Демушкин: "Я сяду в тюрьму, если процитирую Рамзана"

Здесь и сейчас
8 июля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Националисты Дмитрий Демушкин и Александр Белов по приглашению администрации Чечни посетили республику с недельным, почти официальным визитом.

Бывшие лидеры запрещенных "Славянского союза" и ДПНИ рыбачили, гуляли по городам и сёлам в майках "Я русский" и ночь напролёт проговорили с самим Рамзаном Кадыровым в его резиденции.

Обсуждали они не только права русского населения в республике, но и куда более глобальные вопросы - например, будущее России.

"Всей России нужен такой же Кадыров", - заявили они по итогам встречи. В администрации Чечни говорят, что эта поездка поможет примирить русских и кавказцев. Позвать националистов в гости решили еще после погромов на Манежной площади.

Зачем русским националистам дружба с Рамзаном Кадыровым, обсуждаем с Дмитрием Демушкиным, лидером движения "Русские" и Деньгой Халидовым, сопредседателем Российского конгресса народов Кавказа.

Казнин: Скажите, Дмитрий, первый вопрос. Зачем вы туда поехали?

Дёмушкин: Вы знаете, я целыми днями комментирую ситуацию в Чеченской республике, но там никогда не был, и были вопросы, на которые я здесь не мог получить ответа. Это действительно так. И позвонили чеченцы и сказали, давай так: «Приедешь по-мужски в Чечню и побеседуем». Я сказал: «Не вопрос. Все, что здесь скажу, и вам скажу в лицо у вас в Чечне». Но, конечно было любопытно кое-что узнать. Хотелось все-таки поглядеть, существуют ли там вообще русские, где они, в каком положении? Потому что информация либо очень положительная, либо очень отрицательная.

Казнин: А как вы до этого-то все комментировали, не зная точно, что там происходит?

Дёмушкин: Я комментировал, опираясь на те данные, которые давали федеральные СМИ и на те новости, новостную ленту, которая шла по Чеченкой республике. Но были вопросы, цифры по добыче чеченской нефти, расходование бюджетных средств, вы нигде не найдете в интернете, сколько бы вы не сидели. И это можно было спросить только на месте и посмотреть, как это выглядит, поговорить с русскими. Вы тоже нигде ни передач, ничего о русских в Чечне не увидите. Или увидите, но они будут показные и заказные. Хотелось увидеть живых людей и спросить.

Казнин: Не будет показным и заказным то, что вам там официально показывали?

Дёмушкин: А нам неофициально показывали. Я брал машину, вел, куда мы поедем, искали русских людей. Я сразу сказал: «Привезите меня к батюшке, привезите меня к атаману на русский район в Шелковскую, я побеседую». Музей, конечно, хорошо посмотреть и аквапарки, но я не турист, чтобы это мне показывали.

Казнин: Хорошо, вы съездили, сделали выводы и что? Зачем все-таки это было? Только для вас лично, чтобы получить информацию?

Дёмушкин: Нет, что вы. Конечно, мы проделали там большую работу. Я там спал по два часа в сутки. Во-первых, начиная от маленьких добрых дел, которых нам удалось сделать, пользуясь своим визитом. Например, ремонт детского русского садика, который, просто мы воспользовались случаем, приехали и сказали: «Что вам надо?». Они говорят: «Ремонт». Мы воспользовались этой ситуацией, что чеченцы к нам были расположены как к гостям, и мы атаковали их, и говорим: «Сделайте ремонт в детском садике». Они говорят: «Хорошо, сделаем, отстаньте уже от нас». Приехали к батюшке, говорим: «Чем тебе помочь?». Минуту он думал, говорит: «Ничем, все есть, ребята. Спасибо». Побеседовали с казаками, служат в чеченской полиции, отделяться не хотят. Молодцы. Ну, что сделаешь? Что я им скажу? Посмотрели строительство церкви новой. Тоже вроде все ровно, машина есть, выделили, чтобы верующих возить. То есть русские есть не только в подвалах, не забитые бабушки, это конечно очень удивило и порадовало.

Арно: А как ваши соратники отреагировали на вашу поездку?

Дёмушкин: Мои близкие соратники нормально, потому что они мне доверяли.

Казнин: А неблизкие соратники? Ведь вас уже обвинили на многих форумах, блогах, заклеймили.

