«Черный блок»: кто устроил прорывы на «Русском марше» и почему ловили корреспондента ДОЖДЯ

Здесь и сейчас
4 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Корреспондент ДОЖДЯ Илья Васюнин стал свидетелем «Русского марша» в московском районе Люблино и рассказал Лике Кремер о своих впечатлениях и о двух прорывах оцепления по ходу шествия.

Кремер: Есть ли у тебя ощущение, что на марше было гораздо меньше народу, чем в прошлом году?

Васюнин: Мне показалось, что народа меньше. Если говорить про политическую составляющую, то на фоне Бирюлево, мне кажется, «Русский марш» померк. Пожалуй, события в Бирюлево были настоящим политическим действием, где не просто были привычные лозунги этнического содержания, хотя они там тоже были, но это были лозунги, сопряженные с настоящим социальным протестом. А там националистов почти не оказалось, приезжали некие группы, которые самоорганизовывались, чтобы побывать в Бирюлево. Я не знаю, может, кто-то надеялся на погром, кто-то хотел оказать поддержку местным жителям. Так или иначе, там был настоящий протест, настоящая проблема, но из националистов там был только Александр Белов, и то в самом начале. Он был на этом сходе, попытался что-то сказать, люди не были настроены слушать, потом все развивалось стихийным образом. Правда, сейчас говорят о провокациях, это, конечно, оправдание, попытка найти какие-то темные силы, которые, как всегда, всем заправляют.

И вот в какой-то момент очень чутко я почувствовал ощущение растерянности, когда первые задержанные были, их попытались освободить, но потом полиция их увезла. Там было противостояние с ОМОНом, когда автобусы пытались задерживать и потом они все-таки уехали. В какой-то момент перед тем, как пойти на овощную базу эту пресловутую, люди замерли в растерянности, нерешительности, потому что никто не мог взять на себя эту роль, сформулировать эти требования, предъявить их власти, может быть, полиции, о чем-то начать переговоры и так далее. На эту роль, конечно, всю жизнь претендовали националисты – Кондопога, Пугачев.

Кремер: Если говорить о сегодняшнем марше, никакого развития с бирюлевских событий, чего очень многие ожидали, не случилось.

Васюнин: В том-то и дело. Сегодняшнее шествие, с моей точки зрения, показало, что русский бунт, или какой угодно бунт, идет отдельно, а националисты маршируют отдельно. Как написал Павел Пряников, известный публицист и главный редактор издания «Русской планеты», в своем Twitter, «Русский марш» - это такое безопасное мероприятие для властей, опасность - терроризм со стороны крайних националистов, наци-террористов или Бирюлево, такое спонтанное, околопогромное мероприятие. А «Русский марш» - это от сих до сих промаршировали, и все на этом заканчивается.

Кремер: На сегодняшней акции маршировали не совсем от сих до сих, был какой-то инцидент, который до сих пор не до конца ясен. В какой-то момент около ста человек, я так понимаю, из последней колонны…

Васюнин: Да, был так называемый «черный блок».

Кремер: Что это такое?

Васюнин: Это традиционное название анархистов на Западе, которые одевают на такие мероприятия маски, что у нас считается признаком участия в банде, черную одежду, чтобы никого не отличить, не засечь и не посадить в тюрьму.

Кремер: Был ли этот прорыв спровоцирован полицией?

Васюнин: На этих кадрах я не вижу, что происходит, а на следующих видно, что это не прорыв. Справа мы видим автобусы сотрудников ОМОНа, там сотрудники ОМОНа остановили колонну и начали всех задерживать. Якобы там выкрикивали радикальные лозунги, что-то в пользу Гитлера. На самом деле, я думаю, что там шла достаточно радикального вида молодежь. Это я пытался снимать перед тем, как задержали, в частности, и меня. Там была группа молодежи, которая называет себя «Вотан югенд», достаточно радикально настроенные молодые люди. Я думаю, их просто решили переписать, лозунги достаточно радикально звучали во всех колоннах. Этих решили брать, потому что претендуют как-то на то, чтобы брать если не движением, то анонимной, но в то же время организованной группой.

Кремер: Ты хочешь сказать, что изначально задержания были запланированы полицией сегодня?

