Бывший топ-менеджер «Транснефти» купил фальшивых картин на несколько миллионов евро

Здесь и сейчас
18 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня в Москве открылась выставка «Шедевры подделки». Это первая подобная выставка в России, и на ее открытии побывала культурный обозреватель ДОЖДЯ Анна Монгайт.

Сегодня в Москве открылась выставка «Шедевры подделки». Коллекционер, основатель «Дома иконы», бывший топ-менеджер «Транснефти» Игорь Возяков представляет произведения крупнейших русских художников середины XIX-начала ХХ века, оказавшиеся фальшивками.

На открытии выставки, а это первая подобная выставка в России, побывала культурный обозреватель ДОЖДЯ Анна Монгайт.


Анна Монгайт: На самом деле, выставка абсолютно сенсационная. Моде показывать фальшивки и подделки поспособствовал Британский музей, который в 1989 году показал огромную экспозицию из подделок - фальшаков, которые оказались в частных и государственных музейных коллекциях. Игорь Возяков - типичный пример коллекционера, который начал собирать в середине 1990-х, заработав свои первые большие деньги в «Транснефти». Он, естественно, начал покупать художников из учебника «Родная речь»: Айвазовского, Шишкина - русское искусство конца XIX - начала XX века. У него была очень большая коллекция из 120 работ. В то время покупали все - была такая мода. Был у него и консультант - некий диллер, которому он доверял.

Сейчас он, уже много лет собирая иконы Старых зарубежных мастеров, решил достать свои шедевры, которые очень сильно должны были вырасти в цене. Надо понимать, что примерно каждый год рынок на такие вещи прибавляет 15%. Эти вещи покупались в том числе и как инвестиции - рынок искусства пережил настоящим бум за это время. Перед тем, как показать, что за шедевры он когда-то купил, он решил провести повторную атрибуцию - так принято. В общем, на атрибуцию было отправлено 15 оставшихся к тому моменту работ. Это были идеальные, крупноформатные вещи.

Сначала пришел отказ на одну, затем на другую. Из 15 работ, 9 оказались подделками. Но это были первостатейные, образцовые подделки. Например, картина «Чесменский бой» Айвазовского. У картины прекрасный провенанс: якобы великий князь, который был на открытии, по-моему, чуть ли не Пажеского корпуса, где висит эта вещь, увидев картину, сказал Айвазовскому: «Прекрасная штука! Нельзя ли мне точно такую же, немножко в другом ракурсе?». Фантастический провенанс для картины. Отправили на атрибуцию - фальшак, но сделанный еще при жизни самого Айвазовского. То есть это минимум 2 миллиона «до свидания».

Вот, например, «Вид Москвы» Коровина. Провели химическую и техническую: выяснилось, что это 50-е годы XX века, сделана по связующим материалам. До свидания, Коровин и еще полтора миллиона долларов. То есть чувствуете разницу? Что такое работа, например, художника конца XIX - начала XX века, который писал под Айвазовского? Это 5 000 долларов, вместо предполагаемых 2 миллионов. То есть это очень серьезная потеря. Почему люди, умеющие считать деньги и относившиеся крайне внимательно к таким вопросам, покупали фальшаки - расскажет заместитель директора «Дома иконы» Надежда Губина, которая сейчас, собственно, помогает Игорю Возякову пережить эту трагедию.

Надежда Губина: Он очень верил тому человеку, у которого покупал все эти работы. Тем более, что его дело было зарабатывать деньги, а дело экспертов - предоставить экспертизы на те вещи, которые продавались. Экспертизы были предоставлены - это были экспертизы Третьяковской галереи. Собственно, чему еще верить? Он с детства ходил в Третьяковскую галерею, считая ее фактически главным местом в Москве. Поэтому, когда он, будучи взрослым, увидел, что такие знаменитые люди, бланк правильный, печать, подписи - конечно, он вкладывал в это деньги.

Вот это является самым интересным на этой выставке. Рядом с каждой работой висит экспертиза, а то и две. То есть и первая экспертиза, полученная в середине 90-х, и та, которую он получил в 2012 году. Самое интересное, что на некоторых одни и те же фамилии экспертов. Вот, к примеру, на первой экспертизе два имени: «Гладкова и Чурак». Чурак заведует отделом «Передвижников» в Третьяковской галерее. Кто лучше нее разбирается в художниках-передвижниках? Далее: «Идеальная работа. Музей. Покупайте». Прошло уже почти 15 лет: «Гладкова и Чурак: Ужасно, фальшак».

Ольга Писпанен: Но можно, наверное, в суд подать?

Монгайт: Это самый любопытный момент, связанный с фальшаками и подлинниками в России: никакой ответственности эксперты не несут вообще. 15 лет назад техническая экспертиза была еще плохо развита. Получается, что нет никакой ответственности. Именно поэтому у Третьяковской галереи и других музеев государство отобрало право давать экспертизу частным коллекционерам. И сразу же, напротив Третьяковской галереи, появилась организация «Третьяков», в которой все те же сотрудники музеев работают как независимые эксперты.

Именно поэтому русской экспертизе не доверяют ни на мировых аукционах, ни в мире. А это сильно снижает статус, цены и доверие к русскому искусству. Интересен комментарий самого Игоря Возякова, решившего открыть выставку «Шедевры подделки».

Игорь Возяков: моральный ущерб можно замолчать. Финансовый - компенсируется. Чем больше фальшивок будет «убито», тем выше будут цены достоверных вещей. Ну здесь кто как попал. У меня было 15 вещей всего, 9 из которых - фальшивые. Ну, так получилось. Зато за оставшиеся мне не стыдно.

У коллекционера, нашедшего у себя в коллекции фальшак, есть несколько вариантов. Первый вариант - отправить их на Север: в Тюмень, Сургут - туда, где есть богатые люди, которые не разбираются в искусстве и рады любому «Айвазовскому». Им можно продать - они не будут перепроверять экспертизу. Второй вариант - со старой экспертизой отвезти работу на Запад на аукцион. А вдруг купят? Последний вариант - дать этой картине повисеть в доме какой-либо известной семьи, а потом добавить это в провенанс. То есть существует масса вариантов. Здорово, что Игорь Возяков решил пожертвовать своими миллионами, чтобы добиться некоторой честной ситуации на рынке искусства. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.