Депутат Госдумы Сергей Иванов: американцам выгодно усыновлять детей-инвалидов

Здесь и сейчас
18 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня колеса государственной машины закрутились в разные стороны. Ещё вчера казавшийся актуальным для всех без исключения власть имущих «закон Димы Яковлева» сегодня забуксовал.

Сразу несколько министров высказались против того чтобы в ответ на «список Магнитского» запретить американцам усыновлять российских детей. Просто депутаты перегнули палку пытаясь, выполнить волю руководства.

Эту тему мы обсудим с нашими гостями. У нас в студии депутат Госдумы, член комитета по конституционному законодательству Сергей Иванов и волонтер Центра равных возможностей для детей-сирот «Вверх» Дарья Алексеева.

ПИСПАНЕН: Фракция ЛДПР тоже поддерживает этот закон?

ИВАНОВ: Надо сказать правду, у нас,  к сожалению, огромный дефицит на здоровых детей. Поэтому дети, которые усыновляются в Штатах, - это, как правило, дети-инвалиды. Почему они их усыновляют? Те пособия, которые они получают от американского государства, позволяют им жить, практически не работая. Мы против торговли детьми в таком виде. Это первое. То есть мы поддерживаем закон.

КАЗНИН: Многие депутаты Госдумы усыновили детей? Есть статистика?

ИВАНОВ: По этому созыву не знаю. В прошлом созыве были такие депутаты, у которых были усыновленные дети.

ПИСПАНЕН: Дети-инвалиды среди них были?

ИВАНОВ: Тут я не могу сказать.

КАЗНИН: Вы же, наверное, знаете статистику, вы же должны были поверхностно ознакомиться со статистикой, прежде чем голосовать за или против, о том, сколько уезжает в США, сколько страдают или гибнут там и сколько гибнут здесь, в России, детей, которых берут из детдомов.

ИВАНОВ: Такую статистику проводить дело неблагодарное, потому что у нас усыновляется гораздо больше детей, чем уезжает в Америку. Проценты выводить, я думаю, не стоит.

КАЗНИН: Я вам просто скажу. 60 тысяч за 20 лет было вывезено, погибло 19.

ИВАНОВ: Те 19, про которых мы все знаем, это шоковое состояние, когда из забывают в автомобиле, когда из бьют, заставляют что-то делать, и потом дети погибают. Сколько умерло мы, к сожалению, не знаем. Я не хотел бы проводить такую статистику. Я понимаю, что будет лучше, если ребенок уедет в другую страну, обретет семью, но как к нему будут там относиться? Когда ребенка берут, чтобы он стал чемпионом Параолимпийских игр, это одно. Когда его берут только для того, чтобы получать пособие и не ходить на работу, это другое.

КАЗНИН: Вы не можете утверждать, что все берут из-за этого.

ИВАНОВ: Я не говорю, что все.

КАЗНИН: Вы спросили самих детей? Вы знаете, что есть списки тех, кто ждет судебного решения, которое уже состоялось или будет в ближайшее время, и очень хотят уехать, потому что здесь они обречены.

ИВАНОВ: Ребенок – это, к сожалению, такой человек, которого бессмысленно спрашивать. Если ребенка спросить, хочет ли он искупаться в холодную погоду, он может сказать, да. Но это кончиться воспалением легких. Здесь мы его можем не спрашивать.

ПИСПАНЕН: Поэтому его судьбу в данном случае решаете вы.

ИВАНОВ: Как любой взрослый решает судьбу ребенка.

КАЗНИН: Не будучи знакомыми с этой темой, так как вы даже не знаете, сколько детей усыновили депутаты, есть ли вообще такие, сколько среди них инвалидов, были ли депутаты в детских домах.

ИВАНОВ: Если бы вы меня пригласили и перед этим поставили тему более конкретно, я  бы подготовился. Вы меня сорвали из дома в 9 вечера.

ПИСПАНЕН: Спасибо, что вы пришли. Дело в том, что никто из ваших коллег даже не соглашается приходить сюда.

ИВАНОВ: Статистика была, когда мы вчера в 7 вечера обсуждали этот закон. Господин Пономарев из СР ответил на мой вопрос, почему они усыновляют детей, что у нас дети белые, они хотят беленьких усыновить.

КАЗНИН: Дарья, как вы прокомментируете этот еще не принятый законопроект?

АЛЕКСЕЕВА: Странно, что люди, которые принимают такие решения, не знают цифр. Я их знаю. 10% детей, усыновленных в США в 2011, инвалиды. К ним там по-другому относятся. Синдром Дауна в США не является проблемой для родителей. Для них созданы условия. Я несколько лет работала в детском доме для детей с тяжелыми умственными нарушениями, у них действительно здесь нет  будущего. Как приемная мать, я могу сказать, что условий не создано никаких. Я могу себе представить, с какими тяжелыми последствиями своим решений сталкиваются родители в США, не меньше, чем в России. А у них еще языковые барьеры, проблемы с российским менталитетом. Им надо оказывать поддержку. Любой приемный родитель прежде всего родитель, решивший взять на себя ответственность за судьбу ребенка, в отличие от тех людей, которые просто поддерживают концепцию биологического выживания в детских домах. Семья является приоритетом, это не только конституционное право, это право от бога.

КАЗНИН: А для России у вас есть статистика?

АЛЕКСЕЕВА: Она есть на федеральном сайте Усыновите.ру Министерства образования.

КАЗНИН: Я сегодня рылся. Она достаточно печальная. Ежегодно примерно 100 тысяч детей по России без родителей.

АЛЕКСЕЕВА: Сейчас идет динамика, принимаются какие-то решения. Я получаю большое пособие от государства, я благодарна за эту помощь, потому что в данный момент финансовые проблемы не являются проблем для родителей. Государство действительно нам помогает в этом плане. Но процедура, которую я проходила, прежде чем усыновить ребенка, ничего не говорит о моей подготовленности. Опека меня не поддерживает, я иду в благотворительные фонды, когда у меня проблемы, не в опеку, потому что в опеке все происходит достаточно формально. Эта попытка защитить детей, приняв какие-то дополнительные нормы, акты, соглашения, это все отписка. Я не хочу говорить, что это политические решения, потому что я просто мало в этом понимаю, но как сотрудник нескольких благотворительных фондов, работающая с выпускниками детских домов, я вижу чудовищные последствия того, как работает система.

ПИСПАНЕН: Есть ли какая-то статистика по усыновлению в России детей-инвалидов?

АЛЕКСЕЕВА: На сайте  ее нет.

ПИСПАНЕН: То есть вообще это не принято, и  у нас общество не готово к тому, чтобы брать в свою семью детей-инвалидов?

АЛЕКСЕЕВА: Важно отличать приемную семью, опеку и усыновление. Усыновление – это когда ты подписываешься на то, что ребенок становится твоим, он вписывается в твой паспорт. Если это приемная семья, ты получаешь пособие, финансово это немного проще. Такие семьи есть. Есть семьи, которые берут по семь-восемь детей-инвалидов, но это очень редкое исключение, это буквально несколько фондов, несколько родителей.

КАЗНИН: Сергей, вас все-таки не насторожила реакция огромного количества людей, причем людей, разбирающихся в теме, и реакция однозначная? Я бы мог перечислить эпитеты, они очень обидные для депутатов, когда сравнивают с ХАМАС, когда называют «людоедским» законом.

ИВАНОВ: У меня совесть чиста. Что касается данной ситуации. Я высказал точку зрения, что лучше, чтобы  у ребенка была семья. С другой стороны вам как гражданам России не обидно, что наших детей берут как бандероль и отправляют?

ПИСПАНЕН: Они хотят стать родителями.

ИВАНОВ: Разве таких случаев не было?

КАЗНИН: Один случай.

ИВАНОВ: Разве не обидно, когда родители забывают ребенка в автомобиле, и он там умирает от жары? А его признают невиновным.

КАЗНИН: Так внесите в список этих судей.

ИВАНОВ: Я согласен. Но, к сожалению, этот вопрос политизирован, этого никто не скрывает. Да, это наш ответ Америке, не очень грамотный, не очень, может быть, правильный, но ответ.

КАЗНИН: На что?

ИВАНОВ: На то, что они, нарушая международное правило, вмешиваются в наши внутренние дела, когда не закончилось еще судебное расследование, они уже априори наших людей объявляют преступниками и принимают к ним какие-то меры.

ПИСПАНЕН: Тем не менее, если вы говорите о законе Магнитского, страдает определенная группа лиц, возможно, нарушившая права человека, и поэтому они не имеют права поехать в Соединенные Штаты. В данном случае закон назван симметричной мерой, хотя эта симметрия вообще не понятно. В данном случае страдают дети, которые не имеют никакого отношения к политике, которые хотят жить в семье.

ИВАНОВ: Согласен. А с другой стороны, вдруг мы кого-то из этих детей, запретив на усыновление, оградили от ужасной смерти в автомобиле на сорокаградусной жаре?

КАЗНИН: Тогда надо запретит выезд людей за границу. Там всякое случается. Вы знаете, что в Египте, Турции происходило?

ИВАНОВ: Бывает.

КАЗНИН: То есть вы будете это делать?

ИВАНОВ: Мы будем отвечать государству, которое против нас делает недружественные шаги, такими же недружественными шагами.

ПИСПАНЕН: Давайте, чтобы снизить градус нашей дискуссии, покажем видео про Джессику Лонг. Ей 20 лет, она в 92 году родилась в Братске без малых берцовых костей. Мать ее оставила в детском доме, в 13 месяцев ее удочерили приемные родители из Америки, в 18 месяцев ей ампутировали нижние конечности. Девочка всегда была очень спортивная, училась ходить на протезах, занималась гимнастикой, черлидингов, коньками, велосипедом, ходулями, скалолазанием, плаванием. В 12 лет в Афинах на Параолимпийских играх выступили. В Лондоне 2012 золото 100 метров баттерфляй.

КАЗНИН: Это только одна из историй.

ИВАНОВ: Одна-единственная. Еще хоть одну назовите мне.

ПИСПАНЕН: Ее брат ничего не завоевал, у него была заячья губа, его тоже усыновили.

КАЗНИН: Что-то может изменить позицию депутатов, например высказывание президента или премьера?

ИВАНОВ: Мне бы очень не хотелось, чтобы Госдума продолжала ориентироваться на высказывания президента или премьера, поскольку высший законодательный орган в стране – это Государственная Дума. Если президенту не нравится наш закон, он может наложить на него вето.

КАЗНИН: Премьер является главой партии, которая составляет большинство. Его высказывание может повлиять на принимаемое решение?

ИВАНОВ: Разумеется, может. Даже его косой взгляд может повлиять на принятие решения. Но это очень плохо. Именно поэтому у нас выходят такие законы.

КАЗНИН: Какие?

ИВАНОВ: Которые вызывают огромный общественный резонанс. Нормальный закон – тот закон, с которым все согласны, принимается он единогласно. Его все исполняют.

КАЗНИН: Он не только принимается единогласно, он и обсуждается заинтересованными сторонами. В данном случае это не произошло.

ИВАНОВ: У нас в комитете все обсуждается. Не факт, что это будет принято. Доживем до завтра. Фракция ЛДПР за то, чтобы российских детей не продавали за границу.

ПИСПАНЕН: Сегодня еще и увеличили список государств-неусыновителей - все, кто согласен с актом Магнитского.

ИВАНОВ: Я таких новостей не слышал.

ПИСПАНЕН: Это ваши коллеги предложили.

ИВАНОВ: Этот законопроект обсуждается в моем комитете, я был бы в курсе. Видимо, поправки поступили сегодня поздно ночью.

КАЗНИН: Сегодня днем.

ИВАНОВ: Не было.

КАЗНИН: То есть пока только американцы.

ИВАНОВ: Да. Была до этого поправка, которую мы инициировали, что этот закон должен распространяться не только на граждан США, которые нарушают права граждан России, а и на всех остальные страны, поскольку наша конституция гарантирует защиту всем гражданам.

ПИСПАНЕН: Это все потенциальные родители для детей-инвалидов России.

ИВАНОВ: Причем здесь родители. Это не касалось родителей, это касалось нарушения прав граждан России, а не усыновления.

КАЗНИН: То есть продавать в Британию можно детей, а в США нельзя.

ИВАНОВ: Продавать вообще никуда нельзя.

КАЗНИН: Вы же США только в этом законе указали.

ИВАНОВ: Это не мы, у нас большинства нет. Если бы у ЛДПР было большинство в Госдуме, закон был бы другим. Он бы говорил о том, что все, кто нарушает права индейцев в США, в Россию не имел права бы въехать. Это был бы адекватный ответ.

КАЗНИН: Дарья, а вы все-таки не оценили инициативу депутатов. На ваш взгляд, это как скажется на судьбах детей-инвалидов, которые ждут своей очереди на усыновление?

АЛЕКСЕЕВА: Как я уже говорила, намного чаще усыновляют детей-инвалидов. 94% детей, которых усыновляют иностранцы, - дети старше одного года. Понятно, что в России приоритет имеют усыновители. Они заберут красивых, здоровых. Что касается детей старше 12, у них шанса вообще нет, потому что у них чаще всего есть старшие братья, это становится гигантской проблемой. Только в 2011 году 181 ребенок, оставшиеся без попечения родителей, погиб или умер, против 19, которые погибли в США за 10 лет. Давайте мы будем защищать детей-сирот вообще, отменим российское усыновление, детские дома. Эти проверки на чистоту как проводятся? Воспитатели меняют зубные щетки, подписывают полотенца, никто не думает о психологическом состоянии ребенка. На моей памяти я видела только огромное количество усыновителей из Италии, у многих братья в Америке, с ними все в порядке. Рос

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.