Депутат Сергей Иванов: в Москве и Петербурге тоже нужно отменить выборы губернаторов – сильна оппозиция

Здесь и сейчас
23 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Во имя обеспечения межнационального согласия Госдума в первом чтении и почти и без споров приняла закон, отменяющий один из ключевых либеральных жестов власти после массовых митингов – закон о прямых выборах губернаторов. Который итак был снабжен внутренними предохранителями в виде муниципальных фильтров.

Еще два чтения – и каждый регион сам будет решать, нужны ли ему прямые выборы, или за народ это может сделать законодательный орган. Все началось с внешне незаметной встречи Владимира Путина с главой парламента Северной Осетии – Алексей Мачнев – внезапно предложил отменить прямые выборы, назвав их угрозой стабильности и мира на Кавказе.

«Может быть, Алексей Васильевич и прав», – заметил на это Путин. После чего большинство лидеров кавказских республик единодушно поддержали инициативу.

После почти десятилетнего перерыва, выборы пяти глав регионов в России прошли этой осенью. Прямое волеизъявление не помешало остаться на своих постах губернаторам Новгородской, Белгородской, Амурской, Брянской  и Рязанской областей. А там, где, как в Брянске и Рязани, возникали сильные оппозиционные кандидаты – с ними легко справлялись, оспаривая подлинность подписей или предлагая выгодные должности.

Ни в одном регионе, где у кандидата от «Единой России» могли возникнуть сложности – выборы проводить не стали, в последний момент перед вступлением закона в силу переназначили глав региона.

Эту тему обсудили с нашими гостями в студии ­­– Сергеем Ивановым, заместителем председателя комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству (ЛДПР) и Григорием Казанковым, политтехнологом.

Лобков: Как вы голосовали?

Иванов: Мы голосовали «за», потому что в прошлый раз мы говорили, что не стоит убирать регионы. Даже не спросили, хотят они назначения или хотят прямые выборы.

Писпанен: А что вы называете «регионами» - людей, которые там проживают?

Иванов: Ко мне приходят люди – я Курскую область представляю – их интересуют разные вещи: лекарства, дороги, пособия, цены. Но никто не приходил и не спрашивал: когда вернут выборы губернаторов. У нас этого не было. И здесь на площадях лозунги про выборы не звучали. Кричали, что Дума нелигитимна и прочее.

Лобков: Платон говорил, что государство должно быть умнее  собственного народа.

Иванов: Мало того, что это неэффективно, это еще и очень дорого. Губернатор, по большому счету, - это завхоз. Это у нас такой изгиб демократии, что губернатор разводит всю ситуацию. Хочешь дом построить, предприятие открыть – к губернатору. Так быть не должно. Губернатор у нас – это человек, который заботится о своем кошельке, о кошельке своих приближенных, и, по идее, это неправильно. Его поставили на хозяйство, выучили, дали диплом, что он хороший руководитель и – работай. Он не должен  зависеть от того, какая партия сейчас у власти, какая придет. Это исполнительная власть: дали задачу – исполняй.

Писпанен: А от того, как он исполняет свои обязанности, он должен зависеть?

Иванов: Должен. Поэтому законодательная власть и отслеживает, справляется ли он с ней или нет. Если нет – гуляй, следующий.

Писпанен: Так же не происходит?

Иванов: Хотелось бы, чтобы происходило.

Писпанен: Может, тогда доверить это народу, который будет решать?

Иванов: Вы иронично сказали по поводу республик. Я более 20 лет назад служил в советской армии, у меня был служащий чеченец. Тогда была Чечено-Ингушская ССР. Я спросил у него, как они живут. Он ответил, что не очень. Они хотели, чтобы была Ингуше-Чеченская ССР.

Лобков: Инициатива пошла с Северного Кавказа. Это случайно?

Казанков: Безусловно, неслучайно. Я себе с трудом представляю выборы президента Дагестана, которые в соответствии с этим законом должны были бы пройти. Я считаю, что есть много разных вариантов для конкретного Дагестана, Карачаево-Черкесии или Кабардино-Балкарии найти нормальную форму. Там будет борьба кланов, межнациональная. У меня был опыт участия в выборах главы одной из кавказских республик. Выборы эти закончились жестким межнациональным противостоянием, слава Богу, оно не переросло в реальный конфликт.

Лобков: Вы согласны с тем, что закон нужно переформулировать?

Казанков: Я с этим не согласен. В 1990-е годы, когда все было существенно сложнее, нормально работала система, которая позволяла в Дагестане – это все было конституционно, в рамках существовавшей тогда законодательной системы – ни о каких выборах разговоров не было никогда. Находились способы решить эту ситуацию для конкретной, отдельно взятой, очень сложной и многонациональной республики.

Писпанен: Почему принято считать народ тупее, чем он есть на самом деле?

Казанков: Я не знаю, у кого это принято. Я считаю, что не надо паниковать. Почти во всех субъектах федерации приняты региональные законы о прямых выборах губернаторов. Их несложно поменять, но их будет менять тот же состав законодательного собрания, который единогласно голосовали за прямые выборы губернатора.

Иванов: Никто не будет в выигрышной ситуации. Они скажут: Москва так решила.

Казанков: Они не скажут, потому что Москва пока так не решила. Москва сказала, что регионы должны решить сами, как им выбирать губернатора.

Иванов: Сказать можно, что угодно.

Лобков: Через партию «Единая Россия» разошлют циркуляр, и все решат.

Иванов: Голос свыше скажет, как поступать.

Казанков: Я много работаю в регионах и могу сказать, что огромные ожидания у людей от прямых выборов губернаторов в обычных нормальных регионах. На Северном Кавказе есть проблема в нескольких регионах. А везде – огромные ожидания. И если эти ожидания будут разрушены – и будут разрушены не центральной властью, а местным законодателями и губернатором – тогда та большая яма, которая есть между властью и людьми в регионах, превратится  в пропасть.

Писпанен: И что? Эти люди уже будут лишены права выбора. А потом права выхода на улицу, как лишены в больших городах люди, которые знают, чего хотят…

Казанков: Как показывает опыт, люди никогда не лишены права выхода на улицу. Если вы помните, без всякого права выхода на улицу в конце 1980-х годов в Москве выходили сотни тысяч людей на улицу.

Лобков: А в регионах в то же время не выходили. Вы противоречите. С одной стороны, вы говорите, что закон нужен, а с другой стороны… Тогда вы как голосовали?

Иванов: Тогда мы поддержали, сказав, что голосуем «за» из-за того, что выборов никаких нет. Это фактически назначение.

Лобков: Мы видели, как включали механизм предложения должности сенатора в Рязани, где был сильный противник от оппозиции. Этот закон уже был, как сказал бы Ленин, кастрирован. Что произошло с лета? Что кардинально изменилось в стране, что заставило этот закон перелицовывать?

Иванов: Скажем так, это как «наших бьют», «нашему королю показали фигу». И когда такие вещи ставятся на кон – кто за, кто против – люди резко поляризируются: мы чеченцы, мы ингуши и так далее. Начинается война. Иногда доходит до того, что  в некоторых субъектах чуть ли не на ножах общаются. Не нужны выборы губернаторов.

Писпанен: Сергей Владимирович, а при чем тут вся страна? Всю страну мы лишаем права выбора только для того, чтобы назначать управленцев в Дагестане?

Казанков: Я не считаю, что прямых выборов губернаторов, даже если закон будет принят на всех трех чтениях Госдумы, к осени не будет. Думаю, что в подавляющем большинстве регионов они останутся. Потому что многие губернаторы заинтересованы в том, чтобы быть избранными напрямую, поскольку им не хватает легитимности и политической составляющей.

Писпанен: Закон вступит в силу к осени скорее всего? Подмосковные выборы уже пройдут к тому времени?

Казанков: Очень многие губернаторы и законодательные собрания не будут менять те законы, которые приняты на сегодняшний день.

Иванов: Может быть, это коснется Москвы, Санкт-Петербурга. Здесь протестные настроения и вполне возможно, что центральная власть не пойдет на то, чтобы здесь оставить прямые выборы.

Лобков: Законодательное собрание решает по этому закону.

Иванов: Законодательное собрание решает, когда им голос свыше поступит. А до этого они размышляют: делать – не делать. У нас были выборы в Курской области, избрали Рудского за три дня. Его никак не регистрировали. Три дня он поагитировал, и его на «ура» избрали. Чем все это закончилось? Распродали всю Курскую область.

Казанков: Чем кончилось руководство нынешнего губернатора, которого назначали? Тем же самым.

Лобков: Когда приезжает президент или премьер в какой-то регион, и там плохо, он может сказать им, что они сами выбрали такого дурака. А когда губернатор назначен, он им так уже не может сказать, потому что он сам назначил.

Иванов: Правильно, это его косяк, потому что деятельность губернатора определяется по 150-160 параметрам. Как определить, он хорош, если у него 80 положительных и 80 отрицательных?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.