Депутат Резник: мы сами подставились с заявлением о свободе слова

Здесь и сейчас
19 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Главред «Московского комсомольца» Павел Гусев должен извиниться и перед тремя женщинами-депутатами, и перед Андреем Исаевым, и перед всем обществом – таков вердикт сегодняшних слушаний в Думе.

Персональное дело главного редактора разбирали на высшем уровне, как на пленуме ЦК КПСС и в итоговом заявлении предложили изгнать Гусева со всех постов. «Главный редактор  издания, допустивший такого рода действия, не может состоять в профессиональных объединениях журналистов, Общественной  палате РФ, и тем более, он  не может возглавлять Союз журналистов Москвы».

Само название постановления приравняло газету к крепким напиткам «О недопустимости злоупотребления средствами массовой информации правом на свободу слова». А крепкие выражения, которые использовал автор статьи Георгий Янс «политическая проституция меняет пол» – также послужили предметом дискуссии вице-спикер Железняк поинтересовался, не является ли само слово «проституция» нецензурным.

Единственным единороссом, который голосовал против постановления, оказался Борис Резник. Может быть потому, что работал журналистом? Он был у нас в студии.

Резник: Мне не нравится, что термин политическая проституция употребляется по отношению к женщине. Мужчина должен понимать, что это боль и беда человеческая, если женщина вышла на панель. Обидели думских женщин только за то, что они не так, как кому-то нравится, голосовали – думаю, это неправильно. Голосовал я против. Считаю, что эскалация этого конфликта ни к чему хорошему не приведет.

Лобков: Вот, что сообщает Gazeta.ru со ссылкой на твиттер «Московского комсомольца» на  facebook «МК». В среду в новом номере на первой странице появится определение «политическая проститутка» из толкового словаря Ожегова, а также выйдет статья «Дума легкого поведения».

Резник: Сегодня глумиться над депутатами и Госдумой считается хорошим тоном. Никто не может себе в этом удовольствии отказать. В этом мало здравого смысла, правды. Спесь, которая исходит от многих СМИ, тоже очень не нравится. Нас есть за что критиковать. Мы виноваты перед Россией, обществом за то, что наши попытки что-то реформировать и к чему-то привести доброму не всегда дают результат. Деловая, конструктивная, человеческая критика может и должна восприниматься. Когда идет глум – дешевый, примитивный, пнуть… За каждого депутата голосовали избиратели. Я дважды проходил в Госдуму с колоссальным отрывом.

Арно: Прокомментируйте высказывание вашего коллеги Андрея Исаева про «мелких тварей», которую он опубликовал в своем твиттере.

Резник: Я не разделяю эту позицию Исаева, здесь много неправильных эмоций. Человек должен остыть, у меня тоже статья вызвала отторжение заголовком. Человек имеет право  сменить политические ориентиры.

Лобков: Андрей Исаев тоже менял, это написано там.

Резник: Менял, неоднократно менял. Я не стыжусь этого: я не бросал партийный билет. Я был членом Коммунистической партии СССР, старался демократизировать эту партию, чтобы она не занималась ст.6, был в демплатформе КПСС. Когда не удалось, я не бросал партийный билет, ничего худого в партии не делал. Газета «Известия», в которой я работал, давала возможность довольно серьезно ставить проблемы. Реакция на выступления газеты была серьезной.

Лобков: Сегодняшнее разбирательство в Госдуме напоминало то, что происходило в КПСС.

Резник: Я свое отношение к этому выразил, проголосовал единственный против.

Лобков: Не боитесь теперь?

Резник: Я ничего  не боюсь в этой жизни и никогда не боялся. Я всегда выражал свою позицию совершенно открыто. Никакого преследования за мою позицию не наступало.

Арно: Ваши коллеги из «Единой России» действительно солидарны в праведном гневе или сработала обычная схема голосования?

Резник: Надо каждого депутата спросить. Это вопрос совести каждого депутата, его понимание жизни, ценностного ряда. Я поступил так, как считал нужным и необходимым. Я всех своих товарищей предупредил, что голосовать за это постановление не могу и объяснил, почему. Потому что это нагнетает в обществе страсти, это не дело Госдумы, не уровень Госдумы – локальный конфликт между газетой и конкретными людьми. Мне тоже очень обидно за наших женщин, я им приношу извинения, хоть я лично перед ними ни в чем не виноват…

Арно: А людям, которых назвали «мелкими тварями» вы приносите извинения?

Резник: Это не моя вина, это господин Исаев. Женщинам приношу извинения, потому что считаю, что мужчина не должен никакую женщину, даже ту, которая профессионально занимается этим делом, таким образом называть. За этим стоит боль и беда человека.

Лобков: Была ситуация, когда господин Бастрыкин то ли вывозил в лес заместителя главного редактора «Новой газеты» Соколова, то ли не вывозил… Тогда Гусев выступил в качестве посредника, и они пожали друг другу руки. У вас уникальная ситуация, можете ли вы выступить таким посредником между Гусевым и Исаевым, чтобы конфликт был, наконец, исчерпан?

Резник: Я Павла Николаевича уважаю как профессионала, меня не устроили формулировки. Я считаю, что Дума не имеет право вмешиваться в жизнь журналистского цеха и давать указания, кому быть председателем Союза журналиста. Это мы, журналисты, сами решим. Мнение отдельных людей в Госдуме формулировать в постановление – неправильно.  То, что происходит сегодня в великой стране, когда парламент целый час обсуждает локальный конфликт… И у Гусева, и у Исаева, думаю, должно хватить ума и элементарного чувства такта для того, чтобы забыть эту историю. Столько великих проблем в отечестве сегодня, над которыми мы должны работать совместно.

Лобков: «МК» делает следующий ход, судя по последним сообщениям…

Резник: У кого-то должно хватить ума и такта остановиться. Оглядеться и сказать, что достаточно.

Лобков: Весна растает, и можно будет поехать, поговорить где-нибудь…

Резник: Наверное.

Лобков: А кто должен уволить Гусева? К кому обращен пафос Думы? Гусев сам является мажоритарным владельцем газеты.

Резник: Это неисполнимое пожелание. Мы, депутаты Госдумы, сами подставляемся, принимая такое заявление, потому что за этим ничего следует. А если ничего не следует, это подрывает наш авторитет.

Лобков: Учредителем газеты является закрытое акционерное общество, которым с осени 1992 года единолично владеет главный редактор Павел Гусев.

Резник: Его право владеть. Много других назову изданий, которыми владеют профессиональные журналисты. Они профессионально делают свое дело, хотя, еще раз подчеркну, некоторые формулировки мне лично не нравятся. Но когда мне не нравится что-то, когда критикуют депутатов, я стискиваю зубы и понимаю, что я один из представителей нашей законодательной власти.

Лобков: Есть Навальный, есть блоггер drugoy, недавно появился с разоблачениями Доктор Z. По поводу них, как вы думаете, будут проведены отдельные заседания?

Резник: А почему вы не задаете вопрос о коррупционерах, которые есть не только в Госдуме, но и в администрациях разного рода. Массированная фронтальная атака проводится именно на Госдуму. У нас разные люди есть.

Лобков: Может, вас кто-то распустить хочет?

Резник: Да Бога ради. Я, например, за кресло не держусь. Хотя мне дорого доверие, которое мне оказывали четыре раза мои избиратели. Думаю, у нас в Госдуме мало кто за кресло держится, потому что люди, как правило, заседают состоявшиеся. Каждый  из нас имеет за плечами какую-то другую профессию. Если я завтра не буду депутатом, я опять начну писать заметки.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.