Член-корреспондент академии космонавтики: «Протон-М» терпит неудачи, потому что ракеты сколачивают тяп-ляп, как табуретку

Здесь и сейчас
16 мая 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Протон-М» и самый мощный российский аппарат связи «Экспресс АМ4Р»  сгорели на высоте 160 километров в небе над Китаем. Согласно последним данным отказ двигателя третьей ступени ракеты носителя произошел на километр выше. 

Как объяснили представители федерального космического агентства: «Прошла ошибка по углу и крену». Ранее сообщалось, что отключение произошло из-за отказа одного из рулевых двигателей. Всего полет «Протона-М» длился 545 секунд. 

Глава «Роскосмоса» Олег Остапенко уверен, что ни один обломок ракеты носителя и спутника связи до Земли не долетел, поэтому китайцы могут не беспокоиться о возможно ущербе экологии региона. Стоимость потерянного  спутника  «Экспресс АМ4Р»  превышает 200 евро. Он должен был стать третьим космическим аппаратом этой  серии, запущенным в 2014 году.   Предполагалась, что он станет дублером космического аппарата «Экспресс АМ4», который был потерян в августе 2011 года при запуске с Байконура.  Этот аппарат был выведен на нерасчетную орбиту и не использовался по целевому назначению. 

Всего, по подсчетам специалистов  с 2010 года бюджет России потерял на неудачных запусках более 20 млрд рублей. Предыдущая крупная авария произошла 2 июля 2013 года, когда ракета носитель «Протон-М» с разгонным блоком ДМ 03 и тремя российскими навигационными космическими аппаратами «Глонасс-М» упала на первой минуте полета. 

Член-корреспондент Российской академии космонавтики имени Циолковского Юрий Караш рассказал «Дождю» о возможных причинах частых аварий с ракеты-носителем «Протон».

Дзядко: Чем можно объяснить эту очередную аварию?
Караш: Я считаю, что это, конечно, человеческий фактор. Нет никаких оснований обвинять ракета-носитель за то, что там присутствует какой-то конструктивный недостаток. Давайте не будем забывать, что носители этого типа эксплуатируются в Советском союзе, в России, начиная с 1965 года, то есть в следующем году ему исполнится уже 50 лет. Поэтому с конструктивной, с технической точки зрения это исключительно проверенная и доведенная до ума машина. И даже такого рода технику если собирать тяп-ляп, с таким же отношением к делу, с которым вы сколачиваете табуретку, то и эта техника может отказать, что периодически, к сожалению, с "Протонами" и случается. За неполные 3,5 года это уже пятая неудача ракета-носителя «Протон». 
Дзядко: Это означается, что специалисты их плохо собирают или что?
Караш: Да, я считаю, что недостаточный контроль за качеством сборки, что недостаточно профессиональная сборка, что, вероятно, недостаточно компетентны сборщики. Вот и все.
Дзядко: Знаете, всегда вслед за вопросом «Кто виноват?», следует вопрос «Что делать?». 
Караш: Сейчас есть такое модное словосочетание «системный кризис». Я считаю, что данные слова не потому, что это модно, а потому что данные слова применимы к космонавтике. Видите ли, специфика этой отрасли такова, что она может развиваться и давать качественные результаты в том случае, если она является одним из приоритетных дел в государстве, как это было в Советском союзе, как это сейчас в США, в Европе, Китае и в других странах мира. Ну а у нас высшая государственная власть относиться к космонавтике, как к чемодану без ручки – его и нести тяжело, и бросить жалко. 
Да, увеличивается бюджет Роскосмоса, но, с другой стороны, перед космонавтикой не ставится никаких амбициозных целей и задач, ради которых, с одной стороны, поднималась бы наука и техника, а с другой стороны, поднимался бы авторитет и престиж государства. Поэтому люди, которые работают в космической отрасли, у них нет отношения к своему делу как к делу государственной важности, отсюда и результаты. 
Дзядко: Как же нет амбициозных задач? Мы слышим то про планы полететь на Марс, то про планы полететь на Луну, то еще куда-то.
Караш: Если планы полететь на Марс – это амбициозная задача, а если планы повторить американскую программу «Аполлон», пусть даже под другим названием, так это называется «вперед в прошлое». Это задача не амбициозная, а очень арьергардная, которая, в общем-то, приведет к тому, что российская космонавтика станет окончательно посмешищем в глазах всего остального мира. Смотрите, что будут говорить люди…
Дзядко: А объясните, почему арьергардная.
Караш: Потому что в 60-е годы Советский союз вел на равных борьбу с США за победу в лунной гонке, лунную гонку, к сожалению, Советский союз проиграл. А что теперь получается, что Россия только за 60 лет после того, как 12 американцев ходили по Луне, сподобится отправить своего представителя на естественный спутник Земли. Сами посудите, что в этом серьезного.
Дзядко: Я просто пытаюсь понять логику, может быть, логика заключается в том, чтобы наверстать упущенное, и потому сперва проект «Аполлона», потом и Марс или что-то еще. 
Караш: А что Россия упустила, не полетев на Луну? Ведь все это время российская космонавтика не почивала в бозе. Летали орбитальные станции, отрабатывали системы, обеспечивающие длительное проживание и работу людей в космосе. То есть как раз все, что нужно для освоения дальнего космоса, за пределами лунной орбиты. А что даст повторение программы «Аполлон»? Да ничего. 
Дзядко: Какие, на ваш взгляд, сейчас должны быть шаги – раз, два, три?
Караш: Первое самое – это ввести госприемку и очень жесткий контроль за сборкой ракетно-космической техники, в частности на предприятии имени Хруничева. Шаг два, видимо, он должен идти рука об руку с шагом №1, это ввести очень серьезную ответственность за результаты работы для тех, кто занят изготовлением ракетно-космической техники. Тут должен быть жесткий метод кнута и пряника. А третий – ну хватит, в конце концов, относиться к космонавтике, как к какому-то хвосту. В конце концов, это должен быть не хвост, это должен быть локомотив, локомотив развития науки и техники, локомотив или рычаг поднятия престижа государства. Как только в государстве изменится отношение к космической отрасли в этом направлении, то люди, которые в этом будут работать, станут испытывать совершенно другое – чувство ответственности за конечные результаты своей работы. Соответственно, и "Протоны" падать перестанут.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.