«Десять лет на улице не была». Московская полиция отвозила сбежавших рабов обратно в магазин

Здесь и сейчас
1 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Волонтеры освободили два десятка человек, которых якобы удерживала в неволе семья предпринимателей из Казахстана. Люди работали в продуктовом магазине и в помещении этого же магазина их насильно держали более десяти лет.

Освобождение началось вчера поздно вечером. Волонтеры проникли в магазин и вызволяли людей, пытаясь задержать тех, кто их удерживал. При этом, по словам волонтеров, на помощь полиции рассчитывать не приходилось. Более того, женщины, которых насильно удерживали в подвале магазина, обвиняют в крышевании рабовладельцев сотрудниками ОВД «Гольяново».

Спасением рабов занимались волонтеры Митя Алешковский и Олег Мельников. Они сегодня с нами в студии и с ними также одна из освобожденных женщин.

Казнин: Как вы узнали об этой ситуации? Как развивались события?

Мельников: Ко мне обратилась в это воскресенье женщина, одна из матерей девушек, которых удерживают. Она сказал, что её дочь удерживают по улице Новосибирская, дом 11. Также она сказала, что обращалась в ОВД «Гольяново», она мне показала квиток, что заявление было принято 3 мая, также она писала заявление в посольство. Ничего не добившись, она вернулась назад в Казахстан. Мой телефон она нашла через интернет, позвонила и рассказала мне эту чудовищную историю, что над девушками издеваются, и что всем этим покрывательством занимаются сотрудники ОВД «Гольяново».

Казнин: Она знала, где они?

Мельников: Да, она до этого сообщала.

Писпанен: Их удерживали фактически 10 лет в рабах 14 человек. И никто из друзей, из родственников не пытался что-то сделать?

Мельников: Это немного ошибочная информация. Там есть кого 10 лет, кого 6 лет, кого месяц, есть дети, которые родились прям в этом подвале, которые были в заложниках у этой хозяйки. Некоторые дети пропали без вести.

Казнин: Почему так получилось? Вы пытались сопротивляться?

Писпанен: Как вы там оказались? Почему вы туда поехали?

Аширова: Мы приехали на заработки, но нам не сказали, что мы будем рабами. Мы просто хотели работать, зарабатывать.

Писпанен: Вы тоже из Казахстана?

Аширова: Нет, я с Узбекистана. То, что мы приедем и будем в таких условиях, нам никто не говорил, мы даже не подозревали. У нас забрали паспорта, иногда разрешали по телефону поговорить с родителями, но они ставили на громкую связь и следили, чтобы разговаривали как будто у нас всё хорошо.

Казнин: Вы не появлялись на улице?

Аширова: Нет, мы находились только внутри в подвале. Из-за таких телефонных разговоров наши родители даже и не подозревали, что мы можем быть в опасности.

Писпанен: Вы могли посылать деньги семье, чтобы они были убеждены, что у вас всё хорошо или нет?

Аширова: Нет, когда родители спрашивали, почему мы не высылаем деньги, мы отвечали, что скоро мы приедем, что мы копим на квартиру, на машину.

Казнин: А что вы делали в этом подвале?

Аширова: Мы всё делали. Мы работали в роли грузчиков, полы мыли, кассиром.

Казнин: Почему вы не пытались сбежать, если вы кассиром работали?

Касимова: Один раз я пыталась убежать полгода назад. Я вышла и убежала, я в подъезде спала. Там я встретила нашу покупательницу и попросила помощи, объяснила ей всю ситуацию. Она сказал, что поможет и впустила домой. Мы поседели, поговорили, она сказала, что пойдёт в магазин. Закрыла дверь и ушла. Она рассказала всё нашей хозяйке, что я у неё, чтоб меня забрали они.

Алешковский: По многочисленным свидетельствам из рабства очень много историй, когда люди пытались сбежать оттуда, но сотрудники ОВД их ловили и возвращали назад.

Писпанен: А вы пробовали просить сотрудников ОВД, чтобы вас депортировали обратно?

Касимова: Раньше с нами работали девушки, они сбежали, пошли в 140 отделение полиции и просили помочь им. Они их спросили, где они работают. Они ответили, а сотрудники полиции звонили хозяйке и сказали, что они тут, чтоб она их забрала.

Писпанен: А это большой магазин?

Мельников: Нет, 150 квадратных метров где-то.

Касимова: Это средний магазин с тремя кассами. Лично я 10 лет на улицу не выходила.

Писпанен: А как именно вы у них оказались?

Аширова: Нас через знакомых спросили, будем ли мы работать на такой работе. Зарплата 800 долларов в месяц. Мы и согласились.

Казнин: А что сейчас с этой семьёй из Казахстана?

Алешковский: Ситуация в том, что мы знаем их имена…

Писпанен: Назовите, чтобы прозвучали в эфире.

