Дети против бюрократов

Здесь и сейчас
15 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
"Поколение Путина" о том, что они знают и думают о выборах, правящей партии о Владимире Путине.
Прямой эфир от 15.12.11

Монгайт: Представлю наших сегодняшних экспертов. Это представители поколения, путинского поколения, как говорит Тина Канделаки - Валиуллин Руслан. Здравствуй, Руслан. Наталья Грабарь. Пономарева Настя. Здравствуй, Настя.

Валиуллин: Здравствуйте.

Грабарь: Здравствуйте

Пономарева: Здравствуйте.

Монгайт: Все они родились при Путине, продолжают жить при Путине и, очевидно, в ближайшие несколько лет тоже проживут, видимо, при нем. И голосовать будут в первый раз, видимо, тоже в эпоху правления Путина. Да?

Белоголовцев: Давайте, кстати, дорогие друзья, буквально на секунду сейчас посмотрим, что происходит у Владимира Путина. Дело в том, что, просто подсоединились впервые к разговору с премьер-министром регионы. Началось все с Владивостока. Нет, не показывают сейчас Владивосток как таковой, но, в общем, все происходило, на стройке у моста через бухту Золотой Рог. Вот с чем ты сравнил Руслан вот эту картинку, где находились люди, которые задавали вопросы?

Валиуллин: Наверное, люди задавали вопросы, потому что им надо ответить о беспорядках в стране. Но и я сравнил это с каким-то фильмом ужасов, потому что сзади немыслимое происходило.

Белоголовцев: Скажи, пожалуйста, а ты считаешь, что сейчас происходят беспорядки в нашей стране?

Валиуллин: Я считаю так. Так как партия…

Монгайт: Какая партия?

Валиуллин: «Единая Россия» выбрана только потому, что военные всякие, моряки, их начальники сказали: голосуйте за «Единую Россию», иначе будем понижать, отчисливать проценты.

Монгайт: А что, люди недовольны этим?

Валиуллин: Люди недовольны, потому что эта партия - «Единая Россия» - самая, так сказать, не самая лучшая.

Белоголовцев: Руслан, ты же сейчас в 3-м классе учишься, да?

Валиуллин: Да.

Белоголовцев: Вот ты расскажи, в школе с друзьями обсуждаете «Единую Россию»?

Валиуллин: «Единую Россию», да. Я начал тему про «Единую Россию» на обеде. Мы там это все обсудили с моими друзьями.

Монгайт: А что друзья говорят по этому поводу?

Валиуллин: Друзья говорят по этому поводу, что «Яблоко» - другая партия - хорошая партия, и по другим канал о ней ничего не сказано, потому что она самая тихая. И ничего никаких беспорядков с ней нет, несмотря на ЛДПР. ЛДПР, там мало было голосов за ЛДПР. Я считаю, нечестно за «Единую Россию» голосовать не по своей воле. Здесь вот голосование тайное - это как раз нужно то, каждый человек голосует за то, что он хочет.

Монгайт: Согласна.

Белоголовцев: Интересная мысль.

Монгайт: Наташа и Настя, я хотела бы вас спросить, а как вот в вашем кругу общения относятся к премьер-министру Владимиру Путину? Кто готов ответить?

Грабарь: Я не знаю, потому что у нас не очень часто идут обсуждения, только бывают вопросы, а за какую партию вы бы голосовали, кого бы вы выбирали? Про Путина не говорят, потому что стараются как-то не говорить про партию «Единая Россия», а чаще про другие партии.

Монгайт: А скажите, пожалуйста, вот я еще хотела спросить такую важную вещь, на ваш взгляд, жизнь за последние годы изменилась и как на это влияют государственные власти, первые лица государства? Как вы считаете?

Валиуллин: Я думаю, изменилась. Перед тем, когда во время выборов, все было спокойно, и когда еще не выбрали партию «Единая Россия», то тогда даже с преступностью пока что было временно покончено, не было таких особо происшествий, но «Единая Россия» распустила преступность. И до этого думают: полицейские оштрафуют, в тюрьму посадят, суд разберется. Но сейчас, вокруг нас, мы даже этого не замечаем, но происходит очень много даже.

Белоголовцев: Очень об интересных вещах прямо сейчас говорит Владимир Путин. Его спросили о религии на телевидении и о том, насколько часто надо показывать учителей и врачей. Давайте послушаем, по-моему, очень интересный будет сейчас ответ.

Путин: …Мы утратили определенные ценности советского периода, связанные с кодексом строителя коммунизма, с «Моральным кодексом строителя коммунизма». Но если мы заглянем в этот «Моральный кодекс строителя коммунизма» - это выдержки из Библии, на самом деле, и ничего нового человечество не придумало.

Наши традиционные конфессии - и буддисты, и христиане, и иудеи, и мусульмане, они в целом придерживаются, что касается базовых ценностей, нравственных, моральных ценностей, по сути, одних и тех же позиций. И, безусловно, это то, что нам вместе подлежит укреплять. И других ценностных ориентиров у нас нет и вряд ли в ближайшее время появятся.

Что касается студенчества и вообще образовательной сферы, то Вы не можете не знать, - Вы в МГУ работаете, да? - что здесь целая программа у нас существует. Можно по-разному к ней относиться, критически посмотреть на нее…

Белоголовцев: Ну что же, дорогие друзья, послушали мы крайне интересное и спорное высказывание Владимира Путина о том, что кодекс строителей коммунизма, на самом деле - прямые цитаты из Библии.

Монгайт: Закона Божьего. Я бы хотела спросить Настю. Настя, как ты считаешь, должен ли быть закон Божий в числе предметов, преподаваемых в школе?

Пономарева: Как сказать, ну…

Белоголовцев: Подожди, у тебя в школе же, у тебя нет этого предмета?

Монгайт: Религиоведения есть в какой-то форме?

Пономарева: У меня нет.

Белоголовцев: А хотелось бы тебе?

Пономарева: Ну, когда есть скучные уроки, тогда можно было, а так, не знаю.

Монгайт: Я хотела бы вернуться к предыдущему вопросу, который мы завали нашим экспертам. Как изменилась ваша жизнь за последние годы? Повлияло ли на вашу жизнь государство? Я бы хотела спросить Настю.

Пономарева: Да, сначала, как сказал Руслан, все было спокойно до выборов. После того, как прошли выборы, все начали протестовать против «Единой России», все говорят, что это все, что они подкупили всех, что это все нечестно…

Белоголовцев: А ты в это веришь сама?

Пономарева: Я думаю, что да, я верю, что они всех подкупили. И мне даже кажется, что они подкупили самого президента и премьер-министра.

Монгайт: Кто подкупил президента и премьер-министра? Интересная конспирологическая теория.

Пономарева: «Единая Россия» подкупила. Это мое такое мнение. Хотя я не знаю, может и не подкупили, может это…

Монгайт: Они же лидеры этой партии, с другой стороны, довольно долго. То есть, подкупили снизу как бы?

Пономарева: Может, было сначала, что они были, что лидер, что кто-то был до Путина, а после того как Медведев и Путин стали премьер-министром, они решили, чтобы они стали как бы, чтобы им было лучше жить, чтобы как бы всем было хуже, а им как бы было бы лучше.

Белоголовцев: Насть, скажи, пожалуйста, а ты можешь назвать каких-нибудь людей, которые входят в партию «Единая Россия»?

Пономарева: Нет, я, к сожалению, таких не знаю.

Монгайт: Наташ, а ты знаешь кого-нибудь, кто входит в партию «Единая Россия»? Вообще знаешь кого-то из ее лидеров?

Грабарь: Кроме Дмитрия Анатольевича Медведева и Владимира Владимировича Путина, наверное, нет.

Монгайт: Руслан, ты знаешь, да?

Валиуллин: Я не знаю. Но я хочу сказать про подкупление. Скорее всего, у «Единой России» есть… Президент, до того как были партии… Вот, Путин, скорее всего, всякие президенты, они, которые были главными…

Белоголовцев: Руслан, прости одну секунду. Владимиру Путину задали прямой вопрос о прямых выборах губернаторов. Давайте послушаем очень важный ответ.

Путин: Конечно, это ерунда, и ни одно здравомыслящее правительство никогда таким образом поступить не может, и наше никогда не поступит. Вопрос не в политических предпочтениях, а вопрос в долге государственных служащих на таком уровне, как Правительство, или даже регион, долге перед своими гражданами. Это фундаментальные вещи абсолютно. Ничего никто сокращать не будет, не посмеет просто. Это первое.

Второе, что касается этого самого важного вопроса - это выборность или невыборность губернаторов. Я не буду скрывать, я уже об этом говорил, и хочу сказать еще раз, - сегодняшний способ приведения губернаторов к власти я придумал лично, сам придумал, никто не советовал, и скажу, почему. Давайте вспомним, когда и в каких условиях это было сделано. Это было сделано в начале 2000-х годов, когда у нас полыхала гражданская война на Кавказе, когда многие губернаторы, надо прямо сказать, приходили к власти путем прямых, якобы прямых выборов тайных, но опирались при этом на местные полукриминальные элиты, и, что особенно опасно и важно было тогда, сосредоточили в своих руках большую экономическую власть, да еще сидели в Совете Федерации и имели неприкосновенность как депутаты парламента.

Но что особенно было тревожно и что меня очень беспокоило - с целью прихода к власти не брезговали ничем. Не только опирались на полукриминальные структуры, но и опирались на националистические группы, на сепаратистские группы. И очень легко было порождать этот сепаратизм в регионах Российской Федерации, а у нас сложно созданная страна, с национальными формированиями.

