Депутат Илья Пономарев: Кремль не хочет создавать новых политических мучеников

Здесь и сейчас
22 сентября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Депутат Госдумы Илья Пономарев может быть лишен мандата за систематические прогулы. Об этом заявил лидер Справедливой России Сергей Миронов. Сам Пономарев находится за границей и готов вернуться в Россию только в том случае, если судебные приставы не закроют ему выезд из страны и не станут арестовывать его имущество. Ранее приставы начали разыскивать имущество Пономарева в связи со взысканием долга перед фондом «Сколково» в размере около трех миллионов рублей.

«Эта шутка относительно лишения меня мандата повторяется уже, по-моему, в шестой или седьмой раз. Понятно, что ему это не по зубам, это решение, которое будет приниматься в Кремле или на уровне "Единой России", явно не на уровне "Справедливой России". Если надо будет решить этот вопрос, я думаю, он будет решен через уголовные дела, а не через инициативу "Справедливой России"», — сказал Пономарев.

«Мне кажется, что Кремль не хочет создавать каких-то новых политических мучеников, беженцев, гонимых и так далее. Мне кажется, Кремль вообще очень устраивает, когда люди, которые могут что-то сделать, которые в состоянии работать руками и головой, уезжают из страны, мне кажется, Кремль к этому осознанно стремится. Именно поэтому я и говорю, что за границей не останусь и в максимально короткий срок вернусь в Россию», — добавил депутат.

Дзядко: Ощущения многих о том, что Михаил Ходорковский высказал некие президентские амбиции при том, что и он сам говорит, что это, по сути, не так, и если вы слышали Веронику Куцылло, которая она процитировала нам его слова, в которых он говорит, что это не так. Есть ли у вас подобные ощущения, что о неких президентских амбициях нам было заявлено, что Михаил Ходорковский заявил о своем участии в российской политике?

Пономарев: Я знаю Михаила Борисовича достаточно давно, я знаю, к чему он стремится и как он мыслит. Он мыслит конструкциями, он мыслит механизмами, он мыслит решениям. Поэтому я считаю, что  то, к чему он стремится, он стремится к тому, чтобы в России появились правила игры. Если эти правила игры не требуют его личного участия, а они должны быть такими, которые не требуют ничьего личного участия, то тогда и смысла бороться за пост президента тоже нет.

Дзядко: Как эти правила игры могут появиться, вследствие чего?

Пономарев: Деятельность «Открытой России» на это и настроена. Опять-таки, как я понимаю, то, что он говорит, он хочет, чтобы были люди, которые думающие, которые мыслящие, которые могут создавать новые смыслы, чтобы в результате коллективного усилия возник, с одной стороны, политический субъект - «Открытая Россия», а с другой стороны, в рамках этого субъекта родилась бы новая Конституция, новый пакет базового законодательства. И вне зависимости от политической принадлежности, партийной принадлежности тех, кто участвует в работе «Открытой России», они бы через свои партии провели это законодательство в жизнь.

Дзядко: Илья, короткий вопрос, который касается вашей собственной судьбы. Сегодня, как вы, вероятно, видели в новостях, Сергей Миронов говорил о том, что «Справедливая Россия» будет добиваться лишения вас мандата депутата Государственной Думы. Что вы ответите Сергею Миронову?

Пономарев: Сергей Михайлович в последнее время уподобляется унтер-президентской вдове, которого бросили все, который не может навести порядок в своей собственной фракции. В данном случае эта шутка относительно лишения меня мандата повторяется уже, по-моему, шестой или седьмой раз. Понятно, что ему это не по зубам, это решение, которое будет приниматься в Кремле или на уровне «Единой России», но явно не на уровне «Справедливой России». Если надо будет решить этот вопрос, я думаю, что он будет решен через уголовные дела, а не через инициативу «Справедливой России».

Дзядко: Вам кажется, что в Кремле подобного стремления, как у Сергея Миронова, нет?

Пономарев: Мне кажется, что Кремль не хочет создавать каких-то новых политических мучеников, беженцев, гонимых и так далее. Мне кажется, что Кремль очень устраивает, когда люди, которые что-то могут сделать, которые в состоянии работать руками и головой, уезжают из страны. Мне кажется, к этому Кремль осознанно стремится. Именно поэтому я и говорю, что я за границей не останусь и в максимально короткий срок вернусь в Россию.

Дзядко: Этот максимально короткий срок наступит когда и вследствие чего? В смысле максимально короткий срок завершится когда?

Пономарев: Это вопрос возможности для работы. Я делаю все возможное, чтобы он наступил как можно скорее.

Дзядко: А что должно произойти, чтобы он наступил, чтобы у приставов более не было к вам претензий или когда вы сможете выплатить то, что они с вас пытаются взыскать?

Пономарев: Вы же понимаете, как у оппозиционного депутата, возможности для законодательной деятельности у меня достаточно ограничены, поэтому еще год назад мы начали заниматься Новосибирском. Мы выиграли, и в Новосибирске сейчас оппозиция у власти. То, что я обещал сделать мэру Локтю и моим товарищам – это привлечь инвестиции, привлечь технологии, то есть обеспечить экономический рост в Новосибирске, это то, что требует поездок. Поэтому в эту точку приставы и начали сейчас бить для того, чтобы не дать возможность выполнить обещания.  

Фото: facebook.com/iponomarev/

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.