, который известен работой своей в рамках ГУМа, он 4 года был главным архитектором ГУМа, он также руководил проектом восстановления Большого Манежа, он сделал не один проект в рамках реставрации музеев Кремля. То есть это архитектор - известный своей работой с историческим наследием. И, кстати, он неспроста появился на этом проекте, его очень рекомендовали нам эксперты, в частности Андрей Леонидович Баталов, который так долго подвергал сомнениям то, что происходит с проектом.

Лобков: Будет стеклянная крыша или не будет стеклянная крыша?

Подакина: Стеклянная крыша обязательно будет, она должна быть, но она будет уже не такой круглой и не подобной колодцу. Она будет соответствовать четкой геометрии исторического атриума, который мы помним.

Арно: А когда мы сможем уже зайти и купить игрушки?

Подакина: Сейчас анонсируется конец 2014 года, это год сдачи объекта, мы очень надеемся, что мы выполним эти условия.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.