Депутат от КПРФ Александр Абалаков об авансовых платежах граждан за ЖКХ: «"Газпром" не хочет больше денег, он хочет раньше»

Здесь и сейчас
15 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Премьер Дмитрий Медведев предложил Минэкономразвития подумать над изменением системы оплаты жилищно‑коммунальных услуг и сделать их авансовыми, то есть сначала платить, а потом уже получать воду и тепло. 

Эту тему мы обсудили с нашим гостем – членом комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно‑коммунальному хозяйству, членом фракции партии КПРФ Александром Абалаковым.

Казнин: Вы поддерживаете это предложение?

Абалаков: Нет, но я не удивлен такому предложению, потому что все делается в интересах монополии, а у монополий лозунг – очень хочется кушать. Сначала было повышение тарифов на 15%, затем придумали общедомовые нужды, когда вы платите по приборам учета, а в счетах получаются суммы, превышающие то, что вы платите – за отопление коридоров, подвалов, чердаков. Этого стало недостаточно – появились социальный паек. А сейчас требуют еще и предоплату. Это события одной цепи.

Кремер: Параллельно тому, что вы перечислили, существует огромный долг. Есть много неплательщиков. Есть ли какой-то способ повлиять на этих людей? Один способ предложил Дмитрий Медведев. Может, есть какой-то другой?

Абалаков: Совсем недавно было совещание в Калининграде, где очень подробно обсуждался вопрос о ликвидации неплатежей в ЖКХ. Там есть особенность: основная масса задолжностей сформирована не жителями, а неотключаемыми потребителями – это около 80%.

Кремер: Если говорить о физических лицах-должниках, как работать с этой задолжностью? Как их можно вдохновить платить за ЖКХ?

Абалаков: Я считаю, вдохновить их можно только одним: убедить всех людей в том, что эти платежи справедливые. Когда люди поймут, что услуга соответствует по качеству и количеству их ожиданиям, тогда они будут платить.

Кремер: У каждого свои ожидания.

Абалаков: Но тем не менее, существуют какие-то усредненные ожидания. Если у вас горячая вода 50 градусов, а по нормативу должна быть 60, то все равно есть ощущение несправедливости.

Кремер: То есть вам кажется, что люди не платят, потому что их не удовлетворяет качество услуг.

Абалаков: Мы проводили подробное исследование, почему люди не платят. Во-первых, платит абсолютное большинство людей, причем в первую очередь пенсионеры и бюджетники. Не платят две категории: те, для кого сумма квартплаты незначительна в бюджете и они просто забывают про нее, и те, для кого очень большая. Либо те люди, которые уже махнули рукой на себя, на жизнь. Таких людей относительно немного, но они же порождают иждивенчество. Например, из 100 квартир в доме 5 не платит. 95 платит за них, с пятью ничего не сделаешь. Такие примеры порождают неудовлетворенность. Плюс еще добавляются общедомовые нужды, социальная норма, предоплата. Все вместо порождает недовольство, которое уходит в то, что люди перестают что-либо делать.

Казнин: Зачем вообще «Газпром» с таким предложением выступиол?

Абалаков: Очень хочется кушать.

Казнин: То есть просто больше денег.

Абалаков: Не больше – раньше. Или вы поставляете и в течение месяца получаете оплату по факту, или вы деньги получаете вперед. Хотя бы месяц, но есть разница.

Казнин: А в чем разница?

Абалаков: Месяц. Предположим, по какому-то объекту объем потребляемого газа в рублях составляет миллион рублей в месяц. Вы фактически получаете оборотных средств миллион рублей постоянно.

Кремер: Для чего нужны оборотные средства?

Абалаков: Это у них надо спросить. Для чего нужны им деньги – такой вопрос уже мы много раз ставили, и Правительство, и президент. Мое мнение – все наши инфраструктурные предприятия должны иметь общественную форму собственности. Есть книга Элинор Остром «Управляя общим», которая показала, что существуют условия, в которых общественная форма гораздо более эффективна, чем государственная или частная.

Казнин: Господин Сидякин в нашей студии говорил, что это очень сложно сделать даже чисто юридически – надо в жилищный кодекс вносить изменения.

Абалаков: Много сложностей есть, но существуют законы для нас или мы для законов? Законы существуют для людей. Есть механизмы внесения изменений. Работать надо над этим.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.