Депутат и экономист о послании президента: реформа самоуправления идет ровно десять лет. Мы пришли туда, откуда начали

Здесь и сейчас
12 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Президент Владимир Путин выступил с очередным посланием Федеральному собранию. В отличие от прошлых подобных речей, в этой было меньше конкретных предложений и принятых решений.

Глава государства начал послание с муниципальных органов власти. Но о радикальных шагах, как, например, пересмотр процедуры прямых выборов мэра —  а на это накануне указывали наши источники  — заявлено не было.

Путин отметил, что власть на местах по-прежнему сотрясают коррупционные скандалы, и нужно обратиться к Всероссийскому совету местного самоуправления и к законодателям, чтобы уточнить общие принципы муниципалитетов.

При этом Путин подчеркнул, что сейчас во власть на местах через выборные механизмы приходят ответственные люди. 

Владимир Путин, президент России: Сегодня  в системе местного самоуправления накопилось немало проблем. Объем ответственности и ресурса муниципалитетов, к сожалению, и вы это хорошо знаете, не сбалансированы. Отсюда часто неразбериха с полномочиями. Они не только размыты, но и постоянно перекидываются с одного уровня власти на другой. Из района в регион, с поселения  в район и обратно. Органы местного самоуправления то и дело сотрясают и коррупционные скандалы. Районный уровень практически выхолощен, его полномочия в сфере образования, здравоохранения, социальной защиты переданы в регионы. Кроме того местная власть должна быть устроена так, а это самая близкая власть к людям, чтобы любой гражданин, образно говоря, мог дотянуться до нее рукой.

Губернатор Нижегородский области Валерий Шанцев также считает, что реформа органов местного самоуправления необходима. О ее возможных формах губернатор рассказал в интервью ДОЖДЮ.

Валерий Шанцев, губернатор Нижегородской области: Идея вообще сама по себе правильная, потому что в любом государстве должна быть строгая вертикаль государственной власти и должны  быть органы местного самоуправления. Никогда мэры городов не будут назначаться губернаторами. Мэры будут в муниципалитетах, а если и будут назначаться, то будут назначаться главой администрации. Это государственный чиновник, который никакого отношения к местному самоуправлению не имеет.

Ранее агентство Standard & Poors  опубликовало доклад о финансовом состоянии регионов. По мнению экспертов, положение плачевно, а субъекты федерации стоят на грани дефолта. Ведет к этому политика федерального центра. Требуя от регионов финансировать рост зарплат бюджетников по указам президента, правительство не обеспечило эти обязательства источниками доходов.

Центральную тему послания президента Лика Кремер и Тихон Дзядко обсудили с заместителем главы думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству Дмитрием Вяткиным и экспертом Standard & Poors, соавтором доклада о состоянии финансов в регионах Кареном Вартапетовым.

Дзядко: Дмитрий Федорович, наверное, вопрос вам. Во-первых, насколько для вас ожидаемым стало то, что именно тема местного самоуправления стала одной из самых основных в сегодняшнем послании федеральному собранию, которое мы все слышали? И, во-вторых, почему на ваш взгляд, президент не сделал каких-то конкретных предложений по обеспечению самостоятельности местного самоуправления, по обеспечению всего того, что он сегодня говорил.

Вяткин: Я бы не назвал тему именно местного самоуправления ключевой. Ключевой, с моей точки зрения, была тема экономики, потому что даже в тех предложениях, которые прозвучали, в констатации тех проблем, которые существуют в местном самоуправлении, тоже заложен вопрос экономический. И чего бы мы ни коснулись: развитие Дальнего Востока – экономика, местное самоуправление – экономика, стимулирование инвестиций, налоговые каникулы – это тоже все экономика. И в конечном итоге, в том числе и выполнение военного заказа – это тоже экономика. С моей точки зрения,  я бы назвал это послание экономическим. И я вам хочу сказать, если так развивать мысль, то сохранение наших ценностей, в том числе ценностей духовных, культурных – это тоже базируется на экономике, как бы это ни звучало сейчас парадоксально. Но мы прекрасно понимаем, что если дальше, допустим, без увеличения рождаемости и без увеличения доли молодого населения страны, у нас страна будет стареть. Это тоже скажется на экономике, на расходах бюджета. То есть доля трудоспособного населения уменьшается, а нетрудоспособного увеличивается, что имеет прямое отношение к демографии, а демография базируется на семье и на ценностях. Не на выплатах, хотя выплаты тоже стимулируют рождаемость, но в том числе и на… Но я немного увлекся. Теперь давайте, почему не прозвучало, как ожидалось, и, по-моему, ваш канал анонсировал, что будет конкретно сказано...

Кремер: По нашим данным это было возможно.

Вяткин: Отмена выборов и так далее. Моя интерпретация этого – сами понимаете, я не принимал участие в подготовке послания, но мой взгляд на этот вопрос следующий – дело в том, что есть проблема, та, которую сегодня назвал Владимир Владимирович, решение этой проблемы, согласитесь, не лежит в плоскости политической. Еще раз вернусь к тому, что послание экономическое, и поэтому решение проблем местного самоуправления, сбалансированности возможностей и обязанностей органов местного самоуправления всех уровней, поселенческого уровня, районного, крупных муниципалитетов, административных центров, не решается только отменой выборов, назначением сити-менеджеров или, наоборот, не назначением сити-менеджеров, выборов главы администрации напрямую. Это вопрос политики. И как раз решение проблемы как цель может быть достигнута путем привлечения и обсуждения в экспертном сообществе самими представителями муниципальной власти, с регионами, с учеными, с практиками, политиками. И только так можно выработать какое-то приемлемое решение. Поэтому когда ожидали, что отменят выборы… Причем, парадоксально, помните, был прогноз? «Есть проблема в  местном самоуправлении, а давайте отменим выборы в административных центрах». А причем здесь это?

Кремер: Просто так не раз уже было, уже происходило.

Вяткин: Сейчас решаются проблемы экономические.

Кремер: В 2009 году тоже экономические.

Вяткин: Решение должно быть найдено в области администрирования, в том числе налогового администрирования, в области перераспределения полномочий. Мое личное мнение, что нужно, и я готов об этом заявить, я об этом не заявлял ни разу публично, только  в приватных беседах, что градацию муниципальных образований нужно строить по-другому. Что муниципальные образования должны быть рассортированы на несколько уровней не в зависимости от численности, не в зависимости от того, как называется муниципалитет – сельское поселение или городское поселение – потому что у нас, простите, грань между городом и деревней зачастую где-то подстерлась уже. А должна быть проведена градация в зависимости от наличия инфраструктуры, с учетом численности, наличия тех или иных объектов социальных промышленных и прочих показателей. И в зависимости от этого должны быть рассортированы их полномочия. Если это нижний уровень, нет инфраструктуры, нет налогооблагаемой базы, тогда и полномочий мало. Больше возможностей – тогда больше полномочий. Таким образом муниципальное образование переходить из категории в категорию, условно говоря, постепенно улучшаясь.

Дзядко: Мне хотелось бы к нашему разговору подключить Карена Вартапетова, потому что это темы – тема вашего доклада и тема, на которую говорил сегодня Владимир Путин – связаны. Правильно я понимаю, что по вашим оценкам тот факт, что на регионы было перенесено существенное финансовое бремя, по ним очень сильно ударило?

Вартапетов: Абсолютно. Мы говорим о том, что в этом году тренд по исполнению бюджетов, накоплению долгов связан с тем, что появились президентские указы, которые вменили регионам большие расходные обязательства. При этом они были покрыты, по нашим оценкам, только на треть из федерального бюджета. Это наложилось на торможение экономического роста, на некоторые поправки в налоговое законодательство, которое резко ударили по сборам налога на прибыль. Это все привело к тому, что регионы сейчас плохо исполняют бюджеты в целом. Есть группа сильных, которая более-менее справляется, но есть очень большая, растущая группа регионов, которые просто не справляются  с выполнением тех расходных обязательств, которые на них возложили. Для этого они начинают занимать на рынках, накапливать долги. По нашим оценкам, регионов, у которых долги приближаются к 100%, больше 90% – а 100% - это законодательно ограниченный минимум, максимальный уровень, - уже таких примерно 20 регионов. Если в прошлом году их было 5-7, то сейчас – 20.

Кремер: Самый страшный долг в Мордовии.

Вартапетов: В Мордовии действительно долг больше 100%.

Кремер: Там почти под 200%, если я не ошибаюсь.

Вартапетов: Он полностью состоит из бюджетных кредитов, и парадокс в том, что министерство финансов не считает это за долг и не учитывает в своих расчетах. Но по факту, это действительно долговые обязательства, которые республика должна вернуть Минфину.

Кремер: Чем это грозит? Какие возможны последствия? Потому что, с одной стороны, это некоторая самостоятельность: давайте, сами справляйтесь. И?

Вартапетов: Хорошо, если бы это была самостоятельность, подкрепленная финансовыми ресурсами, и если бы решение расходные принимались регионами и муниципалитетами самостоятельно. Это, по крайней мере, поддержало бы их кредитоспособность.

Кремер: Какие могут быть последствия в нынешней ситуации?

Вартапетов: Структурные ухудшения показателей исполнения бюджетов, накопление долга и невозможность некоторых очень слабых регионов просто обслуживать свои долговые обязательства.

Дзядко: Не рискуем ли мы тогда? Путин рассчитывает, что уже в будущем году местное самоуправление станет независимой и финансово самостоятельной властью. Не рискуем ли мы, что и местное самоуправление постигнет та же участь, что мы сейчас видим и на региональном уровне?

Вяткин: Что вы имеете в виду? Наращивание долга?

Дзядко: Да.

Вяткин: Многие муниципалитеты наращивают свой долг.

Дзядко: Они готовы к такой независимости?

Вяткин: Там речь не идет о независимости, речь идет, скорее, о нахождении некоего баланса между возможностями и обязательствами. Грубо говоря, к примеру, у нас на уровне поселений у всех поселений одинаковый набор вопросов местного значения, одинаковый набор полномочий. И, условно говоря, теоретически одинаковый налоговый источник – местные налоги. Но база у всех разная: число жителей, количество предприятий, социальная сфера, инфраструктура и прочие вещи разные. Их всех обременить одними и теми же полномочиями просто невозможно. А что касается регионов, действительно, долги растут у регионов, в том числе, которые выглядят достаточно угрожающе, но при этом многие регионы ведут рискованную политику бюджетных расходов. Не отказываются от каких-то грандиозных инфраструктурных проектов и не оценивают их необходимость вообще: а стоит ли тратить миллиарды на какие-то инфраструктурные проекты – мосты, дороги – которые могут быть вообще нецелесообразны с экономической точки зрения. Я уж не говорю  о том, что расходы на госаппарат – это отдельная тема. Об этом говорили, кстати, на недавнем заседании Общероссийского народного фронта, эти пресловутые охранные и имиджевые расходы. Это тоже составляющие. Оптимизировать не готовы или не хотят, но говорят: у нас чего-то денег не хватает, давайте-ка нам быстренько что-нибудь подкиньте. Федералы говорят: ребята, погодите, вы можете изыскать свои внутренние резервы. Они говорит: не хотим или не можем.

Кремер: У вас федералы, получается, положительные, а регионы – отрицательные.

Вартапетов: Я извиняюсь, то, о чем вы говорите, действительно справедливо, но только для, может быть, 20-ки самых сильных регионов.

Вяткин: Не для всех, конечно.

Вартапетов: Но есть регионы в нижней части спектра, их около 20-30, которые сократили все, что можно. У них, например, капитальная программа Томской области – примерно 2 млрд. рублей, это стоимость одной развязки, даже не развязки, подземного перехода в Москве. Это на огромную область! Очевидно, что потребности в финансировании инфраструктурно огромны в тех субъектах федерации, о которых мы говорим. На наш взгляд, самый слабые регионы уже исчерпали запасы гибкости по расходам. Фактически сокращать уже нечего, все реформы проведены, все сокращено. Более того, федеральное законодательство заставляет часть расходов капитальных уже направлять на дороги, в дорожные фонды, они связаны. Эти деньги ни на что другое нельзя направить. В этой связи, по нашей оценке, два сценария, которые остаются: либо помочь таким регионам из федерального бюджета, то есть предоставить дополнительную поддержку, либо начать пересматривать некоторые параметры указов президента. Неформально мы видим, что какие-то шаги в эту сторону происходят.

Кремер: Вы имеете в виду второй вариант? Пересмотр параметров указов президента.

Вартапетов: Параметры некоторых указов уже переносятся по срокам. С 16-го на 18-ое, например, по ветхому жилью. Где-то регионы начинают играть со статистикой, нужно же повышать зарплату до среднего по экономике уровню. Где-то начинается игра со ставками и так далее.

Кремер:  Я правильно понимаю, что в условиях стагнации центр будет еще больше впитывать в себя денег и еще с меньшей охотой отдавать?

Вяткин: Речь не идет о впитывании денег в центр. Речь идет, скорее, с одной стороны, то, о чем я говорил – об оптимизации расходов региональных бюджетов, а с другой стороны, Карен говорит о том, что во многих, в нижней части списка (там порядка 20 регионов), которым уже нечего сокращать, им надо действительно помочь. Но для того чтобы определить, кому надо помочь, а кто может, извините меня, затянуть туже пояса, особенно в части тех расходов, которые можно было бы и не производить, и это очевидно, там несколько составляющих. Самое простое – дать деньги из федерального бюджета: дескать, исполняйте. Гораздо сложнее провести аудит, допустим, инвестиционной политики. Аудит – я условно говорю. Провести анализ, насколько монополизирован рынок в том или ином регионе, насколько на рынок допущены строительные компании, торговые компании, сколько есть участков, которые можно было бы предоставить для размещения тех или иных производственных мощностей. Насколько там легко открыть свой бизнес, потому что я могу вам сказать, что во многих регионах строительный рынок монополизирован абсолютно, в торговлю не зайти. Малый и средний бизнес в некоторых регионах, извините, есть административный «стоп», запрет на перевод из жилого в нежилое – то есть магазин не открыть просто на первом этаже.

Вартапетов: Это означает только одно: что у регионов и муниципалитетов нет стимула к развитию бизнес-среды. Гораздо проще в тех ограничений, которые сложились, пойти в Минфин и попросить дополнительной помощи. Например, после того как в конце прошлого года Татарстану и Краснодарскому краю списали огромную сумму бюджетных кредитов, которые давались на крупные стройки для спортивных мероприятий (до 80 млрд.), абсолютно все регионы теперь рассчитывают на то же самое. Они хотят, чтобы им либо списали бюджетные кредиты, либо дали новые деньги. Кстати, еще раз хотел бы обратить внимание, что в этом году уже десять лет, как идет муниципальная реформа. Ровно десять лет, как приняли, основываясь на абсолютно тех же самых проблемах: нефинансируемые мандаты, нечеткое разграничение. То есть фактически мы прошли круг и вернулись в исходную точку. К сожалению.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.