Чехия простилась с Гавелом. Путин и Медведев так и не отправили соболезнования

В Праге похоронили Вацлава Гавела. Бывший президент в 1989 году стал одним из лидеров бархатной революции. Драматург и эстет, внезапно превратившийся в политика и революционера и ставший символом новой Чехии.

Сегодня по всей стране ровно в полдень прошла минута молчания, в храмах зазвонили колокола. И началась церемония прощания. Отпевали Вацлава Гавела в соборе Святого Вита в Париже. Проститься с ним приехали президент Франции Николя Саркози, британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, экс-президенты Польши и США Лех Валенса и Билл Клинтон, нынешний американский госсекретарь Хиллари Клинтон, а также бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт. От России присутствовал уполномоченный по правам человека Владимир Лукин. Официальных соболезнований ни президент Дмитрий Медведев, ни премьер Владимир Путин так и не прислали.

Как страна простилась со своим президентом, обсудили с журналистом Антоном Ширяевым. Прямое включение из Праги.

Макеева: Скажите, как прошел сегодня день в Чехии?

Ширяев: В Чехии было объявлено три дня траура. Началось все в среду, когда тело экс-президента Вацлава Гавела было перевезено на Град. С ним пришли проститься десятки тысяч людей. Это было выставлено в старом королевском зале Пражского Града. И сегодня в костеле Святого Вита - это главный католический костел страны - произошло отпевание, где как вы говорили, присутствовали представители почти 50 стран.

Макеева: Отсутствие президента, скажем так, российского и присутствие только уполномоченного по правам человека - это как-то обсуждалось, как-то Чехию вообще взволновало вот это отсутствие официальной реакции тандема, скажем?

Ширяев: Да. Это не было слышно на высоком уровне, то есть это не обсуждалось ни в Сенате, ни на уровне президента, но среди людей, среди представителей прессы, в интернете это довольно горячо обсуждалось. Говорили о том, что стоит, может быть, заморозить некоторые экономические отношения с Россией по этому поводу. Но это, опять-таки, не на высоком уровне это все было, большей частью в интернете. С другой стороны, говорили о том, что присутствие Лукина, как представителя по правам человека в России, было бы Гавелу намного приятней, чем приезд кого-нибудь из тандема.

Казнин: Антон, а как живет последние дни Прага? И как она жила сегодня?

Ширяев: Во-первых, с одной стороны, нельзя не признать, что Рождество на носу и люди как-то живут подготовкой к Рождеству. С другой стороны, Рождество немножко омрачено: на каждой площади, каждое место, которое каким-то образом связано с Вацлавом Гавелом исторически или центр города на Масловской площади около коня Вацлава, на Староместской площади, на Граде, около памятника Масарику - везде стоят свечи, везде стоят портреты Гавела. Люди подходят, зажигают свечи, говорят какие-то теплые слова.

Очень много людей собралось в среду, именно когда проезжала похоронная процессия, когда Гавела привезли в Град. Его привезли на историческом лафете, на котором хоронили президента первой Чехословацкой республики Масарика в 37-м году, и это была очень почетная церемония: шел оркестр и не один, вот этот черный лафет, черные кони. Народу было столько, я никогда не видел столько народу на Гарачанской площади, площадь была забита под завязку. Когда провезли лафет с гробом президента, все начали аплодировать, звенеть ключами - это такой акт воспоминания «бархатной революции». То есть, это такое тихое сопротивление чехов было, когда они собирались в демонстрации и звенели ключами. И вот так они вспоминали президентские годы Вацлава Гавела.

Макеева: Антон, Михаил Сергеевич Горбачев жив-здоров, завтра придет на митинг на проспект Сахарова, но, тем не менее, известно, что его любят на Западе больше чем в своей стране, хотя, то, что сделал Гавел для своей страны, очень сравнимо с тем, что сделал Горбачев для своей - люди одной эпохи, определенно. Но уж больно тяжелые потом выпали времена на долю россиян. В общем, это объяснимо, в какой-то степени это можно объяснить. Как так вышло, что чехи так любят Гавела? Ведь чехам, я думаю, тоже непросто пришлось чисто экономически после «бархатной революции». Есть какое-то очень очевидное объяснение, которое можно в двух словах изложить?

Ширяев: В двух словах можно словами Гавела это все переложить - это любовь и правда. То есть человек, который жил этими понятиями и никогда и нигде он не изменял ни себе, ни народу, не обманывая, не делая каких-то хитрых политических ходов, никому никогда он не сделал плохо. То есть, это могли быть какие-то неудачные политические шаги, но это было искренние и честные.

Макеева: У меня есть еще один опрос по поводу реакции в блогах. Вот вы говорили о том, как чехи реагировали в блогах на отсутствие официальной реакции Москвы. В свою очередь, в российских блогах тоже обсуждалась эта тема. И мне встречались такие записи очень гневные, что Гавел, мол, был таким антироссийским всегда. Он же никогда не был антироссийским, не правда ли?

Ширяев: Абсолютно. Это неправда. Он никогда не был антироссийски настроен, наоборот, у него были очень теплые отношения. Гавел был человек творческий, он очень любил Россию, по-своему, и у него были хорошие отношения со многими представителями российской, может быть, не власти, но, по крайней мере, духовной элиты, можно сказать так.

Макеева: Другое дело отношение к руководству страны последних лет?

Ширяев: Это правда. Он довольно жестко критиковал постоянно, особенно в последнее время, российскую позицию по отношению к Грузии - кстати, вы забыли упомянуть, среди представителей президентов был президент Грузии Саакашвили, - по отношению к другим республикам, внутри страны, жесткий режим. Он постоянно критиковал, за что, понятное дело, он не был любим властями.
Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера