Дарья Милославская: Мы хотим освободить волонтеров от налогов

Здесь и сейчас
15 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Уже в скором времени работа волонтеров в Крымске может быть осложнена новым законом. Одна из авторов законопроекта, член Общественной палаты Дарья Милославская, что документ направлен на помощь волонтерскому движению.
 Лобков: Почему закон появился одновременно с мощной вспышкой волонтерского движения, или он готовился раньше?

Милославская: Можно я сразу внесу некоторые уточнения? Во-первых, вы говорите о концепции законопроекта. Эта концепция разрабатывалась не Общественной палатой, а некоммерческим партнерством «Юристы за гражданское общество». Разработана она была еще к апрелю 2012 года, мы обсуждали ее с сообществом, с коллегами, какую-то критику получили, где-то учли вопросы. Почему именно сейчас она появилась в широком доступе, я не знаю. Мне не жалко, я буду только рада. Общественная палата здесь ни при чем. Общественная палата, конечно, станет площадкой для обсуждения законопроекта, когда он будет готов, а готов он, я надеюсь, будет к концу лета.

Лобков: Беспокойство вызвано тем, что в последнее время очень быстро принимаются многие законы, носящие ограничительный, репрессивный характер. Мы имеем и закон о митингах, и закон об НКО. Они все так или иначе сужают права граждан. В этом смысле, конечно, вызывает беспокойство очередная инициатива. Вводит ли она дополнительные ограничения на работу волонтеров? Тем более, что мы сейчас видим, есть некое противостояние волонтеров и властей Крымского района, сторону зачастую обвиняют друг друга. Что волонтерам нужно будет еще делать, чтобы помочь людям?

Милославская: Волонтерам, я надеюсь, этот законопроект, если он станет законом, жизнь ни в коем случае не осложнит, ничего дополнительного волонтерам не надо будет делать. Большое им спасибо за то, что они делают сейчас, вообще низкий поклон всем людям, которые занимаются помощью тем, кому сейчас плохо. Единственная, основная цель законопроекта – упорядочить понятие «волонтер». В российском законодательстве есть понятие «доброволец» в законодательстве о благотворительности, есть понятие «волонтер» в тех документах, которые регулируют Олимпиаду в Сочи.

Эта путаница, конечно, вносит некоторый дискомфорт. Для юристов это вообще нонсенс, а для обыкновенных людей доброволец и волонтер – это одно и то же. Когда мы думали об этой концепции, о законопроекте, нам хотелось, чтобы эти понятия были унифицированы, чтобы были единые правовые рамки для деятельности волонтеров. Этот законопроект должен был решать еще одну основную проблему – это возможность компенсировать расходы волонтеров в том случае, если они хотели бы эти расходы компенсировать.

Лобков: В чем здесь проблема? Допустим, как сделала госпожа Романова: деньги, оставшиеся от митингов, были направлены на проезд добровольцев в Крымский район. Что в этом такого? Оплатили они из этого веб-кошелька.

Милославская: Это прекрасно. Только Яндекс.Кошелек все-таки не регулируется российским законодательством. И в том случае, если вы человеку оплачиваете проезд, то он таким образом по налоговому законодательству получает доход в натуральной форме, и если уж следовать букве закона, он должен с этих денег заплатить налог на доходы физических лиц. Это несправедливо, это неправильно.

Мы пытались это отрегулировать в тех поправках, которые были подготовлены еще несколько лет назад министерством экономического развития в законе о благотворительной деятельности. Но там речь идет о добровольцах и исключительно о благотворительных организациях. Законопроект о волонтерах, или о волонтерстве, или о добровольческом движении, о добровольчестве – неважно, как он будет называться – должен дать возможность всем некоммерческим организациям привлекать волонтеров, компенсировать их расходы, давать возможность им покупать инвентарь, спецодежду, оплачивать проживание для того, чтобы они могли свои время и силы, что, может быть, иногда дороже денег, потратить туда, где они нужны.

Лобков: Допустим, сейчас добровольцы говорят, что им нужны бензопилы. Бензопила – дело недешевое, это 200-300 долларов, как я понимаю. Я покупаю эту бензопилу, посылаю в Крымск. Неужели у кого-то поднимется рука с этого брать налоги? Для чего нужно вносить законодательные поправки, неужели у кого-то поднимется брать налоги с дареной бензопилы?

Милославская: Я вас, наверное, обрадую. Рука-то, наверное, может, ни у кого не поднимется, но закону это не соответствует. Поэтому очень хочется, чтобы все было в правовых рамках. Чтобы не только рука не поднималась и душа не давала возможности этого сделать, но чтобы закон был такой, чтобы даже мысли не возникало о том, что с этого нужно платить налог. Вообще с подарков у нас налоги платят, и с оплаты проезда у нас налоги платят, и с оплаты проживания тоже.

Поэтому здесь очень многие организации находят самые разные возможности, чтобы этого не делать, чтобы волонтеру потом не приходила квитанция из налоговой, что вы два раза съездили куда-то, где приложили свой волонтерский труд, заплатите с этого 13%. Но вообще с точки зрения законодательства, у нас волонтеры, только те, которые работают на проведение и организацию Олимпийских игр, имеют право на компенсацию своих расходов.

Лобков: Поясните, пожалуйста. Появлялись разные версии, что теперь волонтеру, чтобы поехать куда-либо и оказать помощь, нужно заключать договор с определенной благотворительной организацией, регистрировать его нотариально. Вчера наводнение – сегодня надо ехать, и что, люди побегут заключать договоры?

Милославская: Нет, ну о чем вы говорите? Вы утрируете. Договор будет нужен только в случае компенсации расходов. Если организация берет на себя заботу о волонтерах, о том, чтобы их доставить на место, чтобы обеспечить им проживание, питание, инвентарь, спецодежду – да, эта организация должна будет заключить с волонтерами договор. И никакого нотариального заверения этих договоров ненужно. Если человек говорит: у меня есть сила, время, деньги, машина, бензин, вообще я поеду сам – никаких вопросов возникать не может.

Лобков: Вокруг Крымска, насколько мы узнаем от наших корреспондентов, в последние дни было организовано некое оцепление, пропускали далеко не всех добровольцев, был почти таможенный контроль. Может ли закон либо облегчить прохождение добровольцев, либо наоборот как-то усложнить им жизнь? Что в этом направлении предлагает законопроект?

Милославская: Я думаю, что в этом направлении законопроект ничего не предлагает. Если действует режим чрезвычайной ситуации, то существуют ограничения не только на проход добровольцев, но даже, как вы знаете, и на приближение СМИ к месту трагедии. Поэтому здесь нужно будет говорить только о том, какие правила существуют в том месте, где произошло чрезвычайное происшествие. Законопроект, о котором вы говорите, никаким образом на это не повлияет.

Лобков: Что еще предлагает этот законопроект для добровольцев? Я слышал один пункт – это освобождение от налогов, которые гипотетически могут возникнуть. Что еще?

Милославская: Ничего такого, чтобы прям облегчало жизнь волонтеров, нет. Основное – это возможность компенсации расходов и введение единого понятия «волонтер», «доброволец» для всех добрых дел, которые люди делают. Остальное – возможно, государственные гарантии. Мы обсуждали этот пункт, вряд ли министерство финансов будет довольно, если государственные гарантии появятся.

Лобков: Государственные гарантии чего?

Милославская: Деятельности волонтеров. Например, страхование жизни, если человек едет в какую-то «горячую точку», страхование здоровья или еще что-то такое, что государство может гарантировать.

Лобков: Мне кажется, это был бы разумный ход, ведь эти люди снимают часть обязанностей с государственных служб. Если кто-то, допустим, привез продукты, попал в аварию и разбил свою машину, чью-то машину унесло водой или кто-то сломал ногу, разбирая завалы – какой правовое положение этих людей, которые находятся в чужом месте, с московской или петербургской страховкой, больницы их с небольшой охотой берут? Может быть, действительно имеет смысл внести такие поправки?

Милославская: Имеют, мы об этом думаем. Здесь дело не в том, чтобы написать об этом, а в том, чтобы попытаться объяснить, что государству это тоже выгодно. К сожалению, многие законопроекты, которые стимулируют позитивную деятельность граждан, требуют некоторых финансовых средств. И министерство финансов, как правило, не поддерживает эти законопроекты. Как идеи, может быть, поддерживает, а как реальную позицию и норму не поддерживает. Идея об этом есть, думаю, в тексте законопроекта мы попытаемся это как-то отразить. Будет это принято, не будет, будет согласовано, не будет – увидим.

Лобков: В этот законопроект можно было бы внести какую-либо возможность для волонтеров пользоваться государственными средствами коммуникации, средствами транспорта. Например, самолетами МЧС, чтобы им дали некие мандаты о содействии, как было во времена всяких тяжелых испытаний. Сотрудничать с государством в конструктивном смысле. Таких идей нет?

Милославская: Таких идей нет. Я пока не вижу каких-то правовых основ для того, чтобы они появились.

Лобков: Или обучение в лагерях МЧС?

Милославская: Обучение – да, это может быть. Обучением сейчас уже занимаются в рамках программы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций. Что касается возможности использования каких-то государственных транспортных и не транспортных средств, я думаю, что здесь просто статус волонтера «я волонтер – дайте мне самолет МЧС» не поможет. Уж если на это идти, тогда то, что нам изначально не очень нравится в предложении некоторых наших коллег, нужна какая-то регистрация волонтеров, чтобы было понятно, что это за человек, что он имеет возможность управлять воздушным средством. Все это достаточно сложно, я сейчас не вижу правовых оснований для того, чтобы это появилось. Хотя ваша идея замечательная. Если вдруг случится чудо, мы попробуем ее как-то оформить. Не знаю пока, как. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.