Чилингаров: сам усыновлю, и все сенаторы теперь обязаны усыновить по ребенку

Здесь и сейчас
26 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Совет федерации ушел на каникулы в хорошем настроении. Без обсуждений, разногласий и споров сенаторы приняли закон подлецов или анти-Магнитский акт или закон Димы Яковлева – кому как угодно. Из 166 членов Совета «за» проголосовали 143.

Остальные либо просто проигнорировали заседание, либо сказались больными.

Принимали закон с песнями и танцами – в фойе Совета федерации распевался оркестр – едва сенаторы проголосовали как начался корпоратив. Так что журналисты, которых в зал не пустили, а оставили в фойе – все время только и делали, что пытались услышать, что же говорит главный докладчик сенатор Андрей Клишас – но это было практически невозможно.

В какой-то момент в совете федерации начались танцы, оркестр гремел все громче и громче. В момент принятия документа о запрете на усыновление пели песню «И хорошее настроение не покинет больше вас». Сенаторы кивали на то, какие плохие нравы в США и что одобрение запрета – это адекватный ответ на акт Магнитского.

Светлана Журова, сенатор от Кировской области: Американцы обсуждали свой Магнитский? Они обсуждали широко с общественностью и сильно кого- то спрашивали? Думаю, что нет. Тут вопрос каких-то политических действий. Наш ответ был на закон Магнитского. Но всех беспокоит только эта поправка. Я признаю то, что перед тем, как надо было ее вносить, нужно было объяснить людям. Я абсолютно согласна, что надо было объяснить, какие меры планируются, что будет сделано за это время. Тогда, может, не было тех эмоций, которые все выражают. Еще две недели назад появление поправки вызывало у меня сомнения. Когда  у меня набралось уже столько информации, что сомнений у меня меньше. Я понимаю, что в моих силах изменить эту ситуацию, если я могу ее изменить. Я хочу временно приостановить усыновление для американцев.  

Мы очень ждали Светлану Журову у нас в студии, приглашали ее несколько раз, начиная с прошлой недели. Обещал приехать и другой сенатор – Евгений Тарло – но за 10 минут до эфира сообщил, что не сможет. Тем не менее, одобренный Журовой, Тарло и еще 164-мя сенаторами документ теперь отправляется на подпись к президенту. Говорят, Путин подпишет закон в пятницу вечером, чтобы успеть опубликовать его в последний рабочий день года – в субботу 29 декабря – в Российской газете. И с 1 января он вступит в силу.

Самая трудная ситуация сложилась теперь у сорока девяти сирот, по которым уже есть решения на усыновление американцами. Если с 1-го января запрет на усыновление начнет действовать, то уехать в новые семьи они не смогут.

Согласился поговорить с нами по телефону член совета федерации Артур Чилингаров.

Чилингаров: Добрый вечер, вы погоду испортили – дождь.

Лобков: Как вы сегодня голосовали? Могли бы вы объяснить свои мотивы?

Чилингаров: Есть традиция полярных исследований, чтобы мы занимались детьми, тех, тко нуждается в нашей помощи. Нансен, комиссар ООН по беженцам, помогал голодающим. У нас есть программа, которая была задумана вместе с Сенкевичем «Дети Арктики». Уже 15 лет мы, не афишируя, активно занимаемся помощью детям. И теми, кто остался без помощи родителей - на севере много детей. Кроме того я возглавляю попечительский совет Московского центра помощи детям. Я знаю эту тему не понаслышке. Я занимаюсь ею, очень трудными детьми, которые остались без родителей давно. Особенно активно занимаюсь сегодня. Я считаю, что поздновато, раньше надо было власти думать о том, что одной из программ, которая должна быть, - программа помощи детям, оставшимся без родителей. Но я не связываю это с законом Магнитского. Я «за», потому что я знаю, как помогать детям, как просить кого-то, чтобы они могли помочь детям найти решение. Сейчас елки мы делаем, но я это не афиширую никогда.