Дёмушкин: Знаете, любое дело, которое вы делаете большое, оно всегда находит как отрицательное, так и положительное отражение. Всегда будут люди, которые скажут, «хорошо» и скажут «плохо». Вы знаете, если весь русский национализм, русских у нас 140 миллионов, а если брать еще за рубежом, то еще больше, сводить всего лишь к ненависти к маленькой Чечне, это очень мелко, я считаю. Все, кто строит работу на этом - это несерьезно. Все-таки надо поднимать русский вопрос. Если мы хоть чуть-чуть русскому национализму не отказываем в политике, то все-таки встречаться и общаться нужно со всеми. Если мы в политике отказываем и слушаем людей, которые пишут в блогах «бей, взрывай, убивай», ну, тогда это другой формат. Все, кто хочет воевать, пусть идут в горы и воюют.

Арно: У меня вопрос к обоим гостям. Есть много версий в интернете…

Дёмушкин: Мы, по-моему, уже навоевались.

Арно: Есть много версий в интернете…

Дёмушкин: 20 тысяч солдат положили в Чечне.

Арно: Дайте мне все-таки задать вопрос. По поводу того, цель поездки? Это и предвыборная компания Кадырова… Ну, разные есть версии. Вот я попрошу вас озвучить вашу версию.

Халидов: Если мое мнение, зная Дмитрия, это он поступил по-мужски, по-граждански, как настоящий русский человек. Поехал, своими глазами увидел, посмотрел и на многие вопросы для себя нашел ответы. И соответственно, будет раскрывать глаза здесь многим и виртуальным экспертам, которые, честно говоря, между нами, они опасаются туда ехать. У них ложное представление о том, что там творится. У меня есть идея, такой документальный микро-, мини-фильм о Дагестане и о Чечне, как там производство налажено, как люди живут. Показать, чтобы продемонстрировать, что вы, ребята, здесь руководствуетесь абсолютно ложными стереотипами, причем известные эксперты, политики, я не буду их называть, я с ними даже сотрудничаю, мы в одной обойме, и в Академии геополитики, с разными движениями… Надо просто посмотреть своими глазами, убедиться, вот здесь - «плюс», вот здесь - «минус», здесь надо работать и прочее, прочее.

Арно: Дмитрий, а вы?

Дёмушкин: Вы знаете, когда мы были в Чечне и часами напролет атаковали мэра Грозного, вот, давай нам по компенсациям расскажи, а если случай, квартиру за бесценок продали, а если то... А, федеральные власти ограничивают? А давай письмо напишем федеральным властям, поменяем порядок. Они все, чеченская сторона, считали нас за маньяков. По геноциду русских, мы вопрос там поднимали, по этому самому, по всем проблемам... Самые жесткие вопросы. И там, чеченцы отнюдь нас не считали, что мы приехал, там…

Арно: А то, что вы свастику, ваши соратники демонстрировали там, это вас не смущало?

Дёмушкин: …На экскурсию. Давайте я мысль договорю. А здесь нам говорили, что мы начали кампанию Кадырова и продались Кадырову. Ну, смешно. Я русский националист. Есть и буду им всегда до конца. Кто продался Кадырову? Кадыров чеченский националист. Для чеченов он сделал все, что можно. России нужен, естественно, русский националист. Почему под Кадырова, который есть там, нельзя перенести на наши области Костромскую и Ярославскую? Почему там можно ограничить торговлю алкоголя на 2 часа в сутки, с 8 до 10 утра, а нам здесь нельзя, это «свободу ущемляет»? Ведь там же наводят порядок, давайте сюда это переносить.

Казнин: Причем здесь, с другой стороны, торговля алкоголем? Есть традиции, сложившиеся особенности. Скажите, другой момент. Ведь даже если бы вы не ездили в Чечню, честно говоря, ведь ничего бы не изменилось. Вы выступали и многие люди, например, вышедшие на Манежку, они выступали не за то, чтобы люди ездили в Чечню и там видели, как там все хорошо? Ну, пусть поедут в Дагестан. Вы поедете в Дагестан?

Халидов: Почему бы нет.

Казнин: Вас не приглашали еще?

Халидов: Мы его пригласили на Кавказский форум российской молодежи.

Казнин: А вот если увести всех тех ребят, которые были на Манежке в Чечню, показать им, это возможно, на ваш взгляд?

Дёмушкин: Ребят, мы можем терроризмом заниматься, конечно…

Казнин: Ну, это возможно, на ваш взгляд? То есть это пройдет также гладко как ваш визит?

Дёмушкин: Увезти 10 тысяч человек, это просто обеспечить сложно.

Халидов: Сотню можно.

Дёмушкин: Обеспечить сложно, но это в любом случае не это самое… Вы понимаете, что чеченцы, которые живут за пределами Чечни, в Москве и в Питере, это те чеченцы, на которых власти Чечни влияют очень слабо. Они влияют адресно, когда их узнают. Извините, группа в социальной сети резать русню собрала 40 тысяч человек, и там чеченцы в майках «95 НЕ rus» с Доку Умаровым, Бараевым и с Басаевым, это явно не кадыровцы, которые здесь живут, они больше моджахедам симпатизируют. Они влияние идеологическое на них слабое имеют. Они имеют влияние, когда узнают его фамилию, и придут там разберутся, через его родственников его туда призовут.

Казнин: Ну вот.

Дёмушкин: И это, бесспорно, это был ключевой вопрос, когда мы, я спросил у президента Чеченской республики, готов ли он решать вопросы, когда чеченцы неправы? Он говорит: «Готов!».

Казнин: Вас охраняли, когда вы туда поехали?

Дёмушкин: Знаете, я читаю такие мифы, что там гарантия безопасности, 150 СОБРовцев от Ахмада Кадырова за мной ходили. Смешно. Был момент, когда, со мной ездил чеченец, который я просто, я не знал места, мне нужен был.

Арно: Один?

Дёмушкин: Был момент, когда один чеченец, и мы вдвоем ехали в машине. Да. То есть никто нас больше не охранял. Единственное, силовики попросили, не анонсировать машину. Все.

Казнин: Оплачивалось это все чеченской стороной, поездка?

Дёмушкин: Билеты оплатили, но это не было проблемой, я бы и сам их оплатил.

Казнин: И все-таки, жили вы, все это оплачивалось...

Арно: А подарки вам Кадыров делал? Он обычно делает подарки всем.

Дёмушкин: Кадыров мне ничего не подарил.

Арно: Да вы что! Он обычно насильно вручает.

Дёмушкин: Даю вам честное слово, ничего мне Рамзан Кадыров не подарил.

Арно: Он не может с пустыми руками отпустить гостей. Скажите, есть такая версия, что ваше…

Дёмушкин: Значит, бывает: меня отпустил.

Арно: …Ваше посещение Чеченской республики - это некая легализация движения «Русские»?

Дёмушкин: Не, ну, то, что националистов признали как субъект переговоров правительство Чеченской республики - это бесспорно, победа русского национализма. Когда министр финансов на камеру нам рассказал обо всех тратах и обо всем бюджете Чеченской республики, когда глава парламента рассказал нам о ситуации, когда мэр Грозного показал нам по выплатам, по пособиям, когда начальник полиции Чеченской республики проехал по блок-постам показал нам, естественно, это легализация.

Арно: Отлично. Это имеет отношение к выборам?

Дёмушкин: Для меня нет. У меня нет никаких выборов.

Казнин: Вы не пойдете? Не будете вступать ни в какую партию, например в ЛДПР?

Дёмушкин: Не собирался никуда вступать.

Казнин: Не было приглашений?

Дёмушкин: Я не занимаюсь вот такой политикой.

Казнин: То есть в легальной политике вы себя в ближайшее время не видите?

Дёмушкин: Вы знаете, мне трудно видеть себя пока в легальной политике, пока я вижу, что у меня скоро будет рассматриваться мое дело, например, уголовное. Это все-таки нелегальная политика. Поэтому надо с этим разобраться, а не с тем, куда я там пойду.

Казнин: А зачем вы участвовали в митинге с Жириновским тогда вместе?

Дёмушкин: Когда я участвовал? Я не участвовал в митинге с Жириновским.

Казнин: Вы не были никогда с ним?

Дёмушкин: В каком митинге? Русская секция в Думе?

Халидов: Вы считаете Жириновского российским патриотом, или русским националистом?

Казнин: Мы просто спрашиваем, потому что все-таки у ЛДПР есть лозунги и были лозунги часто, которые совпадают с вашими.

Дёмушкин: Жириновский вчера целый час меня критиковал, лично, адресно на «Русской службе новостей». Мы оппоненты были по вопросам.

Халидов: Жириновский занимает нишу, которую должны занимать другие люди.

Казнин: Какую нишу?

Халидов: Нишу русского националиста. Не дай Бог, в эту нишу ворвется человек…

Казнин: А кто должен занимать эту нишу?

Халидов: Я думаю, эту нишу должны занимать настоящие русские националисты, которые думают, болеют за Россию, большую Россию.

Казнин: Кто это?

Халидов: Пусть, скажем…

Дёмушкин: Возьмем.

Казнин: То есть вы готовы эту нишу собрать и пойти, например, на выборы и так далее и так далее?

Дёмушкин: Мы готовы, когда придет время, взять на себя ответственность и занять эту нишу.

Арно: Смотрите, не секрет, что 60% населения Российской Федерации выступают за то, чтобы Чечня отделилась от России. Вы эту тему обсуждали с Рамзаном Кадыровым, говоря с ним до 5 часов утра?

Халидов: А зачем она должна отделяться?

Арно: Нет, есть такие просто мнения статистические, которые были предоставлены Дмитрию Медведеву недавно.

Дёмушкин: Вы понимаете, это очень просто. Если вам…

Арно: Вы это обсуждали?

Дёмушкин: Да. Если вам ежедневно по федеральным СМИ показывают негатив в отношении Чеченской республики, конечно население будет, захотят отделяться. То, что туда поехали русские националисты, не освещало ни одно СМИ, но про лазерную указку какую-то каждый час освещали. Ну что Рамзан сказал? То, что Рамзан сказал, у вас в эфире выйти не сможет, потому что вы будете это «пи» везде ставить.

Арно: У нас прямой эфир сейчас.

Казнин: Говорите.

Дёмушкин: Тем более.

Казнин: Почему нет?

Дёмушкин: Все-таки я тогда сяду в тюрьму, не буду я цитировать Рамзана.

Казнин: А что такого? Может быть, вы просто в другую форму какую-то облачите? О чем это было, что вы даже боитесь сказать?

Дёмушкин: Не буду. Беседовали обо всем. Но у меня цель была основная, я говорю, не посмотреть там рыбалку, у меня цель была - русский вопрос. Я туда ехал за этим, и я его поднимал, собственно, перед Рамзаном во всех этих плоскостях. И он как бы свою позицию высказывал. Мне эта позиция местами понравилась, местами нет. Но, тем не менее, честный, откровенный диалог получился. То есть, мы туда приехали не улыбаться и не восхищаться, как все хорошо, а ставить конкретные вопросы. Мы их поставили. По крайней мере, диалог по многим вопросам начался. Мы сказали, что мы хотим, они сказали, что это не совсем так, это вот так. Но в целом, двигаться есть куда.

Халидов: Кстати, по дотациям. Чечня не на первых позициях по дотациям на душу населения, она где-то 9 позицию занимает. Первая позиция, знаете, какой регион занимает? Камчатский край.

Казнин: Это вопросы не к Чеченским властям, собственно. Бюджетные деньги выделяются из центра.

Халидов: В любом случае, один из ключевых лозунгов одной из партий «русских националистов», я это слово, «русские националисты» беру в кавычки, название «Русский Гражданский Союз» - «Россия без Кавказа!». Россия без Чечни, без Дагестана и без Ингушетии, якобы они много съедают денег федерального бюджета. Поэтому я привожу пример, что около 10 регионов русских - Камчатский край, Сахалин, Чита, Ивановская область - они в принципе конкурируют по дотациям на душу населения. И, соответственно, если мы хотим разрушить Федерацию, если мы хотим разрушить Россию, то, пожалуйста, тогда надо отделять вон там с Дальнего Востока начинать, потом приблизиться к Северному Кавказу. Это абсолютно не конструктивная позиция, заказанная, я думаю, врагами России, в том числе и за границей. Некоторые неграмотные националисты включаются в эту игру антикавказскую, но другие это сознательно делают.

Казнин: Первый замглавы администрации президента Владислав Сурков на чеченском телевидении, кстати, заявил о том, что «Ахмад-Хаджи Кадыров был послан чеченскому народу Богом». Вы согласны с этим?

Халидов: То, что случается, есть высший смысл в этом.

Казнин: Дмитрий, и он также заявил, что и «Путин послан российскому народу Богом». Вы согласны?

Дёмушкин: Это я промолчу.

Казнин: Опять? Вы у нас второй раз уже не говорите того, что могли бы сказать.

Дёмушкин: Нет, я не считаю, что Путин нам послан Богом. Если только в наказание за грехи.

Халидов: Если чисто религиозно рассуждать, все, что случается, это по воли Бога. Но Бог может и сменить вектор развития России. Пока этот вектор ведет не туда.

Дёмушкин: Вы знаете, мне, конечно, сложно оценивать личность Путина с моей маленькой колокольни, но знаете, есть аспекты, которые важнее ВВП и всего прочего - это вымирает мой народ или рождается. Вот я вижу, он вымирает по 500 тысяч в год. Соответственно, эффективность как управленцев у них низкая, по моей оценке.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.