Депутаты-единороссы не согласны с реформами Медведева

Здесь и сейчас
16 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня стало понятно, какими будут политические реформы Дмитрия Медведева. Президент, как и обещал, внес в Госдуму проект закона о выборах депутатов, о котором говорил во время послания Федеральному Собранию. Какова цель президентских реформ обсудили с Дмитрием Вяткиным, членом комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.

Текста законопроекта на сайте Госдумы до сих пор нет – все ограничивается лишь пояснительной запиской. Но первые выводы можно сделать уже сейчас. В России создадут 225 территориальных избирательных округов, до этого их было 80. По планам Медведева, так избиратели, скажем, на Чукотке или в Чечне, не будут ущемлены в правах и смогут выдвигать своих депутатов.

Никаких федеральных списков отныне не будет. По мнению политолога Евгения Минченко, все это работает не на упрощение избирательной процедуры, как обещает Медведев, а на укрепление «Единой России». Очевидно, кого и в какую партию будут выдвигать избиратели в авторитарных национальных республиках.

Минченко: Оппозиционнымпартиям, особенно в таких жестких авторитарных режимах, которые у нас существуют в стране - Чечня, Мордовия и так далее - очень сложно будет найти кандидатов, которые могли бы на что-то претендовать. Знаете, реально, это увеличивает вес национальных республик.

Еще одна инициатива – это либерализация регистрации новых партий. Правда, по мнению того же Минченко, это направлено на то, чтобы разорвать оппозиционное поле. С одной стороны, появляется много партий, с другой – процент присутствия в Думе каждой из них уменьшится все из-за тех же 225 территориальных избирательных округов.

Сегодня в Госдуме шла речь и еще об одной инициативе президента – возвращении выборов губернаторов. Депутаты от «Единой России» призывают подкорректировать идею президента и предлагают ввести так называемый «президентский фильтр», о котором не раз говорил премьер Владимир Путин. Суть фильтра заключается в том, что предложенные партиями кандидаты должны быть в обязательном порядке одобрены в Кремле.

Фишман: Давайте начнем сначала, все-таки, я предлагаю с губернаторов.

Вяткин: Давайте.

Фишман: Это уже инициатива Думы, это не президентом внесенный законопроект. И вы, собственно, настаиваете на том, чтобы консультации с президентом, кто бы им не стал, были, хотя, вроде как, у нас Медведев говорил, что это по желанию, до этого, по крайней мере, речь шла именно так?

Вяткин: В заключении комитета речь идет не о фильтрах, речь идет о том, чтобы уточнить правовые последствия подобных консультаций, то есть, к чему они приводят.

Фишман: Отличный вопрос. Все его друг другу задаем.

Вяткин: Не более того. То есть, сами по себе консультации не означают, что указом президента, которым порядок проведения таких консультаций будут определяться, будет устанавливаться дополнительное требование, что должен быть такой-то, такой-то кандидат, а такой-то такой не должен быть. На самом деле, только порядок проведения консультации. Но в заключении мы отметили, что хотелось бы знать правовые последствия. То есть, что будет, если кандидатура не понравится? Ответа четкого, в общем-то, и не требовалось, потому что все это будет решаться потом уже, в результате дискуссий, обсуждения, тех поправок, которые будут внесены субъектами законодательной инициативы и, судя по всему, таких поправок будет очень много. И от депутатов, и я не исключаю, что и от регионов, и от сенаторов.

Фишман: То есть, вы просто осуществили экспертизу предложения и задаете вопрос, зачем эти консультации нужны?

Вяткин: Мы не задаем вопрос, потому что вопросы в заключении комитета не ставятся. Но мы обращаем внимание на то, что было бы правильным или необходимым даже предусмотреть вот такую вещь как некие правовые последствия, а может быть, уточнить порядок проведения таких консультаций и в тексте федерального закона. Но это не единственное.

Фишман: Но вы не говорите, каким образом…

Вяткин: Естественно, по одной простой причине, потому что это предмет второго чтения. Вот то, о чем вы сейчас говорите, конкретно, а что там будет? Это все зависит от тех поправок, которые будут внесены. У нас субъектов законодательной инициативы очень и очень много.

Фишман: Да, да. Это понятно. Тем более, я напомню нашим зрителям, что, собственно, Владимир Путин довольно последовательно настаивает, это такой предмет их такой дискуссии, я бы сказал, с президентом Медведевым, он постоянно настаивает на том, что фильтр, он говорит, все-таки нужен и давайте-ка подумаем, как он будет выглядеть.

Вяткин: Речь не идет о фильтрах, речь идет об уточнении порядка проведения консультаций.

Фишман: Но Путин считает, что это фильтр, так или иначе.

Вяткин: Я не слышал таких слов, честно говоря.

Фишман: Он это так сказал в своей прямой линии и после этого говорил. Понятно. Значит это некий…

Вяткин: Мы не ведем речь о фильтре. Мы вели речь о трех, если можно так сказать, трех принципиальных вопросах, с точки зрения членов комитета. Первое - это уточнение проведения консультаций и последствия проведения таких консультаций. Второе - это уточнение, сколько сроков подряд может занимать свой пост избранный губернатор. Собственно говоря, вот это самое важно, да.

Арно: С фильтрами, с губернаторами все ясно.

Вяткин: Там необходимо было уточнить еще те нормативные акты и федеральные законы, в которые необходимо будет внести изменения в связи с новым порядком избрания губернаторов. Все это отражено в заключение комитета, который, кстати, есть в базе данных в интернете. Вопросов нет. Кстати, по части сегодняшнего законопроекта, по-моему, я имею в виду по новому порядку выборов депутатов Госдумы, он есть на сайте президента, по-моему, так.

Фишман: Да, да, об этом тоже мы говорили.

Арно: Собственно, об этом сейчас давайте и поговорим.

Вяткин: На сайде Думы нет, а на сайте президента есть.

Арно: А вы уже успели прочитать его?

Вяткин: Нет.

Арно: Не успели. Но тем не менее.

Вяткин: Я сегодня был в командировке, поэтому нет.

Фишман: На самом деле, я не успел прочитать его целиком, но я успел заглянуть снова в текст Федерального послания Медведева. Должен признать, на самом деле, что те разговоры о том, что у нас появятся одномандатники реальные, в том или ином виде, которые активно пошли после медведевского послания, они под собой оснований не имеют, потому что Медведев, вернемся, собственно, к его посланию президентскому, он говорит: «Считается ли целесообразным укрепление связи депутатов с избирателями, ввести пропорциональные представительства».

Вяткин: Пропорциональные представительства.

Фишман: Пропорциональные представительства, совершенно верно, по 225 округам. Сейчас, к сожалению, пропускаю чуть-чуть, все знают, некоторые субъекты Федерации не имеют даже одного депутата, избранного местными жителями. Тут произошла некоторая путаница. Медведев по-прежнему имеет в виду партийную систему, если я правильно понимаю. То есть, собственно то, что он говорил, то он и внес и теперь вы просто это одобрите?

Вяткин: Идея состояла в том, я все-таки хотел бы тоже вернуться непосредственно к тексту послания, о том, чтобы приблизить депутатов непосредственно к территориям, к округам. Идея и в том числе, в том числе заполнить некие, так сказать, пустоты, некоторые регионы действительно не имели по сути дела, своих представителей. Сейчас такая возможность появится.

Фишман: Вот объясните мне. Вот я избиратель. Я прихожу на участок, у меня там вместо, теперь вместо лидера списка Путина, Медведева, будет конкретные три фамилии, которые будут только у меня и у тех, кто живет там рядом. А у соседей будут уже совершенно другие?

Вяткин: Там будут фамилии, там будет одна фамилия, две или три…

Фишман: Члены партии «Единой России».

Вяткин: Нет, члены всех партий, которые будут участвовать в выборах.

Фишман: Да, да, я понимаю. Но, к примеру, я просто про вашу партию говорил.

Вяткин: А их там может быть, представьте себе, с учетом упрощения их регистрации, можно предположить, что их может быть до нескольких десятков, а может быть и больше. И поэтому, если все поместятся, то есть тут есть варианты, было высказано мнение, что если партий таких действительно очень много, то будет значок, наименование партии, в бюллетени. Если таких партий не будет очень много…

Фишман: То есть, это по-прежнему будут партийные выборы, мы должны это четко понимать?

Вяткин: Выборы партийные.

Арно: А если говорить не про систему, а про последствия. Можно сказать, что вот этот данный законопроект, хорошо сохранившийся старый, с некоторыми изменениями, это все-таки усиление «Единой России», партии власти. И это некий удар по оппозиционным партиям?

Вяткин: Нет. Ни в коем случае, потому что это возможность для всех партий, которые будет гораздо больше, чем есть сейчас, выдвигать своих кандидатов непосредственно в территориях. И я вам хочу сказать, что очень многие депутаты прошлых созывов, которые сейчас не представлены, были достаточно успешными одномандатниками. И у этих людей есть реальный шанс через другие партии, кроме ныне существующих, не только партии власти, любых других партий, войти в состав Государственной думы. Напротив, это расширение возможностей для всех политических сил, для всех. Поэтому мне, честно говоря, вообще очень странно слышать вот эти разговоры, что, а, это все выгодно партии власти. Вы знаете, мы, если можно так выразиться, на горло собственной песне наступаем, наступаем, не в первый раз.