Арно: Артур Николаевич, елки елками, но конкретно 49 детей, которые, к сожалению, нездоровы. У них тяжелые заболевания. У них уже согласовано усыновление с американцами. Американцы готовы лечить их всю жизнь, поставить их на ноги. Сейчас они останутся здесь, мы понимаем, какой уровень медицинского обслуживания в РФ. Если вы или члены вашей семьи, не дай Бог, заболеют, вы не будете лечиться в России. Дети будут обязаны лечиться в России.

Чилингаров: У меня другие мотивы. Я знаю, что такое больные дети без родителей. Знаю их. Вы поезжайте в Московский центр помощи детям, посмотрите, какие там дети. Там без слез нельзя на них смотреть. Я занимаюсь этим делом. Кроме того, у меня в попечительском совете Дмитрий Маликов со мной. Я уверен, что власть, наконец, займется детьми, которые остались без родителей, в том числе больными и инвалидами.

Лобков: Если есть конкретные американцы, которые готовы помочь снять некое бремя с российских властей и забрать этих детей, зачем им это запрещать?

Чилингаров: Я думаю, что российская власть этих детей после такого решения в состоянии сама вылечить. Мы готовы в эту клинику взять этих детей. Откуда-то вы взяли информацию, сколько детей есть, все дети, которые есть, мы готовы взять в центр помощи детям и оказать им самую квалифицированную медпомощь.

Лобков: Это вы сказали.

Чилингаров: Если я так говорю, значит, так и есть. Я никогда не говорю, что кроме полярных дел занимаюсь детьми. Вы об этом не знали. Это Юры Сенкевича идея была, и мы этим делом активно занимаемся. И я счастлив, что государство, наконец-то, обратит на это внимание.

Лобков: Вы знаете, Артур Николаевич, какую историческую ситуацию мне это напомнило? В 1920-е годы в Советском Союзе был жуткий голод, и помогала американская армия спасения, просив советское правительство помочь голодающим. Их в 1923-м Ленин отсюда выгнал. Вам не кажется, что вы повторили подвиг Ленина, выгнав тех, кто хотел помогать по доброй воле из-за идеологических соображений?

Чилингаров: Я сам дите блокадного Ленинграда, я знаю, что такое голод. Помогать детям всегда было чертой русского характера. Сегодня государство ушло от этого и выборочно помогает клиникам. Мы всех этих детей возьмем в центр помощи детям, который находится в Солнцево. Возьмем и будем лечить. Там самое современное оборудование.

Арно: Среди этих детей есть те, кто больны буллезным эпидермолизом – заболевание, которое в России вообще не лечится. У нас нет никаких технологий. Их можно лечить только на западе, в Америке. Здесь не могут помочь им.

Чилингаров: Вы должны по-другому смотреть. У России есть ресурсы, внимание и построить эти детские дома. В Тульской области две недели назад мы получили 30 квартир для выпускников детских домов. Понемногу делается это дело, а если государство серьезно возьмется, думаю, в состоянии Россия всех детей, которые есть, лечить. К нам в центр приезжают американские ученые. Они присутствуют на операциях, сами делают их – такая практика есть. Пусть будет обмен без усыновления. Если они хотят помочь, мы откроем дорогу для врачей, которые хотя  помочь нашим детям. Зачем усыновлять?

Арно: Потому что у каждого должны быть родители.

Чилингаров: Конечно. Я думаю, что от меня другого ничего не дождетесь. Я никогда не говорю активно, что мы занимаемся детьми. Это позыв моего сердца. Если надо, я сам усыновлю, я об этом тоже думал. Я думаю, что все, кто голосовал, должны по одному ребенку усыновить. Спасибо!

Лобков: Спасибо, Артур Николаевич. Насколько я понимаю, в нашем эфире вы дали обещание взять на личный контроль абсолютно всех детей-инвалидов, которые должны были поехать в американские семьи, но теперь останутся в России.

Чилингаров: Мы их возьмем в Московский центр. Мы найдем место. Это современнейший центр.

Лобков: Мы передадим ваше обещание сотрудникам добровольческих организаций, занимающихся помощью детям-инвалидам, которые могли бы быть усыновлены американцами.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.