Аширова: Истамбекова Джан Сулу, Муздыбаев Сакен.

Алешковский: У них магазины, они работают, мы знаем адреса этих магазинов. Мы неоднократно сообщали эти адреса правоохранительным органам.

Казнин: Вы писали заявления?

Мельников: В тот день, когда мы этих людей вытащили, в магазине говорить они не могли, они боялись. В магазине висит около 40 камер. Диск, который, к сожалению, я не смог найти вовремя, его уничтожили. Мы приехали в ОВД «Гольяново», где пробыли 14 часов. Этим людям говорили, что они, наверное, наркотиками торговали, палёную водку, угрожали, что их сейчас в спецприёмник поместят. До последнего они хотели поместить этих людей в спецприёмник, поскольку они являются мигрантами, думали их депортировать, чтоб скрыть следы. Заявления начали принимать только на 9 час нахождения там. Там находилась пожилая женщина, потом привезли двух детей, они не ели, не пили. Я боялся выйти из ОВД, потому что боялся, что назад меня не впустят. Очень долго пытались меня оттуда выгнать.  На 14-й час, когда спросил ещё раз, удерживают ли они этих людей, они мне ответили, что нет, и я их попытался вывести. В итоге была попытка составить в отношении меня 19.3, и сказали, что на меня заведут уголовное дело за незаконное проникновение в магазин, на частную собственность.

Писпанен: А вы что были только одни? Или с вами были какие-то органы?

Алешковский: Я присоединился к Олегу на следующий день. Олег тогда со своей командой занимался.

Писпанен: А с какой командой? Никаких спецслужб не было?

Мельников: У нас есть две основные организации, которые этим занимаются - это молодёжное движение «Альтернатива» и «Российские трансгуманисты», которые к нам присоединились, которые нам активно помогают в этом. Когда мы делали это, нас было много, но впустили в ОВД только меня с ними, потому что они боялись без меня заходить туда. Были у всех слёзы, они боялись ОВД, боялись тех людей. Когда мы зашли, один из сотрудников сказал: «Я уже 10 лет тут работаю, они уже 10 лет как рабы», в том плане, что они не замечали. Они нам показали, что было большое количество проверок этого магазина, но ни одна проверка не выявила, что у них не в порядке документы, у них нет миграционных карт обновлённых, у них нет даже книжки.

Казнин: А есть ещё ведь ненайденные люди?

Мельников: Двое детей вернули, это по плану «перехват», как я понял, но уголовного дела по этому не возбудили.

Алешковский: На сайте Следственного комитета сегодня написано, что возвращены все дети, которые были похищены, но это неправда. На видео отчётливо видно, что похитили 4 детей.  Два взрослых человека были похищены, одна из которых была похищена из больницы, куда она была госпитализирована. Вчера её пыталась хозяйка магазина отправить в Казахстан, взяла с неё расписку, что она уезжает туда и претензий к ней не имеет. В этот момент она сбежала и побежала в ОВД «Гольяново», куда её не пускают. А мы там оказались чудом, мы поставили наружное наблюдение за этим магазином, чтобы никто не уничтожил улики, и поймали двух родственников этой хозяйки, которые залезли туда этим и заниматься. Мы вызвали полицию, они забрали этих людей, мы приехали в ОВД и увидели эту женщину. Она стоит со сломанным ребром, 2 ночи, неспавшая, она в ужасном состоянии была. Она нам рассказала ещё, что есть подвал, где их держали, где держат детей и ещё одну женщину.

Писпанен: А зачем им дети?

Алешковский: Это не поддаётся никакому сознанию, зачем это происходит. Мы приехали к этому подвалу на Зелёный проспект, это уже Новогиреево. Мы долго туда ломились, нам никто не открывал, мы вызвали полицию, МЧС. ОВД «Новогиреево» нам очень помогли, они адекватные и приличные люди, которые работали полностью по закону, у нас нет никаких к ним претензий в отличие от ОВД «Гольяново». Они помогли нам туда попасть, мы нашли там 4 охранников, девушка, которая привела нас туда, забежала туда с криками, она опознала охранников, именно они не давали ей выйти отсюда. Охранники на видео признались нам, что дети были там. Мы нашли там вещи женщин, которые были там. Мы нашли доказательства, что дети были там, но их увезли за несколько часов до того, как мы туда приехали. Что самое ужасное, что туда приехали мы, но не приехала ни одна государственная служба сама. Адрес этого подвала: Зелёный проспект 85.

Помимо этого хозяйка увезла детей этих женщин в Казахстан и сказала, что они умерли.

Алешковский: У обеих этих женщин отняли детей и увезли в неизвестном направлении.

Писпанен: Вы не знаете, что сейчас с этими детьми?

Аширова: Где они сейчас, и что с ними произошло, мы не знаем.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.