Член Общественной палаты обещает защитить Марию Баронову от органов опеки

29 июня 2012 Павел Лобков
1 163 0
Марии Бароновой готов помочь правозащитник из Общественной палаты. Борис Альтшуллер, руководитель фонда «Право ребенка», уверен, что органы опеки пришли к оппозиционной активистке, чтобы оказать на нее давление.
Сама Мария Баронова рассказала ДОЖДЮ, как под предлогом заботы о ребенке против нее настраивают соседей. С подробностями Елена Шмараева.

Шмараева: После того, как гражданской активистке Марии Бароновой предъявили обвинение в организации беспорядков на Болотной площади 6 мая, к ней домой пришли из органов опеки.

Как сама Баронова рассказала ДОЖДЮ, у трех представителей социальной службы не было при себе документов, но было много вопросов. Она впустила их в свою квартиру, показала детскую, где живет ее пятилетний сын Александр, и другие комнаты. Среди основных претензий к Бароновой было то, что она курит, а сын читает книжки на английском языке.

Баронова: Они начали смотреть книжки, достали одну, и тут они понимают, что книжка на каком-то непонятном языке. И начинается: «А что делает у вас эта книжка?» - «Ну как, он ходит в один детский садик, во второй детский садик». «А, понятно-понятно, а в какие?», – и начинают записывать. Говорю: «Простите, а вы кто? Вы так и не представились. Вы сказали, что просто поговорите, убедитесь, что все нормально и уйдете. Видите, вот детская комната, по-моему, вполне нормальные условия для ребенка». «А это что такое?». Говорю: «Это скрипка». Начинается: «Где он на скрипку ходит, зачем он на скрипку ходит. А, ну понятно, вы все врете». Начинаются просто претензии за претензией. 

Активистка сравнивает себя с Евгенией Чириковой: к защитнице Химкинского леса тоже зачастили из органов опеки, когда она активно занялась политикой.

Баронова: Мне очень обидна история Евгении Чириковой, они год просто откровенно травили ее. История была дичайшая, я ее наблюдала и думала: боже мой, если со мной когда-то такое случится, я не знаю, что. Когда эта история случилась в первый раз, я просто хотела взять лом и пойти за Евгению Чирикову кому-нибудь отомстить. Потом я успокоилась, но весь год я была в дичайшем состоянии – как так можно? Я никогда не могла представить, что ко мне когда-то, через достаточно непродолжительное время, будут применены те же самые методы. 

Настойчивые дамы из опеки сказали Бароновой, что на нее пожаловались соседи. Сама активистка считает, что единственная заявительница - это недавно появившаяся в доме женщина, которая может сотрудничать с оперативниками и жаловаться по их указанию.

Баронова: Входит дама, которая вселилась неделю назад в мой подъезд, и естественно, не видела ребенка, потому что ребенок был спрятан, начиная с момента обысков. Она просто занимается тем, что травит соседей и меня. Причем, соседей она начала травить даже их детьми, говорить: ах, вы не хотите рассказывать про эту мамочку жестокую, я видела, как она била ребенка несколько дней назад (ребенка не было в этот момент нигде, поэтому непонятно, как она могла это видеть), я тогда и на вас напишу, у вас ребенок тут плачет, я слышала. 

Правозащитники склонны верить Бароновой: «Давление на оппозицию с помощью органов опеки - распространенный прием», - говорит руководитель фонда «Право ребенка» Борис Альтшуллер.

Альтшуллер: Если никого не будет – ни нас, ни вас, СМИ, ни Общественной палаты, общественников и т.д., конечно, могут расправиться элементарно, в два счета, под любым предлогом, был бы заказ. Заказ, видимо, есть. В Самарской области, у такой женщины с ребеночком, которая разоблачала там всякую коррупцию, стали отбирать детей. Оказалось достаточно одного звонка в орган опеки, чтобы они все-таки оставили ее в покое, потому что они прекрасно понимают, что превышение их служебных обязанностей – это тоже ответственность, может быть, даже уголовная.

В интервью ДОЖДЮ Борис Альтшуллер, который является также членом Общественной палаты, заявил, что готов помочь Марии Бароновой, и выяснить у органов опеки, какие они имеют претензии к молодой матери. Альтшуллер говорит, что правоохранительные органы, как правило, склоняют органы опеки к такому сотрудничеству через региональные власти: в данном случае, московские или окружные. Но до лишения родительских прав обычно не доходит, как только такой случай предается огласке.

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера