«Речь не о самоизолированных». Депутат Госдумы Светлана Журова — о наказаниях за нарушение карантина и фейки

31 марта, 15:46 Анна Монгайт
6 468

Государственная Дума 31 марта проголосовала за новые меры и штрафы, которые будут применяться к нарушителям режима самоизоляции. Новые законы вызвали неоднозначную реакцию в российском обществе, в частности, политолог Александр Кынев в эфире Дождя назвал такое решение «людоедством». Депутат Госдумы Светлана Журова вышла в прямой эфир Дождя чтобы прояснить, кого на самом деле коснутся новые меры.

Светлана, здравствуйте!

Добрый день!

Скажите, пожалуйста, я слышала много уже довольно жестких оценок сегодняшних решений, которые были приняты в Государственной Думе, тех гигантских штрафов, которые будут присуждаться людям, которые нарушают режим самоизоляции или которые вольно или невольно публикуют фейки, связанные с коронавирусом. Скажите, пожалуйста, почему такие строгие меры, почему такие большие цифры?

Не совсем правильно, не самоизоляции. Про самоизоляцию разговора не было, был разговор про людей, которые находятся на карантине, которые могут уже, зная, что они заражены… И если, не дай бог, умышленно. Причем надо понимать, да, мы приняли закон про тех, которые непреднамеренно заразили. Это надо учитывать. А если люди преднамеренно заразили, кстати, такие случаи тоже были, я знаю, когда человек вернулся, был заражен, ходил, всех заражал, плевал, специально это делал, это будет совсем другое. И уже эти статьи есть уже в действующем законодательстве на самом деле, наказание за это есть.

Поэтому мы сейчас говорим про непреднамеренные вещи. Но при этом человек вышел, зная, что он потенциально может быть опасен, и заразил людей.

То есть если человек, знающий, что у него положительный анализ на COVID-19, все равно вышел, то он уже за это должен получить штраф, да?

Да, вопрос не идет сейчас про самоизолированных людей, то есть вышли на улицу, тут же взяли и начали арестовывать, эти штрафы применять в их отношении. Нет, им сделают, возможно, замечание, спросят, почему они, например, находятся на улице.

Сейчас ряд регионов принял какие законы? К примеру, смотрите, что получилось на выходных? Вроде уже есть элемент такой, что самоизоляция, но люди поехали на шашлыки. И Москва, и Ленинградская область, понимаете, да, из Санкт-Петербурга жители переехали в Ленинградскую область. И хорошо бы они были на своем садовом участке, так они же выходят, они гуляют, потом они вернулись обратно в Петербург.

У нас, например, наш губернатор принял решение разделить все на зоны. Зоны ― все, сразу у людей ужас в глазах, что это такое за страшное слово? Зона ― это муниципальное образование, это поселение, их 220. Внутри муниципального образования, пожалуйста, ходи в магазин и так далее. За пределы не выходить. Это новое решение, потому что слишком много пришло людей посторонних, которые попадут в наши учреждения здравоохранения, которые не доедут, возможно, до Петербурга, приходится дополнительные ресурсы Ленинградской области включать, кстати, так же как и Московской, да? И может не справиться система здравоохранения с наплывом.

Это предостережение, это, скажем, мы профилактируем те процессы, которые могут начаться у нас, например, как в Италии, если вдруг мы пойдем по этому сценарию. Кстати, те страны, которые приняли эти меры до того, как началось у них достаточно серьезное заражение и эпидемиологическая ситуация вышла на критические какие-то свои показатели, они сейчас в Европе чувствуют себя более свободно и благодарны правительству за то, что они к ним применили эти жесткие меры, оставили их дома. Еще до того, как у них были зараженные, еще до того, как все это развивалось. И теперь они понимают: вот какие молодцы правительство, что сделали раньше, предвосхитили этот процесс.

Скажите, пожалуйста, еще раз, людей, которые нарушают режим самоизоляции, например, не соблюдают вот эти ограничения, условно говоря, в Питере это по районам, в Москве это небольшое расстояние от дома. Они куда-нибудь решили поехать, их наказывать не должны?

Это не имеет отношения, они же не зараженные сейчас. Их просто будут предостерегать, будут делать им замечания, чтобы они вернулись.

Штрафовать не будут?

Пока такого не было в законе, чтобы штрафовать самоизолированных.

Хорошо, а скажите, пожалуйста, вот эта история про фейки, связанные с коронавирусом, кого и за что там должны штрафовать? Как понять, где фейк? Мы сейчас все находимся в поле недостаточно проверенной информации об этом вирусе, появляются новые факты. Естественно, много слухов. Как понять, где злонамеренный фейк, а где просто слухи, которыми, естественно, мы сейчас все кормимся?

Поэтому нужно быть крайне аккуратными с тем, что ты сам формируешь новость. Понятно, что если ты перерепостил, и у нас на самом деле за репост никого не накажут. Но надо всегда понимать меру ответственности, когда ты делаешь это в публичном поле, и поэтому надо всегда проверять, потому что, знаете, всегда можно сказать: «Я не сам это написал, это кто-то написал». Да, по друзьям в мессенджерах каждый может пересылать все, что угодно, шутки, не шутки, сейчас их очень много, да, информацию. Друзьям пересылайте, не надо в публичное поле лишний раз сейчас, потому что действительно можно ошибиться. На самом деле ты будешь уверен, что это достоверная информация, а она окажется недостоверной.