Васюнин: Могло вполне такое быть, что этих людей решили просто проверить, просто переписать. Кто-то был в маске – это достаточное основание для задержания, потому что маска с самого начала была поводом для организаторов, чтобы передать в руки полиции, чтобы полиция вмешалась. Здесь мог быть кто-то в маске, и это могло послужить формальным поводом, а могло стать настоящим задержанием для задержания. Но, скорее всего, как только полиция увидела, что там достаточно много людей с замотанными лицами, они решили вмешаться и поставить на учет людей, которые идут в первых рядах. По крайней мере, около 30 человек им задержать удалось, я думаю, что их сейчас перепишут.

Кремер: Все 30 человек, задержанные сегодня – это люди из этой колонны?

Васюнин: По крайней мере, на моих глазах около 30 было задержано.

Кремер: Потому что ГУВД сегодня объявило, что всего на марше задержано 30 человек. То есть это они и есть?

Васюнин: Поскольку кроме этого я задержаний не видел, то я думаю, что там какие-то еще единичные были. Не считая еще людей, по крайней мере, мне еще говорили, что на подъезде к Москве задерживали автобусы под разными предлогами, мне называли предлог бомбы.  

Кремер: Дмитрий Демушкин сегодня заявил в эфире нашего телеканала, что митинг был отменен исключительно из-за погоды. Что ты думаешь, были ли какие-то еще основания для отмены сегодняшнего митинга, который должен был произойти по окончании шествия?

Васюнин: Нет, я думаю, что это вполне настоящее основание, потому что к 12-ти уже достаточное количество людей собралось, к часу начали выстраиваться, пошли только в два часа. Фактически два часа люди провели просто на открытом воздухе, еще час шли, потом пошел дождь. Для многих людей митинг – это не главное, главное – пройти по улицам, скандировать лозунги. Я знаю по предыдущим маршам, что потом все после шествия проходят то место, где должен быть митинг, и идут в сторону метро «Марьино». А сегодня еще шел дождь, поэтому очень мало людей оставалось, я думаю, что 1/5 от силы.

Кремер: А обсуждалась ли как-то тема Алексея Навального, и что он принял решение не приходить на сегодняшний «Русский марш»?

Васюнин: Нет. Я не слышал фамилии Навального вообще, задавали журналисты Демушкину этот вопрос, но среди собравшихся эта фамилия не звучала. Это как раз могло быть главной причиной того, что он не пришел на сегодняшний марш, потому что, что он маршу, что марш ему. То есть Навальный там не является определяющей фигурой, и вряд ли он может на что-то повлиять. Он будет одним из многочисленных людей, то есть ему с политической точки зрения выгоды не очень много, а издержек он понесет гораздо больше. Потому что очень неоднородные люди идут в колоннах. Буквально одна колонна – за европейский национализм, дальше – язычники в костюмах медведей, дальше – ребята с лозунгом «Сегодня мечеть – завтра джихад».

Кремер: Это, судя по всему, колонна сторонников Навального.

Васюнин: Да, это нацдемы.

Кремер: А что за колонна с джихадом?

Васюнин: Не знаю, это могла быть просто инициатива молодых людей.

Кремер: Там были просто самые молодые люди из всех, из того, что мы наблюдали.

Васюнин: Абсолютно точно. Это 16-летняя, 18-летняя молодежь, которая и в Бирюлево собиралась, правда, на следующий день. Она абсолютно не организованна, никем не контролируема и может выкинуть все, что угодно. Навальный абсолютно честно написал, что это произойдет на его фоне, причем необязательно это должно быть кем-то инспирировано, просто это произойдет, потому что это происходит всегда, и непонятно, как это украсит его ситуацию.

Кремер: Не было ли обиды со стороны националистов?

Васюнин: Я не думаю. Мне кажется, что очень преувеличена связь с Навальным, это как появилась информация во время предвыборной кампании, что Навальный болеет за «Спартак».

Кремер: Но потом он это произнес.

Васюнин: Потом это он произнес, но вчера «Спартак» играл с «Локомотивом» без зрителей, а Навальный в это время осуждал сериалы в Twitter.

Кремер: Предал и «Спартак», и националистов, какой ужас!

Васюнин: Я просто думаю, что не стоит преувеличивать некоторые вещи. Они, конечно, очень обсуждаемы, потому что это Навальный и «Спартак», Навальный и национализм, но я не думаю, что надо придавать слишком много значения.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.