Монгайт: Ненадолго прервем Владимира Путина. Хочу обратить ваше внимание, что когда он говорит про то как «полыхала война на Кавказе», почему-то режиссер показывает Валерия Гергиева. Такая образная связь.

Белоголовцев: Показать, что война на Кавказе закончилась.

Монгайт: Мы вернемся к нашим экспертам в студии.

Белоголовцев: Да, конечно.

Монгайт: Я бы хотела задать вопрос Наташе Грабарь. Наташ, скажи, пожалуйста, как ты считаешь, ты же знаешь, естественно, что Владимир Путин собирается баллотироваться на пост президента на третий срок, еще раз стать президентом Российской Федерации? Какими качествами должен обладать президент России? Вы обсуждаете это между собой? Что ты думаешь сама, что говорят дома?

Грабарь: Не знаю, дома ничего не говорят. Но мне кажется, что, наверное, президент должен быть, я не знаю, как это называется, но он должен помогать, должен давать указания, чтобы помогали больным, добрым, но это вряд ли так называется.

Монгайт: Как ты считаешь, Владимир Путин добрый?

Грабарь: По-моему, мне кажется, да, потому что я видела, по телевизору иногда показывали, что он ездил…

Монгайт: Он улыбается?

Грабарь: Ну не поэтому. Потому что он ездил в больницы разные.

Валиуллин: Извините, можно сказать? Вот Наташа сказала, что…Вы задали вопрос: добрый ли Владимир Путин? Она сказала, что не знает, как это называется, я думаю - это добросовестность. Потому что он всем помогает и ему совесть не говорит там, помоги больным людям. Приди к правильному решению. Правильное решение - голосуй за «Яблоко», допустим.

Монгайт: Владимир (это совесть говорит Путину), голосуй за «Яблоко», а он ее не слушает и за «Единую Россию», да?

Валиуллин: Да. И еще я хотел сказать. Владимир Путин необязательно, это называется «гримерка» у нас так в школе, потому что Владимир Путин может и просто улыбаться, чтобы все думали, что он добрый.

Монгайт: А на самом деле?

Валиуллин: А на самом деле он где-то среднее. Но иногда у него бывают…

Монгайт: Настя, что ты думаешь по этому поводу? Какими качествами должен обладать будущий президент?

Пономарева: У будущего президента должны быть хорошие качества, чтобы дети получали новые семьи, сироты которые, чтобы они не оставались, чтобы все им помогали. Я видела несколько раз в новостях, как Дмитрий Медведев приезжал в школы, детям что-то рассказывал. Тоже про Путина видела, как он тоже приехал в школу, в больницы. То есть, они, конечно же, могут показаться и добрыми людьми, но внешность иногда может скрывать и всякие разные секреты. Так что это непонятно: они могут когда-то быть добрыми реально, а могут быть и добрыми просто так, просто не хотят показывать вид, что они еще злые. У меня такое мнение.

Белоголовцев: Наташ, расскажи, пожалуйста, а ты знаешь, кто является губернатором или мэром Москвы?

Грабарь: Мэром, по-моему, Собянин.

Монгайт: Это не страшно.

Белоголовцев: Скажи, пожалуйста, как ты думаешь, кого в стране нужно, кроме президента, выбирать? Губернаторов или директора школы, не знаю?

Грабарь: По-моему мэров надо выбирать, президентов, премьера.

Валиуллин: Извини что перебиваю, Наташ, просто я хотел сказать, кого уж точно не надо выбирать.

Монгайт: Кого не надо выбирать?

Валиуллин: Не надо выбирать, я забыл, как их зовут, но бюрократов, вот.

Монгайт: Бюрократов не надо. Будем стараться не выбирать.

Белоголовцев: Бюрократов, конечно, не выбирать. Кстати…

Валиуллин: В прошлом, когда их выбирали еще, ни президент, ни какой-нибудь мэр всем главный, а как раз бюрократы. Они всем заправляют, так сказать.

Белоголовцев: Это сейчас или раньше так было?

Валиуллин: Раньше так было.

Белоголовцев: А сейчас?

Валиуллин: А сейчас бюрократов не выбирают, и они изменились. Сейчас их пост сменил мэр, но все равно кто-то завидует ему из главных и поэтому хотят его столкнуть с должности, чтобы не он принимал все решения, а они, мятежники.

Монгайт: Спасибо, большое, Руслан.

Белоголовцев: Пока Руслан отвечал на наш вопрос, Владимир Путин ответил на вопрос анонимного телезрителя. Сказал, что, возможно, будет изменена схема назначений или выборов губернаторов, кому как больше нравится. Точно также президент будет вносить свои три или больше кандидатуры, но голосовать за них будет не Законодательное собрание региона, а население региона. То есть, такая гибридная схема.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.