Что спасет российский автопром: деньги правительства или запрета на иномарки будет достаточно?

Здесь и сейчас
20 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Руководство России прорабатывает различные варианты на случай введения Западом новых санкций. Эту информацию подтвердил пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков, который, впрочем, не стал комментировать появившиеся накануне в СМИ сообщения о том, что правительство уже разработало ряд мер по новым ограничениям импорта, включая полный или почти полный запрет импорта автомобилей из недружественных стран.

Тем временем, первый зампред комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев заявил газете «Ведомости», что считает реальной перспективу запрета на поставки в Россию автомобилей, а также сигарет и вина из ЕС и США. Речь, в частности, идёт о легковых автомобилях стоимостью до 800 тысяч рублей.

Между тем ещё по итогам июля продажи новых автомобилей в России снизились, по данным Ассоциации европейского бизнеса, на 22,5 процента, а продажи АвтоВАЗА рухнули сразу на четверть. Сегодня премьер Медведев заявил, что правительство готово обсудить меры по дальнейшему стимулированию авторынка. Правда, сказаны были эти слова на встрече с главным производителем грузовых (а не легковых) автомобилей в стране, гендиректором КАМАЗа Сергеем Когогиным. Он оценил общее падение рынка в 18-20 процентов. После этого Дмитрий Медведев сообщил, что правительство предоставит КАМАЗу 35 миллиардов рублей госгарантий на срок до 15 лет. Котировки КАМАЗа сразу после этой новости взлетели на 10 процентов на Московской бирже.

Эту тему обсудили с председателем независимого заводского профсоюза АвтоВАЗА «Единство» Петром Золотаревым и вице-президентом ассоциации «Российские автомобильные дилеры» Олегом Мосеевым.

Макеева: Насколько мы понимаем, не вчера началось снижение спроса на покупку автомобилей, и не только продукция АвтоВАЗа здесь фигурирует, это уже с прошлого года регистрируется некое снижение, но сейчас оно приобрело такие довольно стремительные темпы. Как вы это ощущаете на своей жизни, на зарплатах, на общей обстановке? Что говорят на заводе?

Золотарев: На самом деле, эти глобальные процессы коснулись АвтоВАЗа в первую очередь, потому что началось с этого года, с начала года увольнение работников по сокращению штата. Это было сначала полторы тысячи человек, из 60-ти общего количества, потом 800 человек еще в апреле, в июне еще 2 тысячи человек. И к концу года 8 тысяч человек планируют с АвтоВАЗа уволить, сокращение численности штата. Это как раз коснулось всего города Тольятти, потому что это все-таки градообразующее предприятие, работы нет.

Тем не менее, надо отметить, что при предложении сократиться работники выстроились в очередь за получением пособий при увольнении в размере пяти средних зарплат или окладов. Это говорит о том, что работники просто бегут с завода, потому что уже надоело, как говорят рабочие, в этой неопределенности, нет уверенности в будущем завтрашнего дня. Все руководители обещают золотые горы, будет работать стабильно, хорошо, но на самом деле видится наоборот.

Вся проблема именно в руководстве предприятия и страны в том числе, потому что проблема – отсутствие спроса на автомобили, это не только на АвтоВАЗе, это глобальная проблема. Но так как наше правительство участвует в этой глобальной экономике, значит, она ответственна за то, что происходит на заводах.

Зыгарь: В последнее время в Москве активно ходят слухи, что наше правительство, которое вы сейчас немного упрекаете, готовит якобы меры по запрету на ввоз в Россию импортных автомобилей в качестве таких антисанкций против Запада. Вы, ваши бы коллеги поддержали такие антисанкции, если бы они были введены?

Золотарев: Вообще-то я против всяких санкций, против запретов. Лучший способ – это когда будет свободный рынок, когда будет возможность у любого покупателя купить то, что он хочет, представленное на рынке всего мира. Это было бы замечательно. Но так как у нас политика вперед экономики всегда бежит, то получаем то, что, как говорил классик, хотели как лучше, а получили как всегда. Здесь еще одна проблема – даже если запретить ввоз сюда легковых автомобилей, казалось бы, спрос увеличится на наши автомобили, которые производятся в России…

Зыгарь: А именно на наши автомобили, которые производятся под марками Volvo, Volkswagen, Nissan и так далее.

Золотарев: Совершенно точно. Это все равно будет недостаточно, и все равно цены поднимутся, потому что спрос увеличится, потому что замещение всегда… Председатель правительства Медведев говорит, что надо жестко следить за повышением цен, когда идут такие санкции, но кто будет свою руку оттяпывать? Никто не будет кусать свою руку. Поэтому будет повышение цен – раз. Второе – кто будет покупать эти автомобили. Если наш АвтоВАЗ рассчитывал на покупателя такого среднего российского, который мог себе позволить купить по той цене, которая пока еще есть на автовазовские автомобили, при этом, когда спрос увеличится, будут повышаться цены.

Заработной платы, которую имеют в среднем по стране, недостаточно, чтобы могли приобретать автомобили автовазовские. Как показатель – это низкие заработные платы в стране. Что мы требовали у правительства, Владимира Владимировича и Дмитрия Анатольевича, чтобы приняли меры, чтобы повысить покупателю способность населения страны, тогда деньги будут крутиться быстрее и покупаться товары и услуги, которые предоставляются на рынке нашей стране хотя бы.

Макеева: Олег, а что вы думаете по поводу новых возможностей для отечественного автопроизводителя в том случае, если все-таки будет принято решение запрета импорт автомобилей из ЕС? И что вы думаете по поводу помощи и госгарантий? Сегодня эти меры были обещаны КамАЗу, и на акциях КамАЗа это благоприятно сказалось.

Мосеев: Я надеюсь, мы не будем водить запретительные меры для поставок автомобилей из Европы, хотя их доля ежегодно снижается, потому что все больше машин производится внутри страны. Не думаю, что это сильно поможет АвтоВАЗу.

Макеева: Почему?

Мосеев: Проблема на рынке, которая выразилась уже в двухзначной цифре в падении, она от экономики. И, прежде всего, в такие времена страдают как раз те клиенты, которые ориентируются на низкий и средний сегмент, потому что они гораздо больше подвержены потерям в кризисное время, гораздо больше экономят. Поэтому АвтоВАЗ в кризис падает больше, не только АвтоВАЗ, но АвтоВАЗ больше, чем аналогичные дешевые машины импортные, потом что клиенты больше страдают от кризиса.

Плюс надо понимать, что АвтоВАЗ сейчас находится на этапе, когда идет смена модельного ряда, еще достаточно много машин производится морально устаревших. Поэтому я бы так пессимистично на АвтоВАЗ бы не смотрел, новая команда должна справиться с этой проблемой.

Зыгарь: А что насчет госгарантий?

Мосеев: Госгарантии для производителей – честно говоря, не моя тема. А что касается программы поддержки именно розничных продаж, то в свете того, что сейчас финансовый рынок схлопывается, мы знаем, что в 2009 году основное падение как раз пришлось из-за того, что снизились продажи в кредит очень резко, то я думаю, что программа, которая действовала, о субсидировании кредитной ставки существенно поддержала бы отрасль.

Мы от лица РАД обращались в правительство с просьбой рассмотреть возобновление данной программы. Пока получили отказ.

Макеева: А когда вы обращались, если это не секрет, это до эмбарго было?

Мосеев: Мы обращались первый раз весной, а второй раз – месяц с небольшим назад.

Макеева: Может быть, сейчас как раз то время опять обратиться, коль пошли такие разговоры.

Мосеев: На самом деле, общение идет постоянно, это были официальные предложения с предложением конкретным по программе с выкладкой цифр. Дело в том, продажа автомобилей – это только верхняя часть айсберга, за которым стоит огромная отрасль. Продавая один автомобиль, государство зарабатывает по всей цепочке на налогах, начиная от производителей компонентов, заканчивая дилерами, которые тоже платят налоги. Надеемся, что государство услышит и поддержит отрасль.

Ну если не поддержит, то в принципе катастрофы я не вижу. В 2009 году рынок упал на 50%. По этому году, если в конце прошлого года я прогнозировал минус 15%, правда, тогда мне все говорили, что я неправ, все говорили, что вокруг нуля будет, то сейчас я думаю, что мы увидим по году падение 20-23%. Но тоже ничего страшного, кто-то станет более сильнее, кто-то уйдет с рынка. На самом деле, катастрофы великой нет. 

Фото: picsfab.com

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.