Денис Терехов: государству еще придется придумывать, зачем ему нужен свой поисковик

Здесь и сейчас
11 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В России появится еще один интернет поисковик – «Спутник», причем запустит его Ростелеком уже в начале следующего года. Для чего компания уже зарегистрировала домен sputnik.ru. Разработчики государственного поисковика активно общаются с коллегами из «Яндекса» и Google.

А «Ведомости» пишут, что над поисковиком в Ростелекоме работают уже три года.
Завоевать российский рынок «Спутнику» будет сложно. У «Яндекса» сейчас примерно 60% аудитории, у поисковика Google – еще 20%. Зато государственный поисковик будут продвигать  принудительно – его будут ставить поиском по умолчанию во всех органах власти и в госкомпаниях.
В интернете все тут же решили, что «Спутник» погрязнет в цензуре. Но источник газеты «Ведомости» в Ростелекоме обещает: никакой фильтрации не будет: «Мы хотим, чтобы поисковиком пользовались обычные пользователи сети. И никакой цензуры неугодного государству контента не предусмотрено». Зачем нужен новый поисковик – спросили у Дениса Терехова – генерального директора коммуникационного агентства «Социальные сети».

Дзядко: Как вы можете объяснить появление такой странной формации как государственный поисковик? Зачем это нужно? В других странах такого нет.

Терехов: Я не знаю, зачем государству нужен поисковик по простой причине. Аналогии, которые возникают, это ГЛОНАСС GPS. ГЛОНАСС нам нужен, если злые американцы отключат нам GPS в случае войны. Это действительно вопрос национальной безопасности. В случае с поисковиком мы живем в абсолютно конкурентной среде. Немногие знают, что только в России существует более 50 поисковых машин. Мы знаем Яндекс, Google, есть Rambler и Mail.ru, но на самом деле у нас один сплошной Яедекс – примерно 60%, и еще процентов под 30 Google. Зачем нужен еще один поисковик и сколько лет он будет занимать свою нишу, вопрос открытый. Надо понимать, что поисковые сайты давно уже не просто строчка, где вы что-то ищете. Это своего рода экосистема. У вас там есть почта, пробки, диск для хранения данных, различные способы обмена информацией, телепрограмма, афиша. Это стартовая страница, маленький мирок. Я не очень понимаю, будет ли это все на Спутнике.

Арно: Создатели «Спутника» действуют достаточно уверенно. На ваш взгляд, какой аргумент должен убедить пользователей Яндекса пересесть на Спутник?

Терехов: Почему-то все кивают на Ростелеком, а он просто исполнитель. Заказчиком выступает администрация президента. Самый главный довод – наша система будет лучше искать по государственным сайтам. Если бабушке нужно найти телефон собеса, Яндекс не найдет, а Спутник найдет. Я утрирую, но было бы логично его цеплять, например, к порталу Госуслуг. Портал собирается сжаться всего до 20 госуслуг, открытое правительство немножко сжимается, поэтому я не очень понимаю, зачем в этой связи нужен еще один поисковик, тем более существующий поисковик Яндекс вполне себе государственный. Золотая акция принадлежит Сбербанку, и он не может быть продан никому без ведома Сбербанка.

Дзядко: То есть можно говорить, что Яндекс, крупнейший наш поисковик, государством поддерживается?

Терехов: Формально Газпром не является госкомпанией, Роснефть тоже. Но все мы понимаем, что эти компании более чем контролируются государством. С Яндексом не совсем так, но тем не менее Яндекс как системообразующий интернет-проект, безусловно, находится под пристальным вниманием государства, и я не помню случаев, когда бы Яндекс шел вразрез генеральной линии.

Дзядко: Насколько можно утверждать, что государство собирается дублировать то, что у него уже есть?

Терехов: У государства есть Первый канал, Второй канал и еще с десяток каналов, которые являются 100% государственными, хотя, казалось бы, у них мог быть один государственный телеканал. Тем не менее, создается много разных бизнесов. Видимо, это в этой логике: есть независимый Яндекс, с которым можно договориться, и есть свой контролируемый поисковик Спутник. Тем более, мы знаем, что получится на выходе. Никто не видел прототипов.

Арно: Я правильно поняла, что он будет для старшего поколения как служба одного окна?

Дзядко: Или для бюджетников.

Терехов: Я пытаюсь додумать, потому что информация о том, что будет некий государственный поисковик, ходила пару лет назад в формате слухов. Сейчас это обретает уже какие-то очертания бизнес-модели, хотя она очень странная – я не понимаю, как это будет окупаться. Хотя заявленные 20 миллионов – не очень большие вложения, и для серьезных поисковых решений нужно не 20, а 200 миллионов, и точно не 3, а 10 лет разработки. Другое дело, что государству нужно будет придумать, для чего им это будет нужно. Мы часто вначале что-то делаем, а потом придумываем, зачем это нужно.

Дзядко: Предыдущим «национальным проектом» в интернет-сфере было образование доменного адреса .рф и использование кириллицы в адресной строке. Насколько это себя оправдало?

Терехов: Кириллический сегмент – это путь к изоляции. Очевидно, что весь мир разговаривает на латинице. Если мы хотим, чтобы нас слышали и понимали не только в России, на Украине, в Сербии и Хорватии, мы должны разговаривать на английском языке. Я думаю, что это вопрос национального престижа: почему бы нам не завести свою собственную доменную зону с кириллицей? С точки зрения государственного престижа, политики, репутации, наверное, это оправдано, хотя это не приносит никаких бизнес и политических дивидендов, как мне кажется. Что касается поисковика, у нас есть гораздо больше странных мертворожденных проектов за куда большие деньги, чем поисковик. Вопрос, запускать его или нет, абсолютно политический. Здесь нет бизнес-модели, да и его создатели признаются, что они на этом не зарабатывают деньги.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.