Чубайс: "Мы живем в парадоксах"

Здесь и сейчас
16 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Гендиректор, председатель правления ОАО "Роснано" Анатолий Чубайс рассказывает о том, как они планируют заработать на нанотехнологиях. А еще об инновациях, "Правом деле" и лекарстве от старости.

Иванов: Вы уже больше 110 млрд., если считать средства ваших соинвесторов, вложили в проекты, связанные с нанотехнологиями. Какой будет результат, и когда, по вашим оценкам, эти средства начнут приносить финансовую отдачу?

Чубайс: Вы знаете, у нас есть такая, к сожалению, очень четко сформулированная цель и просто измеряемая – 2015 год в России должна работать наноиндустрия с годовым объемом производства 900 млрд. рублей. Все просто и ясно. Чтобы выйти на эти 900 млрд. почти с нуля, сегодня нам нужен каждый год прирост многократный. В этом году мы пускаем – у нас есть программа 13+ - это более чем 13 новых производств. Это не начало вложений, а это уже построенные заводы, которые начинают производить свою продукцию. Но мы рассчитываем на рост ежегодный. Если в прошлом году объем реального выпуска продукции был 1 млрд. рублей, в этом году мы рассчитываем на 25 млрд. И вот такими ступеньками хотели бы продвигаться дальше.

Иванов: Для большинства россиян нанотехнологии – это абсолютно нечто такое неведомое, невозможно потрогать. Я знаю, что вы собираетесь открывать интернет-магазин по продаже товаров, произведенных с использованием нанотехнологий. Вопрос в том, как продвигаются дела с этим интернет-магазином, открыт ли он и есть первые результаты работы?

Зыгарь: И когда можно будет в интернете купить себе немножко нано?

Чубайс: Во-первых, надо сказать, что абсолютное большинство нанопродукции – это то, что называется не В2С, а В2В. То есть это продажи для бизнеса, а не для розничных потребителей. Лазеры вряд ли вы себе на кухне поставите, чтобы резать колбасу, а в современных бизнесах от машиностроения до IT без лазерной техники не обойдешься. Поэтому нас все время спрашивают – а где же в магазине купить? Объективно, то, чем мы занимаемся, большей частью не для магазинов. Хотя есть для магазина тоже. Кстати говоря, в третьем квартале, в ближайшее время, у нас пойдут в продажу первые бытовые светодиодные лампочки, которые производят в Питере на заводе «Оптоган». Теперь на ваш вопрос – то, что мы открыли, это не совсем магазин. Это интернет-портал, смысл которого вот в чем. Очень многие предприниматели почти в таком же режиме как вы сейчас, спрашивают нас: «Я строитель или я девелопер. Что-то мы слышим нано, а объясните, где мне увидеть, какие реально есть продукты, которые у меня в строительной отрасли, в моей компании я могу использовать?». Собственно в этом смысл портала. Он называется Эффективные нанотехнологические решения, его легко найти через наш сайт rosnano.com. Смысл его в том, чтобы для бизнеса дать возможность просто увидеть перечень продуктов, которые существуют по этой отрасли, по этому виду деятельности и выйти на тех, кто готов их поставлять.

Зыгарь: Президент Медведев буквально месяц назад, находясь у нас за стенкой, проводя там комиссию по модернизации, сказал, что даже если «Сколково» ничего не достигнет, а разработает лекарство от рака и больше ничего, этого уже будет достаточно всех вложений в «Сколково». Скажите, а у Роснано есть такая смелая амбиция, мечта, что вот, у нас есть цель – если вот это мы сделаем, то все ок.

Чубайс: У нас на сегодня утверждено 106 проектов, часть – небольшие совсем, часть – изменяют отрасль. Например, светодиоды, про которые я вспомнил – это новая светотехника. Любая, начиная от освещения здесь, кончая бытовыми фонариками. Это большая часть наших проектов такого отраслевого характера, изменяющая технологию отрасли. То, о чем вы спрашиваете, это другой класс явления. Есть ли они у нас? Да.

Зыгарь: Это мечты.

Чубайс: Да. У нас есть три проекта, которые перевернут земной шар. Правда, маленькая деталь состоит в том, что мы не знаем, они получатся или не получатся. Возможно, ни один из них не получится, и земной шар будет находится в том же самом месте, на той же орбите, на которой находится сейчас. такие амбициозные замыслы у нас есть, сейчас мы находимся на стадии, когда рано их рекламировать могу назвать сферы – начиная от того, что журналисты называют лекарствами от старости, но это не так, на самом деле речь идет о продлении активной жизни до биологических пределов, сохранение бодрости, активности до того срока, который отведен человеку, и кончая абсолютно революционными проектами в базовых материалах. А базовые материалы – это то, на чем техносфера держится: металл, цемент, пластик. Так вот речь идет о проектах, которые могут принципиально изменить конфигурацию базовых материалов в техносфере на земном шаре. Повторю еще раз – нет гарантии того, что они получатся. Тем не менее, амбиции такие существуют, и мы всерьез работаем над тем, чтобы их реализовать.

Арно: Немножко отойдем от нанотехнологий. Не могли не задать этот вопрос – вы с 2008 года член высшего совета партии «Правое дело», вернее, состоите. Что вы вообще про эту партию думаете, насколько она эффективна, может ли она быть конкурентоспособной с «Единой Россией».

Чубайс: Если так уж всерьез отвечать на ваш вопрос, до «Правого дела» был Союз правых сил, до Союза правых сил был Демвыбор России. История российского правого крыла в политическом спектре очень значима и серьезна со своими провалами и со своими успехами. У нас были триумфальные разгромы и были потрясающие победы, в том числе самая неожиданная. Так случилось, что в сегодняшнем официальном политическом спектре нет правой партии, ее нет в Думе. В то же время, думаю, даже самые злобные ненавидящие нас оппоненты все равно согласятся с тем, что в реальной жизни, политике эта идеология есть. В значительной степени она касается собственной экономической политики России в последние 20 лет. В представительных органах нет, в партиях нет, а в реальной политике есть. Это неправильно. Это аномалия. Я глубоко убежден в том, что эту аномалию нужн устранять, и что в России должна быть нормальное структурированное политическое пространство, в котором точно есть место для правых сил. То, что сейчас делается в «Правом деле», делается Михаилом Прохоровым, по замыслу мне кажется правильным.

Арно: Сейчас очень маленькие цифры, очень маленькие рейтинги. Они будут расти, по вашему мнению?

Чубайс: Михаил Дмитриевич обозначил задачу – вторая партия после партии власти. Задача амбициозная, непросто реализуемая. Я думаю, что партия должна такие амбициозные цели себе ставить. Сейчас, конечно, трудно сказать, достигнут или не достигнут, правильно будет структурирован проект или не совсем правильно. Очень много вопросов и много неясностей, но повторю то, что уже сказал – замысел абсолютно правильный и разумный. В России должна быть партия, представленная в парламенте.

Арно: Россиянам тяжело будет полюбить, проникнуться к лидеру партии-миллиардеру? Тяжело для менталитета российского?

Чубайс: Россия – такая совершенно парадоксальная страна. Такое расхожее представление – ну как же так, он миллиардер, богатых все не любят. Куршавель и дальше по списку – зачем нам нужны эти проклятые олигархи? Мы всегда живем в парадоксах. Знаете, когда мы в 1998 году, после дефолта, создавали Союз правых сил, за 4 месяцев до выборов, его называли братской могилой», говорили, что это абсолютная бессмыслица, полный абсурд. Только что страна провалилась в кризис, все проклинают либералов, правых. Мы набрали почти 9%. Я считаю, что в России такая конфигурация возможна.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.