Депутат «Батькивщины» Андрей Шевченко: на «антимайдан» свозят парней спортивного вида, акция может закончиться столкновениями и погромами

Здесь и сейчас
14 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На Европейской площади в Киеве, в двух шагах от «Евромайдана», сторонники президента Виктора Януковича готовятся к «антимайдану». Организаторы обещают вывести на площадь до 200 тысяч человек. О том, что сейчас происходит в Киеве, ДОЖДЮ рассказал депутат Верховной Рады от оппозиционной партии  «Батькивщина» Андрей Шевченко.

Никита Белоголовцев: Скажите, пожалуйста, в Киеве сейчас поменьше времени, чем у нас, 10 утра. Что сейчас происходит на улицах украинской столицы, есть ли вообще там кто-то, или обычное утро выходного дня?

Андрей Шевченко, депутат от фракции «Батькивщина»: У нас все спокойно. Это 23-й день протеста, суббота. Это семейный день, поэтому очень много людей с семьями пришли на Майдан, с детьми. Много женщин. Настроение хорошее.

Белоголовцев: Скажите, пожалуйста, Андрей, грядущий митинг Партии Регионов, на котором, по словам властей, ожидается до двухсот тысяч человек, насколько вас беспокоит?

Шевченко: Беспокоит. Но на самом деле беспокоит не сам факт митинга – этим сложно кого-то удивить, тем более, Киев за последние дни видел миллионные митинги. Я не очень верю, что власть может собрать даже сто тысяч. Я думаю, что наши российские зрители хорошо знают, что такое митинг, организованный властью. Здесь проблема в другом, что мы слышим очень много заявлений о том, что в Киев сознательно собирают людей спортивной внешности, и собирают под конкретные задачи, которые имеют мало общего с мирными собраниями граждан. То есть, полно информации о том, что людей везут для того, чтобы делать провокацию, организовывать драки, возможно, бить витрины магазинов. В общем, мне кажется, что власть попытается за эти ближайшие двое суток максимально подорвать доверие к протестам, к личным акциям и использовать это для деморализации Майдана или для того, чтобы использовать как повод для введения чрезвычайного положения.

Белоголовцев: Андрей, в похожих вещах власть обвиняет оппозицию. Она точно также говорит, что из западных регионов страны свозятся целенаправленно люди, что создаются отряды (ну, и здесь, в общем, никто с этим не спорит) самообороны из крепких людей, бывших военных и сотрудников правоохранительных органов. В общем, по большому счету, власть (по крайней мере, так можно посмотреть на ситуацию) сейчас делает то же самое, что и делала оппозиция, просто в зеркальном отражении.

Шевченко: Есть разница, Никита. Во-первых, оппозиция никого не привозила за деньги. Мы к этому времени не слышим ни одного факта. Я думаю, что любой человек, который был на Майдане, он прекрасно понимает, что там люди стоят не за деньги. Народ – это люди, которые жертвуют сое время, своим здоровьем жертвуют и своими деньгами для того, чтобы приехать и проявить свою позицию. Во-вторых, оппозиция никого не привозила сюда принудительно, а мы слышим информацию о том, как в каждый район пришла зарядка привезти 250 бюджетников или 500. И везут учителей, везут медсестер – людей, которые зависят от власти. Это даже не добровольно-принудительный, это просто принудительный режим, когда люди прямым текстом рассказывают на камеру или в телефонных разговорах, что я не хочу ехать, но меня завра уволят с работы. То есть, это существенная разница по настроению. Ну, и по отрядам самообороны. Все-таки, есть факт – 23-й день Майдана, и Майдан до сих пор остается. Я уверен, что он и будет дальше совершенно мирным собранием людей. Ни один выстрел не прозвучал, слава богу. Мне кажется, что мы очень хорошо контролируем друг друга, и разные провокации, которые могут быть, пресекаются немедленно, мгновенно.

Белоголовцев: Андрей, вы были свидетелем во время разбирательств о разгоне тех, кто был на Майдане 30 ноября. С вашей точки зрения, может ли власть в ближайшее время принять решение, которое будет так или иначе устраивать оппозицию, и наказать жестким образом тех, кто проводил вот этот самый разгон, после которого акции протеста приобрели ту самую настоящую массовость?

Шевченко: Я не просто надеюсь на это, я думаю, что это единственный выход. Мы должны начать наказывать виновных. Я был свидетелем не просто разбирательств о разгоне, я был свидетелем самого разгона. Думаю, что это одна из самых жутких картин, которую я видел в своей жизни, как журналистская, так и политическая. Что мы имеем на этот момент? Вчера я был допрошен как свидетель разгона Парламента, ведется следствие по статье о превышении полномочий сотрудниками милиции - это хорошо. Следствие идет очень медленно – это плохо. Пока что к этому моменту мы не услышали никакой реакции по поводу ответственности командиров или тех людей, которые давали приказы. Мы слышали от Януковича, что он знает о каких-то трех людях, которые были непосредственно на Майдане и отдавали приказы. Что касается ответственности, я бы разделил на две части. Первое – это должностная ответственность тех людей, которые отдавали приказы. И я не вижу никаких препятствий, чтобы президент наказал виновных. Он должен был это сделать утром 30 ноября. Вторая часть ответственности – это уголовные дела, уголовное преследование, разбирательство. И здесь мы очень надеемся, что все доказательства, которые нами собраны, рано или поздно приведут к справедливому суду и справедливому уголовному наказанию преступников. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.