Депутат Пономарев: "Эпоха Путина, которая началась со взрывов домов, заканчивается фарсом"

Здесь и сейчас
23 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Илья Пономарев, депутат "Справедливой России", который как и многие другие депутаты не встал при появлении Владимира Путина, рассказал всю правду о нечестной предвыборной гонке и действующей власти.

Премьер-министр Владимир Путин приехал на последнее заседание Думы в нынешнем составе спонтанно. В аппарате нижней палаты об этом узнали за два часа до приезда главы правительства. Настроение, как отметили свидетели прихода Путина в Думу, у премьера было так себе. Судя по всему, из-за скандала последних дней, когда сперва премьера освистали в Олимпийском, а потом его окружению пришлось оправдываться за этот инцидент и придумывать версии случившегося - то ли свистели, потому что хотели в туалет, то ли освистывали проигравшего спортсмена.

Некоторые депутаты из тех, кто не встал, тоже пожалели, что не взяли с собой свистки. Так, например, депутат Илья Пономарев от "Справедливой России" написал в своем Twitterе: "Не знал, что он придет, свисток бы принес". 

Казнин: А что вам сделал Путин?

Пономарев: Вы знаете, эпоха, которая началась как трагедия со взрывов домов, сейчас заканчивается как фарс. Фарс под свист и улюлюканье толпы. Потому что всегда в политике так же, как и в любом другом деле, важно вовремя уйти. Вот Путин, с нашей точки зрения, это время пропустил и пытается остаться у власти сейчас любыми средствами: фальсификациями выборов, давлением на оппозицию. То, что сейчас происходит в регионах, иначе как вакханалией назвать нельзя. И такого премьера уважать мы не можем.

Арно: А как вы считаете, то, что было в «Олимпийском» в воскресенье, это действительно освистали его?

Пономарев: Конечно. Это было хорошо видно по записям из толпы. И не зря Путин после этого не поехал еще раз в «Олимпийский», когда был вот этот концерт против наркотиков. Он же туда не приехал, более того, они испугались распространять дальше билеты. Зал был заполнен процентов на 10, потому что это мероприятие просто решили свернуть, опасаясь нового flash mob российских людей.

Казнин: В принципе, Путин ведь встречался и встречается и с лидерами фракций, и с представителями так называемой оппозиции. Почему никто никогда в лицо не скажет ему, а зачем свист и демонстрация неуважения? В какой-то мере это похоже на то, как подростки в школе хулиганят, когда не встают при входе военрука, например.

Пономарев: Вы знаете, в наш адрес, уважения мы не видим, потому что сегодня сняли очередных два ролика «Справедливой России» с телеканалов по абсолютно надуманным совершенно причинам, которые, понятно, не имеют никакого отношения к реальности. Мы набираем рейтинг, любым способом надо оставить рейтинг «Единой России». Мы не считаем, что это, вот то, что сейчас сделано с демократическими институтами в стране, что вот этот фарс надо каким-то образом поддерживать. И, учитывая то, что у нас нет никаких средств массовой информации, на личных разговорах, естественно, все говорится в лицо относительно того, что мы считаем нужно делать или не нужно делать с российской политикой, это делаем и мы, это делают и коммунисты, это делают и либерал-демократы. Да единороссы это делают, только реакции никакой нет, и это не выплескивается на телеэкраны телевизоров. Но теперь мы хотя бы сделали это наглядным.

Казнин: Но вы ведь могли или нет в Думе, когда приехал Путин, задать ему вопрос?

Пономарев: Нет. Этот формат не был предусмотрен. Никому выступлений, соответственно, не давали. Я лично нажал кнопку с просьбой выступить, конечно, это не было предусмотрено и никогда, когда приезжает Путин, несанкционированный вопрос, тем более тот, который может попасть в эфир, никогда не произносится. И вы, кстати, говорили, что некоторые депутаты не встали. Я хочу сказать, что в полном составе не встала наша фракция и фракция КПРФ.

Казнин: У нас был в студии буквально вчера Эдуард Лимонов, который заявил о том, что хочет баллотироваться в президенты России. Он, да и не только его мнение, он просто озвучил его последним за этим столом, он сказал, что и «Справедливая Россия», и коммунисты, да и ЛДПР, естественно - это партии-сателлиты «Единой России», оппозицией их считать нельзя. Вы знаете, что такое мнение присутствует, оно есть и, в общем-то, не безосновательно. Вы сами говорите, что вот, эпоха заканчивается, но всю эту эпоху ни свиста, ни неуважения, ни каких-либо действий подобных не было. Вот сейчас мы только это видим практически последнюю неделю только.

Пономарев: Вы знаете, сказать о том, что российская политика полна красками, искренними эмоциями и так далее, я думаю, может только слепой. Конечно, она выхолощена абсолютно. И конечно, все партии, которые находятся в Государственной думе, они вынуждены идти на постоянные какие-то компромиссы для того, чтобы там быть. Мы прекрасно видим, что те движения, которые идут снизу, их не регистрируют, их никуда не пускают, им не дают средств массовой информации. И того же самого Лимонова, которого я считаю, партия тоже давно уже себя исчерпала – НПБ - ее фактически нет, но новые партии, которые зарождаются, там, «РОТ-Фронт» на левом фланге, или ПАРНАС на правом фланге, ведь у них нет никакого шанса вообще участвовать в какой-то политической жизни.

Мы, соответственно, нашли тот способ, с помощью которого мы как-то в этой политической жизни участвовать можем, что мы можем как-то пробовать действовать на траекторию развития страны, мы можем получать какие-то рычаги, с помощью которых помогать конкретным людям в регионах. А дальше что остается, сидеть на кухнях и бурчать там? Или вот делать так, как делают это наша, так называемая, несистемная оппозиция? Наверное, это путь в никуда. Но сейчас эта система разваливается, она заканчивается. Все партии исчезнут в том виде, в котором они есть сейчас. На обломках этой системы возникнут новые партии, новые движения. В них будут участвовать те люди, которые сейчас сидят в Государственной думе, а не стоят в ней, и в ней будут участвовать те люди, которые выходят на площади. Я думаю, что и Лимонов будет участвовать, и Милов будет участвовать, и Немцов будет участвовать. Но люди должны иметь свободу выбора среди них.

Казнин: А вы собираетесь попадать в Думу?

Пономарев: Да, конечно. Я возглавляю новосибирский список «Справедливой России». Я уверен в том, что мы пройдем с хорошим результатом. Я собственно, думаю, что вот это давление, это снятие роликов, оно вызвано только одним – нам сегодня принесли свежий опрос, что у нас рейтинг вышел за 15%. И понятно, что это вызывает уже угрозу.

Арно: А как у вас в городе обстоят дела с открепительными удостоверениями? Потому что у нас сегодня писали омичи, что там практически все госслужащие получили именно такое распоряжение…

Пономарев: Это массовое явление, и Новосибирская область - одна из лидеров в этом отношении. То есть, мы оцениваем, что общий объем выданных открепительных, точных данных, естественно, ни у кого нет, но что общий их объем уже сейчас превышает 60 тысяч штук, и непосредственно к дате голосования, мы думаем, это точно выйдет где-то за 100 тысяч.

Арно: А можно ли поставить знак «равенства» между открепительный документ – это голос за «Единую Россию»?

Пономарев: Нет, я думаю, что тождественного знака «равенства» ставить нельзя. Потому что все-таки, когда человек приходит в избирательную кабинку, он один на один со своим голосом. Я не исключаю, с таким объемом давления, что какая-то часть людей, которая предполагается, поставит голос за «Единую Россию», такие поставят ее и в другие клеточки. Я думаю, что процентов на 80 мы можем считать, что это голоса за «Единую Россию».

Казнин: Вы обсуждали после приезда Владимира Путина этот демарш с коллегами?

Пономарев: Да, конечно. Мы поговорили и разошлись, крайне удовлетворенными собой, что мы не сговаривались, мы вообще не знали, что Путин будет в Думе, тем не менее, такой порыв, который, в общем, подхватили все коллеги, и тот же лидер нашей партии сделал то же самое. Мы считаем, что это очень было правильно.

Казнин: А мнение единороссов высказывались по этому поводу?

Пономарев: Они упирают на то, что «вы не уважаете премьер-министра». И я хочу сказать, что да, такого премьер-министра я лично не уважаю.

Арно: Наши зрители пишут: «В Юго-Западном округе Москвы от «Справедливой России» ни одного предвыборного билборда, или чего-то подобного, только «Единая Россия». Почему?». Вы чувствуете какую-то дискриминацию в плане наружной рекламы?

Пономарев: Нам просто ее не дают. Я не то что чувствую, я, конечно, не буду говорить за Москву, не я здесь занимаюсь избирательной кампанией, но у нас в Новосибирске было запланировано порядка 50 билбордов. Когда мы их уже напечатали, и избирком увидел, что там «против жуликов и воров» написано, все эти площади были выкуплены избиркомом, то есть, за государственный счет. Потому что у избиркома право первой ночи, они первыми имеют право покупать эти билборды. 100% было выкуплено. Тогда мы наклеили аналогичные плакаты на автобусы. Через три дня к нам в город приехал наш премьер-министр, увидел это, повелел тут же все снять. И нам, это просто совершенно замечательно, их сняли, дав нам бумагу, что это незаконная агитация против «Единой России». Таким образом, «Единая Россия» расписалась в том, что она считает себя «партией жуликов и воров». За что ей большое спасибо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.