Поэтому, понятно, как делать ватно-марлевые повязки ― наверно, за это никто тебя не накажет, а вот когда ты пишешь некую фейковую информацию, непроверенную, ты не специалист, ты не знаешь, не имеешь права это писать. Если это делает врач-вирусолог, пишет это, он уже будет нести ответственность как врач за это, кстати, еще, потому что он вообще не имеет права непроверенную информацию или информацию, которая сеет панику, публиковать в публичное поле. Он ответственен за это перед теми людьми, которые будут это читать.

Вы знаете, наверно, тоже те случаи, когда кто-то, например, я сегодня читала одну новость, пишут: «Я не могу писать, потому что меня убьют, меня посадят в тюрьму, но анонимно рассказываю, что ситуация такая-то, такая-то в такой-то больнице». На самом деле ты аноним. Напиши тогда свою фамилию, имя, отчество, тогда это будет достоверная хотя бы информация, будет понятно. А когда кто-то взял, какое-то видео опубликовал, где-то он что-то видел, вообще сто лет назад было сделано, на самом деле к текущей обстановке не имеет отношения, конечно будут проверять такую информацию, чтобы у людей не было паники, когда она не имеет место быть таким фактом.

Скажите, пожалуйста, еще раз, если уточнить, человек, который заражен коронавирусом и, предположим, отказался от карантина, вышел из карантина, заразил еще кого-то потенциально, как он будет наказываться? Там может быть только штраф или может быть какое-то еще уголовное наказание, он может оказаться в заключении?

Если будет заражено еще несколько людей, там вплоть до семи лет. Мы это сегодня приняли в первом чтении и во втором, да. Потом, соответственно, штрафы до двух миллионов рублей. Кстати, я смотрела статистику принятия подобных законодательных актов в других странах, есть страны, где очень жесткие меры тоже применяются к людям, многие страны не менее жестко наказывают, чем у нас сейчас в России будет применено к таким людям.

Потому что, понятно, очень правильная формулировка, которую сегодня, кстати, Павел Владимирович Крашенинников читал, непреднамеренное, понимаете? Конечно, это где-то, может быть, будет смягчающим фактором. Если человек знал, заражен, вышел, его выловила камера около дома, я могу сказать, знаете, у меня есть ряд моих знакомых, которые сейчас находятся на карантине, они мне в шутку говорят: «Ой, да до магазинчика я как-нибудь добегу». Я говорю: «Не вздумайте этого делать, если вам надо добежать до магазинчика, добегу я, я вам все привезу. Вот выловит вас камера у подъезда, будете платить вот эти штрафы, не дай бог кого-то заразите, а выяснится, что у вас был коронавирус, а вы еще об этом не знали, будете потом в тюрьме сидеть». Поэтому я всех тоже жестко предупредила и считаю, что это правильно.

Хорошо, то есть получается, что к каждому коронавирусному больному должны прилагаться какие-то социальные помощники, которые выкидывают за него мусор, которые приносят ему продукты, если у него, например, нет интернета, нет смартфонов. Или государство должно снабдить этими смартфонами и интернетом всех людей, которые находятся под подозрением в связи с коронавирусом дома, на домашней изоляции. Это слабое звено какое-то.

Да, во-первых, я могу сказать, что опять же, имея опыт своей помощницы, которая рассказала, что у них в подъезде, например, есть одна семья, которая находится на карантине, у них, кстати, нет еще при этом подтверждения, что у них есть коронавирус. Но уже то, что они приехали из-за рубежа. Подъезд обрабатывают каждый день, она была крайне удивлена этому. У них, видимо, возможности первоначально не было, чтобы друзьям как-то сообщить, что они в такой ситуации, к ним приносят продукты каждый день какие-то службы, которые этим занимаются. Она была крайне удивлена, что это работает в Москве.

Для пожилых людей есть волонтеры, да, мы же говорим еще про самоизолированных сейчас пожилых людей. Знаете, это возможность нам всем проявить заботу, например, о пожилых людях. Я знаю, что ряд моих знакомых говорит: «Мы знаем, что в нашем подъезде живут пожилые люди, у которых нет детей или дети живут на другом конце города. Мы идем в магазин, звоним им, говорим: „Вам что-то принести?“ и приносим им продукты». Это же нормально, не только государство может всем обязательно помогать в этой ситуации. Мы же можем рядом с людьми им помочь, стать такими волонтерами.

Я с вами абсолютно согласна. Здорово, чтобы этих волонтеров было как можно больше, но, к сожалению, обязать к этому людей невозможно. Как быть тем людям, которые привязаны к дому, но не могут себя при этом ничем обеспечить, не имеют средств интернет-связи, не имеют помощников, абсолютно непонятно.

Фото: Авилов Александр / Агентство «Москва»

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю