Что ждет дело о расстреле на Майдане: провал или наказание виновных, и как сбежал главный подозреваемый. Итоги 11 октября

Здесь и сейчас
11 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тимур Олевский

Комментарии

Скрыть

Дело о расстреле участников акции протеста на Майдане разваливается. Об этом пишет агентство «Рейтер». Так ли это на самом деле, рассказала Евгения Закревская, адвокат родственников убитых на улице Институтской.

С тех кровавых событий, которые произошли в центре Киева 20 февраля на Институтской улице, прошло уже десять месяцев. Все это время проходило следствие, и даже были найдены подозреваемые. Однако, говорить о том, что виновные привлечены к ответственности не приходится. Пули, являющиеся уликами еще в феврале были разобраны на сувениры, деревья и баррикады, хранящие следы расстрела убраны.

В качестве доказательства автор статьи приводит случай с командиром роты специального назначения Дмитрием Садовником. Эта история уже стала скандальной, Дмитрий Садовник, главный подозреваемый в событиях на Институтской, по решению Киевского суда, был отпущен под домашний арест из СИЗО и скрылся, а Генпрокуратура, которую теперь возглавляет Виталий Ярема, не потребовала его арестовать. Фактически, он скрылся, под крики правозащитников и журналистов, которые возмущались тому, как просто его отпустили на свободу. Возможно следователи не смогли набрать достаточно доказательств вины. Дмитрий Садовник особенный подозреваемый, его легко опознать на видео, у него нет правой кисти руки. На записи событий на майдане, боец черной роты неестественно держит автомат и стреляет по протестующим.

Позже на крымских сайтах появилась фотография Садовника без маски. После СИЗО он даже дал небольшое интервью украинскому телеканалу.

В итоге из 17 подозреваемых, у украинских силовиков было всего несколько человек, но один из них сбежал. «Рейтер» утверждает, что бойцы Беркута сумели уничтожить компрометирующие их документы. 

Олевский: Агентство «Рейтер» сообщает о том, что дело о событиях на Майдане разваливается на глазах. Как вы можете это оценить? Или это паникерские настроения?

Закревская: Я не могу сказать, что дело разваливается. Из тех материалов, которые нам отрыли и открыли стороне защиты, я считаю, что есть основания подозревать как Садовника, так и двух других человек, которые сейчас задержаны. Конечно же, очень сильный удар по следствию и по судебной перспективе нанес тот факт, что Садовник на свободе сейчас и укрывается от следствия и судебного разбирательства в будущем. Но это не говорит о том, что следствие зашло в тупик. На самом деле достаточно понятны и очевидны его выводы, они не озвучиваются, но подозрения Садовнику и двум другим участникам этих событий, на мой взгляд, вполне обоснованно.

Олевский: Дмитрий Садовник за то время, пока был в СИЗО, наверное, общался со следователями, давал какие-то показания. Успел ли он дать показания, которые могли бы пролить свет на его участие, или он от всего отказывался?

Закревская: Он не дает признательных показаний. Его показания не помогают следствию, как и показания двух других беркутовцев. Они не сотрудничают со следствием в том понимании, в котором мы бы хотели.

Олевский: Тем не менее, у вас есть ощущение, что улик достаточно?

Закревская: Есть система доказательств, в которой очень четко видно, что они там находились, что у них было оружие, что они видны на фотографиях, на видео, что они стреляют именно в направлении по митингующим. Тот факт, что через несколько дней после расстрела было собрано, вывезено или уничтожено оружие, конечно же, очень серьезно вредит следствию. Но надо понимать, что такой и был план преступников. Неужели мы можем допустить, что именно из-за того, что они замели за собой следы, мы теперь опустим руки и будем говорить, что теперь невозможно дело расследовать, потому что у нас нет оружия, невозможно сопоставить пули? Естественно, такая позиция недопустима.

Олевский: А сколько в этом деле сейчас фигурантов, подозреваемых?

Закревская: Подозрение объявлено только троим. Но вообще количество человек в роте около 24. Все ли принимали участие, еще устанавливается.

Олевский: Очень важно объяснить, как вышло так, что главный подозреваемый оказался на свободе и смог скрыться? Это чей-то злой умысел, на ваш взгляд, или это небрежность правоохранительных органов?

Закревская: На мой взгляд, это злой умысел. Тут дело  не столько в органе следствия, а тут дело в судебной системе и в правоохранительных органах при Министерстве внутренних дел. Чтобы не было неточностей, его выпустили не потому, что считают, что его подозрения необоснованные. Его выпустили, потому что считали, что нет риска, что он убежит. Судья так и написала, что она считает подозрение, которое выдвигают, обоснованным, но при этом она считает, что нет ничего страшного, если он до суда побудит на свободе. Она не видит опасности в том, что он может убежать, может влиять на свидетеля, может уничтожать доказательства и так далее. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.