Фишман: Все видят это.

Вяткин: Не в первый раз. Сначала мы по сути дела, ввели партии в региональный парламент, в местные представительные органы. Когда в обязательном порядке вводилась смешанная система, одномандатники и списочники. Наконец-таки, у парламентских партий точно, ныне существующих четырех, появились фракции в регионах. Не во всех, не во всех, но в подавляющем большинстве. И я вам хочу сказать, что кроме «Единой России», против возвращения многих партий, выступают все. Вся оппозиция выступает против. Они просто кричат, нам это не надо. Давайте, пусть все останется как есть, вот чтобы были мы и больше никого. Но, это только, с моей точки зрения, боязнь конкуренции. Мы конкуренции не боимся. Но наши оппоненты так называемые оппоненты в Госдуме, наши коллеги в Госдуме из других партий, что-то их пугает.

Фишман: Это понятно. Меня, на самом деле, мне кажется, я так глубоко не успел еще влезть, но то что мне видится, это, что в принципе, изменения вообще не очень большие. То есть, было столько-то округов этих, нарезали немножко по-другому, чуть, отрезали федеральную часть списка. В принципе, при правильной агитации, пропаганде, разница получается так на так, и так все знают, что ЛДПР Жириновского, коммунисты Зюганова, «Единая Россия» Путина и так далее. Я вот что еще хочу спросить.

Вяткин: Знаете что, я буквально два слова вам возражу. Это очень грустно, что все считают, как вы говорите, что ЛДПР это только Жириновский, а КПРФ это только Зюганов потому что если говорить о партии «Единая Россия», то на местах, в регионах, есть очень сильные региональные политики, которых знают именно в регионах. Но это же можно сделать любой партии, пожалуйста, привлекайте.

Фишман: Но они и сейчас есть в этих списках, они точно также есть и сейчас, в этом смысле разница, черт ее знает. Посмотрим. Вопрос про регистрацию партии. Что будет, как вы считаете, как будет развиваться этот процесс с внесением поправок и так далее, с этой политической реформой? Вот что с ней будет?

Вяткин: Есть очень серьезная дискуссия. Не будет ли партий слишком много, не будут ли они слишком мелкие, не значительные, и не столкнутся ли наши сограждане, приходя на очередные выборы, с некими невообразимо длинными списками политических партий, которые состоят формально из 500 человек, а на самом деле являются партией одного человека. Партия самой себя. То есть, грубо говоря, высказывалось такое мнение, что не кинутся ли представители бизнеса, к примеру, не только крупного, и малого, и среднего, регистрировать все партии имени себя. То есть у него есть, грубо говоря, жена красавица, дома, машина, бизнес и партия еще в придачу. Возможно это так. Возможно это так и будет. Но, о чем сейчас идет дискуссия. С одной стороны, обсуждается вопрос, чтобы увеличить минимальное количество членов партии при ее создании, допустим, не 500, сделать больше, к примеру. Такие мнения высказываются.

Фишман: Медведев предлагает 500 человек. 500 человек Медведев предлагает.

Вяткин: Есть еще мнение о том, что партии должны постепенно расти снизу вверх, так скажем, от уровня выборов самого низового, от местного уровня, к региональному, от регионального к федеральному. Чтобы партия действительно проходила некие циклы избирательные. Если у них есть возможность провести своих представителей в местные органы власти, на выборные должности, допустим, в органы местного самоуправления, хорошо. Дальше они могут выдвигать своих представителей на региональный уровень. Провели своих представителей в региональное законодательное собрание, можете участвовать в федеральных выборах. Есть и такая точка зрения. Есть такая точка зрения.

Фишман: Блоки по-прежнему, мнение единогласное, что не нужны блоки.

Вяткин: По блокам нет, единогласного мнения в Думе быть не может, кроме ряда вопросов. Но по этому вопросу точно нет. По блокам есть мнение, не стоит ли для мелких партий дать возможность собираться в блоки. Есть мнение противоположное, что надо оставить все как есть. Посмотрим, все это буде обсуждаться. Я вам хочу сказать, что у нас в Комитете все процедуры проходят максимально открыто, демократично, каждый член комитета, представители всех партий имеют возможность высказаться. И каждое мнение уважается, учитывается.

Фишман: Будем следить за этим процессом. Он, очевидно, еще пока только в начале.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.