«Черногорские коллеги кричали: бросить в тюрьму этого мерзавца»

Спортивный обозреватель Лысенко об инциденте на матче Черногория-Россия
28 марта 2015 Ксения Батанова
41 577 0

«Состояние вратаря российской сборной Игоря Акинфеева нормальное, ему предписан щадящий режим», — сообщает пресс служба ЦСКА, клуба, за который выступает голкипер. Вопрос о том, когда вратарь сборной сможет вернуться к тренировкам, будет решаться завтра после очередного медицинского осмотра. 

Уже пятого апреля идущий на втором месте в чемпионате страны ЦСКА должен сыграть принципиальный матч с лидером — петербургским «Зенитом» и пока что неясно, примет ли участие в матче Акинфеев.

«Российская сторона подала официальный протест в УЕФА из-за того, что матч отборочного турнира Чемпионата Европы с командой Черногорией не был остановлен»,  — заявил министр спорта Виталий Мутко. Черногорцам грозит техническое поражение со счетом 0:3. 

После того, как на первой минуте матча в голову российскому вратарю Игорю Акинфееву  попал горящий файер, матч прервался на полчаса, однако позже был вновь возобновлен. Решение об этом принимал непосредственно глава УЕФА Мишель Платини, однако во втором тайме болельщики сборной Черногории вновь начали забрасывать российских игроков различными предметами, после чего немецкий арбитр уже окончательно остановил матч и увел команды с поля.  Акинфеева, которого увезли с поля сразу в больницу, сейчас чувствует себя нормально, однако у вратаря медики зафиксировали ожог шеи, были сообщения о сотрясении мозга.

 О том что, происходило на стадионе, Ксения Батанова спросила у журналиста сайта Чемпионат.com Олега Лысенко.

Батанова: По вашему мнению, то, что произошло, это направленная акция именно против российской сборной? Либо это случайность, связанная с балканским темпераментом?

Лысенко: Вы знаете, я уже тут общался и с местными русскими людьми, и с черногорцами. И слово «провокация» звучит очень часто. Находятся люди, которые кивают в сторону США. Если честно, я например, не очень верю в эту версию насчет какого-то  американского следа.  Мне кажется, тут элементарно у кого-то могло снести крышу от напряжения. Потому что ажиотаж был дикий вокруг матча. И тренеры, и футболисты сборной Черногории, их только постоянно подогревали, дополнительно напоминая о том, что это важнейший матч, что это для них дело чести — победить сборную России, такую большую команду, и все такое прочее, поскольку в кои-то веки у черногорцев появилась возможность на крупный турнир. И, наверное, вот эти все эмоции, страсти, которые помешались, они, наверное, не могли не привести к чему-то подобному. Другое дело, что никто не мог представить, что это зайдет так далеко.

Батанова: А вот футболист сборной Черногории говорил, что русские якобы только и ждали такой выходки, чтобы прервать матч. Вообще насколько такая точка зрения, такое мнение распространено?

Лысенко: Вы знаете, я не общался вчера, на стадионе вчера были чудовищные проблемы со связью, весь матч не работал интернет, поэтому и у меня, и у всех моих коллег возникли огромные проблемы с написанием своих материалов. Поэтому мы с футболистами сборной Черногории и не общались. Зато я сегодня общался достаточно много с простыми людьми черногорскими, и их чувства, эмоции можно описать такими словами, как стыд, обида и злость на людей, зачинщиков этой всей бузы.  Но преобладают именно чувства стыда, люди подходят и извиняются: «Простите нас, простите вот за этих, так сказать, отморозков».

Таких настроений, что это выгодно России, и что ждали момента, я не слышал. Я скажу вам такой момент, что ко мне сегодня утром подошел директор гостиницы, в которой я жил, и начал извиняться. Потом, когда я у него спросил: «Когда мне отчитаться, когда выписываться?». Он мне сказал: «Оставайся здесь столько, сколько тебе нужно. Когда у тебя самолет, тогда и уедешь». Люди чувствуют свою вину реально.

Батанова: А после этого несостоявшегося матча что происходило в городе? Какая сейчас обстановка, нет ли каких-либо столкновений между болельщиками двух команд?

Лысенко: Вы знаете, вчера, наверное, столкновений не могло быть, поскольку российских болельщиков и, скажем так, их коллег из Сербии, которых, кстати, было очень много, их прибытие могло стать катализатором этого взрыва. Так вот, их около часа, не меньше, держали на трибунах, не выпускали, чтобы дать возможность разойтись по домам черногорцам. Вот поэтому никаких эксцессов, я думаю, что не было после игры.

А сегодня жизнь вновь вошла в свою колею.  Сегодня, мне кажется, то, что произошло вчера, оно кажется каким-то дурным сном, кошмаром. Потому что ни вчера утром, ни сегодня ничто об этом не напоминает. Сегодня ничего не напоминает, а вчера ничто не предвещало. Я имею в виду в первой половине дня.

Батанова: Как могут наказать теперь этого человека, которого арестовали сразу после того, как он кинул фаер? Как-то будет это расследоваться? Какие обычно действия происходят после таких инцидентов?

Лысенко: Вы знаете, очень редко такие моменты доводятся до уголовных дел. Но, учитывая всю тяжесть, скажем так, именно этого проступка, вчера еще, прямо во время матча, когда это произошло, когда в Акинфеева попал фаер, мои черногорские коллеги, которые сидели со мной, они повскакивали, они кричали буквально: «Найти, арестовать и бросить в тюрьму этого мерзавца!». Настрой такой, что эти провокаторы, эти зачинщики, что должна быть некое показательное даже наказание. Потому что все черногорцы, болельщики простые, они себя чувствуют просто обманутыми и оскорбленными. Они ждали эту игру, и в итоге кучка каких-то этих молодчиков просто сорвала им игру и испортила весь праздник.

Купить подписку
Комментировать (0)
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера