Что ждет «обезглавленный "Левый фронт"». Один из вариантов – активисты станут командой Навального

Здесь и сейчас
13 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
«Левый фронт» лишился еще одного лидера. Алексей Сахнин попросил политическое убежище в Швеции. Он опасается уголовного преследования по «Болотному делу», по которому проходят сразу несколько активистов движения, в том числе и координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов. Под домашним арестом он с осени прошлого года.

И сегодня стало известно о том, что у следователей появились к нему новые претензии. Им не понравилось, что Удальцов через адвокатов делает политические заявления. Сможет ли «Левый фронт» существовать в таких условиях – или это конец движения – разбиралась Ульяна Малашенко.

Малашенко: «Я не сумасшедший – я не хочу сидеть» – именно так один из лидеров «Левого фронта» Алексей Сахнин объяснил свое решение попросить политическое убежище в Швеции. Слухи о его возможном отъезде ходили несколько месяцев, однако сам активист все это опровергал. Теперь он заявляет буквально следующее: «Сдаться на милость Следственного комитета будет не просто мужественной жертвой – это поможет им в расправе».

Алексей Сахнин, координатор "Левого фронта": Я, конечно, советовался с ближайшими товарищами. До последнего колебался. До сих пор это решение дается тяжело. Я очень переживаю и чувствую ответственность за тех людей, которые сидят. Но действительно, я не кокетничаю, для меня главным аргументом стало то, что отсюда я могу сделать больше для продолжения сопротивления, чем из тюрьмы. 

Сегодня же стало известно, что новые проблемы возникли и у другого лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова. На этот раз Следственный комитет не доволен тем, что оппозиционер делает политические заявления, несмотря на домашний арест. Эта мера пресечения не запрещает оппозиционеру высказывать мнение в беседе с адвокатами, а им тоже ничего не мешает предавать гласности позицию своего подзащитного, если это не противоречит интересам клиента, заявил адвокат Удальцова Юрий Вовельский.

Юрий Вовельский, адвокат Сергея Удальцова: Это по существу и по закону нонсенс. Я объсняю почему. Согласно постановлению суда о домашнем аресте Удальцов не вправе общаться ни с кем, кроме как с адвокатами, близкими родственниками и следователями. Он и не общается. Он общается с адвокатами. И адвокаты перед следствием обязаны только одно: мы дали подписку о неразглашении тайн следствия.

Среди фигурантов «Болотного дела» Сергей Удальцов – далеко не единственный представитель «Левого фронта». В СИЗО находится активист Владимир Акименков. Близкий к лидерам «Левого фронта» Константин Лебедев, который пошел на сделку со следствием,  уже был приговорен к 2 с половиной годам колонии. В приговоре отмечалось, что он дал показания против всех организаторов. Леонид Развозжаев, который вместе с Удальцовым, Сахниным, Виктором Анпиловым и Ильей Пономаревым создавал «Левый фронт», – написал явку с повинной.

В документе утверждалось, что столкновения протестующих и полиции на Болотной площади в мае прошлого года – произошли при финансовой поддержке грузинского бизнесмена Гиви Таргамадзе. Позже, правда, Развозжаев отказался от признательных показаний. Помимо этого, кстати, ему предъявляли и неполитические обвинения, например, обвинения в воровстве сурковых шапок. Обыски по «болотному делу» проходили у активистов «Левого фронта» в Волгограде, Белгороде, в Московской области, в Казани и Ульяновске. Фигурантом «Болотного дела» мог стать и координатор «Левого фронта» Константин Косякин, – отмечали некоторые СМИ. Однако 10 августа он умер в больнице после долгой болезни.

Один из основателей движения депутат Госдумы Илья Пономарев отмечает, что уничтожение «Левого фронта» было бы выгодно многим структурам, однако он считает, что  даже, лишившись многих нынешних лидеров, «Левый фронт» все‑таки продолжит существовать. Впрочем, сам Пономарев уже вышел из руководства движения после ультиматума со стороны своей партии – партии «Справедливая Россия».

Илья Пономарев, депутат Госдумы: Если бы людям можно было работать спокойно в рамках, например, КПРФ, может быть, они бы не организовывали "Левый фронт". "Левый фронт" как раз созддался от неудовлетворенности  в деятельности более традиционными структурами, поэтому и уходить некуда. Сергей - мотор. Вместе с Сергеем пришел "Авангард красной молодежи", среди них есть отморозки, и тем самым они сильно подстегнули личную активность. Ликвидация "Левого фронта" выгодна многим. Та же самая КПРФ нервно относится, все время нас клеймила неотроцкистами. А в остальном выгодно власти, потому что это возмутители спокойствия.

У «Левого фронта» есть и еще, как минимум, одна проблема. Слишком явное лидерство Удальцова почти привело к расколу, – отмечает политолог Борис Кагарлицкий, который входил в «Левый фронт».

Борис Кагарлицкий, политолог: "Левый фронт" как организация Удалььцова... он таким никогда не был. К нему стали там относится все хуже и хуже, когда он подменял собой живую организацию. Активисты чувствовали ревность, обиду и вполне обоснованные политические претензии предъявляли. То, что будет с "Левым фронтом" заивсит от того, что будет с "Левым фронтом" в провинции. Там структура "Левого фронта" не только не разгромлена, но и укрепилсь на фоне социальных трений.

«Левый фронт» – движение без жесткой структуры. Там нет единого лидера. У активистов нет корочки о членстве в «Левом фронте». Более того, движение даже не зарегистрировано как юридическое лицо. Однажды прокуратура уже запрещала на несколько месяцев деятельность «Левого фронта». В ведомстве заявляли, что в документах «Левого фронта» не были указаны цели движения, порядок формирования руководящих органов и некоторые другие параметры. А кроме того, прокуратуру смущали источники финансирования «Левого фронта». Впрочем, в итоге деятельность движения разрешили. Несмотря на все это, в той или иной форме «Левый фронт» продолжит существовать, хотя, скорее всего, лишится многих своих сторонников, – считает политолог Евгений Минченко.

Евгений Минченко, политолог: Марка его в каком-то виде сохранится, но значительная часть активистов, скорее всего, перейдет в новые проекты. Я думаю, что сейчас есть возможность создания какой-то организации под Навального. Я думаю, там может оказаться значительная часть левофронтовцев, по крайней мере, та часть, для которой ключевым идеологическим элементом являются не левые убеждения, а оппозиционность.

Добавлю, что собеседники «Дождя», знакомые с ситуацией, не исключают, что помимо «Болотного дела»,  может появиться и отдельное дело «Левого фронта».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.